СМЕХОПАД

№ 2006 / 19, 23.02.2015


Инспектор
Говорят, в ГИБДД новый инспектор появился. Строгий, уговорить его – пустое дело. Лицо, как мумия, смотрит – не мигает; молча штрафует – и гуляй.
Правда, пошли слухи, что он не настоящий, а из соломы, но сделан так, что стоит, как живой.
Сижу как-то вечером – сосед заходит. Лицо бледное, хочет сказать и не может. Твердит «ги-бе-бе-де-ге-де», а что за «ге-де» – не понять. Следом вошла его жена. Это, говорит, он про ГИБДД рассказывает. Инспектора монтировкой ударил. По голове.
Сосед мало-мало оклемался, рассказывать начал:
– Еду, – говорит, – по трассе, смотрю – инспектор. Всё равно, думаю, оштрафует – и тормознул. Отстегнул стольник – молчит. Добавил – опять молчит. Пришлось всё отдать. Обозлился, как топнул ногой – и попёр. На спидометре двести, сбросить бы надо – педаль заело. Ногу выбросил и стал тормозить. Метров через сто остановился. Сел на обочине, гляжу – ещё инспектор! И тут я понял: двойник! Манекен! Ну, думаю, сейчас я с тобой рассчитаюсь!
Подхожу – бац! – монтировкой по башке – он с «копыт». Только закурил, смотрю и глазам не верю: поднимается – и ко мне.
– Ваши документы!
А какие у меня документы. Вытащил партбилет и подал.
– Коммунист, что ли?
– Ага! Ленинец!
– А руки зачем распускать?!
– Так, у нас всегда так! Демократия!
– Ну, а машина почему неисправная?
– Так езжу ведь!
– Тогда счастливого пути!
Затолкал меня в машину, привязал руки к рулю, дал палкой по голове, включил скорость и утопил «газ» моей ногой.
Как я добрался до дома, не помню.
Жена говорит, что приехал на двух колёсах, рулил с заднего сиденья и что есть мочи кричал: ?Береги-и-ись! Задавлю-ю-ю!?.
С тех пор сосед за руль не садится. А я, когда встречаю инспектора, всегда смотрю: если глаза, как пуговицы, и солома торчит, бью монтировкой по голове и быстро уезжаю.

Косоглазие
Вчера аванс получил – сегодня уже нет.
– Где деньги-то? –. спрашиваю.
Жена с тёщей не признаются.
– Какие деньги?! Ничего не видели! А если с головой не в порядке, иди лечись!
Неужели, думаю, правда, не в порядке? После угара в бане память отшибло: кому должен, помню, а кто у меня брал, забыл. Такая злость нашла – как дал кулаком по столу.
– С сегодняшнего дня деньги делим на три части! Каждый получает свою долю – и шабаш!
Смотрю, жена загрустила, а тёща обрадовалась. Подсела ко мне.
– Я, – говорит, – зятёк, знаю одну целительницу, давай сходим. Хуже, чем есть, не будет. У одного с памятью было так же, а полечила – всех должников вспомнил, даже тех, кто не занимал. Сейчас по судам их таскает. Двое уже рассчитались.
К чему, думаю, она клонит? Уж не подлянку ли готовит? Сердце говорило: «Не ходи!» Нет, пошёл!
Пришли, а народу-у-у.
Через час подошла наша очередь. Я сразу, как на духу: так, мол, и так, провалы памяти – помогите! Целительница потрогала голову.
– У вас, – говорит, – мозжечок сдвинулся. Сделаю – будет, как у Аннушки!
А у нас по соседству живёт слабоумная и тоже Аннушка.
– Это у какой такой Аннушки?! – спрашиваю.
Она не ответила. Схватила за гриву, голову вниз заломила и как даст коленкой в лоб. В глазах потемнело, взмахнул руками и упал, как подстреленный.
Когда в голове прояснилось, начал себя ощупывать. Голову потрогал – лысая! Как закричу. Глаза открыл, а это – бабкина коленка. Кое-как успокоился. Заметил, что в глазах стало двоиться. Вышел во двор, глянул в лужу – мать честная! – зенки в разные стороны. Вернулся.
– Что же вы, ни с того ни с сего – сразу коленкой?! Косоглазие сделали!
– Ты, – говорит, – милок, не переживай. Косоглазие – это хорошо! Раньше сколько зашибал?
– Прямого – две.
– Теперь будет четыре! А жён сколько?
– Одна.
– Будет две!
– А тёща будет?
– Тоже две!
– Не-е-е. Ставьте мозжечок на место – и я пойду!
– Ладно, – говорит, – сам захотел.
Подошла сзади, голову заломила и как долбанёт коленкой в затылок. Искры из глаз, ткнулся в пол – и всё.
Скажу сразу: помогло. Всех должников вспомнил, а вот косоглазие осталось.
С тех пор у меня – две жены. Так и спим втроём: я – посерёдке, они – по краям.
Одно плохо: тёщи две. Но я приспособился: как увижу их, глаз закрываю – получается одна.
Время идёт, стал замечать, что деньги опять пропадают. Я – к жёнам.
– А куда это моя двойная зарплата уходит?
– Как – куда?! Было три человека – стало пять! Всех одеть, обуть надо, да и временами кушать хочется!
Я не понял.
– Какие ещё пять?
– Считай! Ты – один, две жены, две мамы, итого – пять.
Я посчитал – правда, пять.
Ладно, думаю, где три, там и пять – проживём.
Теперь семейный бюджет делим на пять частей. Каждому – своя доля – и всем хватает. А у меня даже остаётся.

Педагогическая коррекция
Меня отец порол, как сидорову козу – и ничего, человеком стал. А сейчас что? Молодняк на корню гибнет, и никому дела нет!
Был в министерстве.
– Что же вы меры-то не принимаете?
– А что, есть предложение?
– Есть! Метод Сидорова! Слыхали?
– Это не тот ли Сидоров, который козу истязал?!
– Да, тот самый! Только не истязал, а воспитывал! – И рассказал, как было.
Сотрудники выслушали меня и обещали подумать.
Где-то через неделю вызывают в школу.
– В чём дело? – спрашиваю. – Неужто четвёрку схватил?!
– Нет, учится отлично. А пригласили вас для ознакомления с педагогической методикой товарища Сидорова. Из министерства приказ пришёл, а с чего начать – сами не знают. Расскажите!
– А чего рассказывать? Дело простое. Главное – ремень. Подход индивидуальный. В лёгких случаях – один, два сеанса; в запущенных – три, четыре. Зоны коррекции – спина и ягодицы. Замах из-за спины с резким выдохом и переводом ремня в нужное место.
Рассказ произвёл сильное впечатление. Учитель истории так расчувствовался, что тут же снял ремень, отчего брюки свалились на пол, вызвав громкий смех педагогов.
На другой день школу было не узнать: рёв и крики слышались издалека. Учитель истории так старался, что потянул связки плечевого сустава и временно утратил трудоспособность. Конкурс на его место выиграл учитель труда, который быстро освоил тонкости нового предмета, и приступил к занятиям.
Результаты не заставили себя ждать: кривая успеваемости резко прыгнула вверх, курильщики перестали курить, а хулиганы – драться.
Родители были довольны и просили увеличить количество часов педагогической коррекции.
За исключительные достижения в деле воспитания и обучения подрастающего поколения преподавательский состав был отмечен благодарственным письмом губернатора округа, а школа получила статус образцово-показательной.
Но так продолжалось недолго. Нашлись люди, которые поставили под сомнение педагогическое наследие академика Сидорова, и запретили новую дисциплину.
В итоге успеваемость и дисциплина упали до исходного уровня, а учитель истории так расстроился, что ушёл в очередной запой.
Но чиновники на этом не успокоились и пошли дальше, открыв при министерстве общественную приёмную, в которую устремились толпы учащихся с жалобами на родителей и учителей. Одни требовали наказания за двойки, другие – за невозможность пить и курить.
В педагогическом стане начался переполох, зато в министерстве вздохнули свободно – права учащихся были защищены, а гражданин Сидоров был признан врагом народа и объявлен в розыск.
Выступая на одном из совещаний, министр образования подверг резкой критике учение великого педагога, а самого обещал поймать и выпороть, как сидорову козу.

Валентин Егорович Степанов родился в Алтайском крае. Окончил Томский мединститут. Автор книг «Смехотерапия», «Смехокарусель», «Смехокалейдоскоп» и других работ.>Валентин СТЕПАНОВ Ханты-Мансийский автономный округ – Югра, г. СОВЕТСКИЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *