ИЛЬЯ ГЛАЗУНОВ СО СКАНДАЛОМ ДОБИЛСЯ ВЫСТАВКИ

№ 2014 / 26, 23.02.2015
В московском Манеже открылась масштабная выставка работ художников-реалистов – выпускников Российской академии живописи, ваяния и зодчества. Это та самая выставка, которая чуть не стала камнем преткновения в отношениях между московскими и федеральными чиновниками в области культуры.

Напомню, в апреле этого года на заседании оргкомитета по проведению Года культуры основатель и ректор Академии народный художник России Илья Глазунов пожаловался председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко на то, что якобы глава департамента культуры Москвы Сергей Капков отказал в проведении в Манеже выставки молодых художников-реалистов. Поскольку Академия (цитирую официальный пресс-релиз выставки), «где учились и преподавали А.Саврасов, А.Васнецов, М.Нестеров, И.Левитан, В.Серов, К.Коровин, С.Конёнков, А.Голубкина, Ф.Шехтель и другие великие русские художники», «ставит своей задачей возрождение русской школы высокого реализма, основываясь на традициях академического образования России и Европы», то препятствовать такой выставке было, конечно, равносильно покушению на святое.

Так что праведный гнев Валентины Ивановны тут же разлетелся по российским СМИ, с удовольствием смаковавшим этот скандал на высшем уровне:

«Я поговорю с Сергеем Семёновичем (Собяниным. – Евг.Б.и напишу ему письмо о возмутительном поведении министра культуры Москвы Сергея Капкова. Капков потерял чувство меры. Отказать молодым художникам в выставке – абсурд. Это не его вотчина. Мы потребуем устроить эту выставку…».

Капков сначала с ехидцей отреагировал на эту ситуацию, выложив у себя в фэйсбуке портрет Валентины Матвиенко кисти Ильи Глазунова. (Правда, тут же стёр, но разве такой жареный фактик утаишь, – шустрые люди успели сделать скриншот записи и она-таки стала достоянием гласности.) Однако на официальном уровне скандал замяли. Обсудив ситуацию с Матвиенко, Капков заверил, что городские власти готовы проработать вопрос о проведении выставки уже в текущем году, что и было сделано.  

Надо заметить, что на сайте департамента культуры Москвы опровергли обвинения в припятствовании выставке. Оказалось, что к моменту подачи Глазуновым заявки, план мероприятий в Манеже уже был расписан, и речь шла о заботах не департамента культуры, а администрации выставочного комплекса. Да и спекуляции художника на тему тяжкой доли отечественного реализма в данном случае, в представлении сотрудников департамента, абсурдны.

Дело в том, что персональная галерея Глазунова полностью финансируется за счёт городского бюджета. Помимо уже имеющихся в распоряжении глазуновцев площадей,  в этом году планируется открыть дом-музей Глазунова «Московская усадьба», где разместится коллекция живописи, икон и мебели, собранная художником. И в случае с обсуждаемой ныне выставкой по сути известный художник заботится не столько о молодых реалистах вообще, сколько именно о собственных подопечных – студентах и преподавателях глазуновской Академии живописи, ваяния и зодчества. Выпускникам других художественных училищ и академий о таких помещениях можно только мечтать. Более того, как пишет корреспондент «Известий», и на открытии нынешней выставки Глазунов опять же настоятельно просил помочь в решении проблем своей академии.

Здесь же на торжественном открытии произошло примирение всех государственных мужей с Глазуновым и между собой. Процитирую, опять же, репортёра «Известий»:

«Приветствуя гостей, Илья Глазунов поблагодарил «всеми уважаемого, а мною просто любимого за его блестящие книги против клеветы на наш народ» Владимира Мединского, а также «организатора выставки с широким диапазоном знаний и вкусов, которого мы бесконечно уважаем и любим» Сергея Капкова. Последний иронично отметил: «Уважаемый Илья Сергеевич, мне кажется, вы забыли ещё поблагодарить Валентину Ивановну Матвиенко за большую помощь в открытии и создании этой выставки». Но Глазунов не растерялся и заявил, что специально «умолчал, чтобы дать возможность нашему другу назвать её».

Картина прямо-таки умилительная. Если ещё учитывать, сколько портретов кисти мэтра, помимоВалентины Матвиенко, создано и может быть написано в будущем, надо думать, что всё у Глазунова и его учеников будет в порядке. Но вот вопросы русского традиционного, реалистического искусства этим вряд ли исчерпаны и решены.

То, как резко, с места в карьер, не разбираясь в деталях конкретного дела, отреагировала спикер Совета Федерации на мнимый, как выяснилось, демарш министра культуры Москвы, заставляет думать, что жалоба заслуженного «художника-реалиста» стала лишь спичкой или искрой, поднесённой к давно сохшему хворосту.

Вполне можно, наверное, говорить о накопившихся к этому моменту принципиальныхпротиворечиях относительно стиля и идеологии культурной политики федеральных и московских властей. На реформы Капкова и его команды, которые идут в разрез с заявленной государством поддержкой «традиционных ценностей», действительно уже поступали жалобы в Совет Федерации. В сети несложно найти информацию о скандалах в Театре на Таганке, в Театре им. Н.В. Гоголя (теперь уже «Гоголь-центре»), в ДК «ЗИЛ»… Суть претензий противников капковских реформ в области культуры хорошо выражена в резолюции Круглого стола, проведённого по этому поводу год назад в Московской городской Думе фракцией КПРФ:

«Анализ реформаторской деятельности Департамента свидетельствует прежде всего о подмене им работы по организации культурной деятельности финансово-хозяйственной работой, заботы о профессиональном росте творческих работников стремлением избавиться от «балласта», к которому относят прежде всего возрастных актёров. Департаменту оказался ненужным классический репертуар и классическая труппа, ему необходимы здания под очередные культурно-развлекательные центры, приносящие ежеминутную прибыль. В тоже время под лукавыми терминами «смена руководителя», «совершенствование стиля работы», «обновление репертуара» и другим происходит, по сути, уничтожение объектов культуры, знакомых и любимых москвичам. Действия должностных лиц, перелицовывающих культурные учреждения под западные стандарты, лишают их национальной, русской самобытности. Следует понимать, что в создание художественных коллективов за длительный период вкладывались интеллектуальные силы, материальные средства, в т.ч. в костюмы, декорации…».

Можно, конечно, свести всё это противостояние к партийно-классовому неприятию (коллективные протесты против  политики департамента культуры Москвы размещены в основном на ресурсах КПРФ) действий Капкова, карьерная генеалогия которого восходит к Немцову (участвие в избирательной кампании) и Абрамовичу (многолетнее сотрудничество на Чукотке). Однако, дело явно не только в этом. Яркая и по-своему эффективная работа Капкова по преобразованию культурной среды Москвы действительно имеет заметный перекос в сторону «креативного класса», условного авангардизма и западных бизнес-традиций. Да, парки стали удобнее (я сам в восторге от того, как преобразилась Крымская набережная у Центрального Дома Художников), посещаемость музеев увеличилась, в библиотеки внедряются современные информационные системы… Но в удобстве ли досуга и в креативной ли информационности как стиле жизни – основная задача культурной политики? Не путает ли чиновник культуру с цивилизацией, не теряет ли содержание в поиске новых форм? Действительно, зачем ради экспериментов К.Серебренникова рубить глубокую театральную традицию, рушить сложившийся коллектив?! Авангард должен прорываться к зрителю, слушателю, читателю на фоне традиций, а не наоборот. Если эту корневую основу, почву, этот фон и фундамент не поддерживать в первую очередь, то всё опустеет, разложится и рухнет.

Некоторые специалисты высоко оценивают Капкова и пророчат его на место Мединского в управлении всей российской культурой. Это, кстати, быть может, тоже раздражает федеральную власть. Раздражает её, наверное, и то, кто именно предпрочитает Капкова (о преимуществах Капкова над Мединским писал, например, в своём блоге оскандаливший галерист Марат Гельман). Сам Капков в недавнем интервью «РБК» заявил, что не хочет быть министром культуры, так как это связано больше с идеологией, а он, дескать, предпочитает практику. Но к каким последствиям приводит подслеповатая, не внимательная к содержанию и духу практика, мы отчасти уже увидели, и то ли ещё увидим…

В связи со сказанным, хотел бы вернуться к выставке, с которой мы и начали разговор. Несмотря на то, что реалистическая, академическая живопись современной России отнюдь не исчерпывается воспитанниками Глазунова, «Ступени мастерства» в Манеже всё-таки посетить стоит. Огромный зал в самом центре Москвы, внезапная тишина среди столичного шума, свободный вход… А главное – там действительно на некоторых картинах показаны «возможности русской школы высокого реализма». Когда, например, видишь на большом полотне в натуральную величину русского солдата времён 1812 года – в лесу, среди, как кажется, совсем сегодняшних берёзок, – словно живой, здесь и сейчас, с нами – от такого вторжения в современность реальности иных времён просто дух захватывает. Отмечу также для наших литературоцентричных читателей, что на выставке есть замечательные картины с изображениями русских писателей. Причём не только копии известных работ (а там представлены и имеющиеся в любом школьном учебнике портреты Льва Толстого, Салтыкова-Щедрина), но и заслуживающие самого пристального внимания авторские работы – вотЛермонтов на Кавказе, Пушкин в Петербурге, Борис Пастернак в лесу над обрывом, как бы на ветру, с развевающимися волосами, Анна Ахматова, Михаил Булгаков, Василий Белов… Всё-таки, пусть Глазунов и перетягивает иногда одеяло на себя, спасибо ему, что пробил эту выставку. И другим надо не стесняться – работать и пробивать.

Евгений БОГАЧКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *