ПРЕССА О КНИГАХ ”ЛР”

№ 2014 / 7, 23.02.2015
 

<…> Сильнейшее впечатление произвёл четырёхтомник Юрия Кузнецова [в конце 2013 года вышел уже 5-й том стихотворений и поэм Ю.Кузнецова. – Ред.] с поразительной биографической историей его жизни, над которой впервые смело поднял завесу Вячеслав Огрызко, показавший людей, которые стравливали его со мной, о чём я и не подозревал. Однако он им не поддался настолько, насколько они хотели. Мы всегда с ним обменивались книжками, несмотря ни на что. Когда его непосредственный начальник, поэт Валентин Сорокин, призывавший таких, как я, «доставать молниями даже в могилах», попросил Юру написать предисловие к его книге, то, оказывается, Юра мрачно ответил: «Такого поэта, как Сорокин, я не знаю»! Окружавшие этого талантливейшего поэта прилипалы, оказывается, изнывали от зависти к нему и мстительно обвиняли его, как, впрочем, и меня, в погоне за успехом, деньгами. 

 

Евгений ЕВТУШЕНКО,

«НГ Ex libris», 2013, 18 июля

 


 

Книга об одном из крупнейших и до конца не разгаданных поэтов Юрии Кузнецове наверняка сможет пролить свет на многие белые пятна его судьбы и творчества. Особенно интересно увидеть его на стыке разнообразных, порой диаметрально противоположных мнений поэтов и критиков разных поколений, среди которых Кирилл Анкудинов, Сергей Наровчатов, Вячеслав Огрызко, Игорь Шайтанов, Юлия Друнина, Валентин Распутин и многие другие. «Кузнецов остро переживает исторические трагедии России. Их мрачную тяжесть постоянно несёт он на своих плечах. И стихи его часто проникнуты мрачным колоритом», – пишет Давид Самойлов. Однако самым смелым заключением мы обязаны Евгению Рейну: «…та часть истории, о которой некогда было сказано, что Москва – Третий Рим, кончается великим явлением Кузнецова».

 

(«НГ Ex libris», 2013, 10 октября)

 

Юрий Кузнецов покинул этот мир 10 лет назад. Его при жизни считали поэтом выдающимся, но долго не знали, на какую «полку» поставить. Мифотворец? Апологет славянского фольклора? Философ? Лирик? Его неповторимая поэтика одним представлялась усложнённой, другим, напротив, чрезвычайно простой. Книга, составленная В.Огрызко, – первая попытка связать воедино личность и поэзию Юрия Поликарповича. К. Анкудинов относит Кузнецова к «поэтам без биографии».

Сам составитель считает, что Кузнецов остался в литературе «не строчкой и даже не одним стихотворением, а бурным водопадом, который в корне изменил русло современной русской поэзии». Поэзия и была его судьбой.

Прекрасный (увы, покойный) поэт Михаил Анищенко, священник и поэт Владимир Нежданов, видный германист Юрий Архипов, Владислав Артёмов, Владимир Ерёменко, Сергей Соколкин – это далеко не все, кому нашлось что сказать о друге, а для кого-то – учителе и наставнике.

Книга рассеивает многие мифы о жизни поэта-мифотворца. Юрий Кузнецов предстаёт скромным, застенчивым, очень одиноким, несмотря на обилие поклонников, человеком, озабоченным тайнами бытия куда больше, чем хлебом насущным, хотя мог обрезать докучливого приставалу коротким: «Я ем!»

Но с теми, кому доверял, Кузнецов постоянно пытался решать «последние вопросы»: «Куда всё это девается?» Он мог эпатировать, как случилось с на все лады повторяемой строчкой: «Я пил из черепа отца». Мог ниспровергать поэтов любой степени известности – во многом несправедливо, но безумно остро и интересно. При всём при том, и провоцируя, и даже пугая тех, кто привык к поэтической гладкописи, Кузнецов всегда оставался предельно честным и искренним.

 

Уж я один останусь скоро,

И мой огарочек во тьме

Учтёт небесная контора,

Один запишет, два в уме.

 

 

Но я всегда жил нелюдимым

И перед Господом во тьме

Я написал себя единым,

А остальных держал в уме.

(«Литературная газета», 2013, № 45, 13–19 ноября)

 

—————————————————

Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников/ Сост. Вячеслав Огрызко. – М.: Литературная Россия, 2013. – 512 с. ISBN 978-5-7809-0177-8 

 


  

ИЗДАНИЕ ГОДА

 

…Известный историк современной  литературы Вячеслав Огрызко свой выбор сделал много лет назад, причём выбор, вызывающий самые добрые, сердечные чувства. Он стал писать о литературном творчестве малочисленных народов России. Часть его трудов представлена в настоящем двухтомном биобиблиографическом справочнике. Исследователь развернул перед читателями удивительную по своему многообразию, невероятную по образности и мировосприятию, переполненную драмами и трагедиями панораму жизни северного слова. Наверное, в работе В.В. Огрызко есть недостатки, но только главный их критик – он сам. Другого такого специалиста по этому хрупкому литературному миру у нас не просматривается.

 

(Журнал «Литература» издательского дома «Первое сентября», 2014, № 1)

 

Услышав словосочетание «литература народов Севера», просвещённый читатель вспомнит Юрия Рытхэу, Владимира Санги, Еремея Айпина, Галину Кэптукэ… Меж тем мир северной словесности гораздо богаче, что доказывает библиографический справочник, составленный критиком и редактором Вячеславом Огрызко. В двухтомнике говорится и о поэте Николае Абрамове, и о народном сказителе Николае Баканаеве, и о многих других. Труд Огрызко – не сухое изложение биографических фактов, а собрание эмоциональных эссе о персонажах: «Готовя данный справочник, я среди пишущих людей обнаружил более десяти человек с фамилией Бельды и в какой-то момент испугался, как бы мне не запутаться в материале. За помощью я обратился к Константину Бельды. Он много чего… мне прояснил».

 

(«НГ Ex libris», 2013, 25 июля)

 

——————————————-

Вячеслав Огрызко. Лица и лики: Литература малочисленных народов Севера и Дальнего Востока. – М.: Литературная Россия, 2013. Т. 1. 568 с.; Т. 2. 568 с.

 


По горячим следам событий

  

В новую книгу прозаика Романа Сенчина (р. 1971) вошли заметки и статьи, посвящённые жизни страны в 2012 году. Жизни в самых разных её проявлениях – социальных, политических, литературных, бытовых… Вот несколько заглавий – «После выбора», «Новые политические», «Что же делать с «Pussy Riot»?», «Лучшее произведение Бориса Акунина», «Из врагов режима во враги народа», «Все они ио и врио»… Вот цитата: «Опять разбудили сирены… Половина седьмого. Служащие двинулись к офисам… Сколько говорили о Большой Москве, планы всякие публиковали. Ну отстроили её, набили министерствами, комитетами, а центр не разгрузился… Сиренят «скорые» и «пожарные». Это давний способ преодолеть пробки. Заказываешь спецавтомобиль и на нём по спецполосе несёшься на работу. Ну, не несёшься, но и не стоишь безнадёжно в веренице простых смертных… Иногда президент, премьер, глава МВД требуют прекратить подобный цинизм… но изменений нет. Вообще изменений почти нет ни в чём. Ни в плохом, ни в хорошем…».

(«НГ Ex libris», 2013, 17 октября)

 

В номере за 26 декабря 2013 года редакция «НГ Ex libris» включила книгу Романа Сенчина «Тёплый год ледникового периода» в 50 книг 2013 года (как одну из лучших по разделу «Non-fiction»).

<…> Интерес книга вызывает как раз позицией автора. Сенчин смотрит на происходящее в России с позиции либерализма. Поначалу, когда всё бурлит, а на Болотной происходит чуть ли не «схватка» демонстрантов с полицией (так СМИ раздули из мухи слона!), повествователь воодушевлён и ждёт каких-то подвижек в общественной жизни, которые остановят сползание России в пропасть, но волна опадает-опадает и заканчивается, вообще-то говоря, пшиком. В завершающей главе – 3 декабря 2012 г. – автор не то слово разочарован полным фиаско «болотной» оппозиции, а просто в отчаянии. Прямо точно по пословице: начал за здравие (либерализма), а кончил за упокой. Вот беглое цитирование последних двух страниц книги: «За последний год я настрочил более тридцати текстов о том, что происходит в стране. Нет, это громко сказано. Писал нечто из разряда – «не могу молчать»… Короче, почитав эти тексты, меня спрашивают знакомые: «Пишешь, ругаешься, а чего ты, собственно, хочешь?»

«…Страна сползает к краю пропасти. Медленно сползает, но верно. Россия – богатая страна, и её добро можно долго растаскивать. Не одно десятилетие. Но потом здесь будет пустыня. И на земле, и в земле».

«Все 90-е годы окружение Ельцина разграбляло государственную собственность. В 1998 году стало ясно, что Россия дышит на ладан. Призвали Евгения Примакова, и он не то чтобы несколько выправил ситуацию (попросту не успел), но успокоил людей, и Ельцин просидел в Кремле ещё год…»

«Путин, конечно, приостановил то дикое разграбление страны… Но разграбление России не прекратилось. Скорее приняло более цивилизованные, отлаженные, промышленные формы… воруют и грабят везде. Сама система на это провоцирует».

«Пока эта система сохраняется, у нас не будет ни честного бизнеса, ни развития промышленности. Мы так и будем топтаться на месте, а на самом деле пятиться по наклонной к пропасти».

И т.д.

Это же – финал книги – позиция не либерала, а почвенника!

Могу только порадоваться за Романа Валерьяновича. Верным путём идёте, товарищи! <…>

Остаётся мне лишь добавить, что книгу Романа Валерьяновича я с не поддельным интересом «проглотила» один раз, и во второй раз перелистала с не меньшим любопытством. И к такому пришла выводу. А всё же не идейный стержень определяет позицию писателя (либерал или почвенник), но его искренность, наблюдательность, умение анализировать события и факты нашей быстротекущей жизни. Этим «инструментарием» Сенчин владеет безупречно. Так что книга вполне состоялась. Дело за малым. За реальностью, чтобы она по-настоящему определилась. А не болталась как, понимаешь, цветок в проруби.

 

Руслана ЛЯШЕВА 

(Интернет-издание «Русский путь», 2013, выпуск 6)

 

————————————————

Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода. Декабрь 2011 – декабрь 2012. – М.: Литературная Россия, 2013. – 208 с. ISBN 978-5-7809-0162-4

 


 

В новой книге критик и литературовед Вячеслав Огрызко собрал свои политизированные статьи, прямо затрагивающие многие «горячие» события и темы литературной политики и политики государства. В их числе, к примеру, рассуждения о Союзе писателей, в котором ищут проституток, о Романе Абрамовиче, лизоблюдстве у бывших литкритиков… В любой, даже самой краткой зарисовке и заметке автор выступает как страстный эмоциональный публицист, который совершенно не утратил иллюзии, что писательское слово может изменить реальную, часто плачевную ситуацию. По сути, эти собранные воедино материалы являют собой актуальный дневник, одновременно рисуя портрет неравнодушного гражданина, выражающего нелицеприятно мнение и вмиг, буквально «на кухонном столе» проводящего анализ животрепещущего материала.

 

(«НГ Ex libris», 2013, 31 октября)

 

В номере за 26 декабря 2013 года редакция «НГ Ex libris» включила книгу Вячеслава Огрызко «Бесстыжая власть» в 50 книг 2013 года (как одну из лучших по разделу «Non-fiction»).

———————————————-

Вячеслав Огрызко. Бесстыжая власть, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. – М.: Литературная Россия, 2013. – 208 с. ISBN 978-5-7809-0179-2

 


Голос за кадром

 

В новую книгу Максима Лаврентьева вошли стихи, поэмы и литературоведческие статьи. Здесь же и фрагменты интервью с ним, публиковавшихся в «Независимой газете», «Учительской газете» и других изданиях. Собственно, это такое малое собрание сочинений в одном томе, дающее наиболее полное представление об авторе. Но автор – в первую очередь поэт, поэтому и поговорим о его стихах <…>

Лаврентьев обходится без обсценной лексики, не злоупотребляет грубым натурализмом, не выкрикивает лозунгов и не шлёт проклятий в адрес идеологических противников. Он словно бы не от мира сего. Живёт в наше время, рядом с нами, но умудряется не особо реагировать на то, что будоражит умы современников. Взглядом равнодушного художника скользит по действительности, не только всем видом, но и словом подчёркивая свою независимость (в какой-то мере и исключительность):

Я попал сюда, как будто в плен,

да ещё в эпоху перемен,

смутно помня тот прекрасный сад,

где гулял всего-то жизнь назад.

Отсюда – ложные читательские представления об авторе как об изгнаннике. На самом деле тут – классическое отшельничество со всеми вытекающими… Однако изолировать себя от реальной жизни с её страстями и перипетиями редко кому удаётся в поэзии. Самоустранение неизбежно влечёт к переоценке своего кредо. Рано или поздно, но у автора обязательно прорвётся недовольство существующим положением вещей, и винить будет некого, кроме себя самого:

Не слишком-то напорист,

вперёд я не пролез.

Я оплатил проезд,

но не попал на поезд.

Такие стихи просто по определению не могут быть популярны. Их не отнесёшь даже к «тихой лирике». Это как голос за кадром, обладателя которого никому не приходит в голову увидеть. Сам голос вроде бы нужен, но лишь как дополнение к определённой картинке. Впрочем, вся русская поэзия давно уже стала дополнением… И Лаврентьев здесь – далеко не исключение. <…>

 

Игорь ПАНИН

(«Литературная газета», 2014, №5)

 

Кроме того, на книгу Максима Лаврентьева «Основное» дважды откликнулась газета «НГ Ex libris»: 3 октября 2013 года была напечатана под рубрикой «Пять книг недели» короткая аннотация и 17 октября 2013 года была опубликована обстоятельная рецензия Юлии Качалкиной.

———————————————————-

Максим Лаврентьев. Основное. – М.: Литературная Россия, 2013. – 224 с. – 1000 экз.

 


МИМО ПЛАМЕНИ

Имя поэта, прозаика, музыканта и левого активиста Дмитрия Чёрного как-то последнее время не на слуху – несмотря на публикацию несколько лет назад грандиозного его романа-хроники «Дом». Тем не менее перед нами – новая книга стихов Чёрного. Новая, впрочем, лишь по факту Чёрного. Новая, впрочем, лишь по факту издания; на самом же деле – перед нами, по сути, том избранного или даже собрание поэтических сочинений автора. Постфутуризм Чёрного, его радикальная поэтика сочетаются со своего рода революционным символизмом, утопической установкой. Немаловажна в то же время и привязанность поэзии Чёрного к конкретной пространственности, московскому культурному тексту, воспринимаемому почти телесно: «…так носит по асфальту в ночи / когда голубиное царство / взлетает ввысь под крыши / пух тополей мимо пламени / пух тополей что здесь будет / когда возвратится / надежда на веру и вновь…».

 

Данила ДАВЫДОВ

(Газета «Книжное обозрение», 2013, № 15).

 

Этот же микроотзыв почти полностью процитировал в своём книжном обозрении Сергей Костырко («Новый мир», 2013, № 12).

—————————————————————

Чёрный Д. ХАО СТИ. – М.: Литературная Россия, 2013. – 320 с. 1000 экз.

 


Как отмечает в предисловии «Сила автохтонного слова» доктор филологических наук Александр Ващенко, в книге статей Ивана Гобзева, в которой автор осуществляет этнографический анализ литературы народов Сибири и Дальнего Востока, «как будто впервые осуществлён замах на ВСЮ автохтонную литературу» вышеупомянутого региона: «Перед нами 15 литератур, рассматриваемых в 25 эссе, 27 персоналий писателей и поэтов, и более 40 произведений, им принадлежащих. Это много. Особенно если вспомнить, что для формулировки критического мнения надо знать в каждом случае этнокультурную среду, из которой писатель происходит; надо учитывать вехи его жизненного и творческого пути…» Автор рассматривает и «Геннадия Райшева как хантыйского Толкиена», и «Огдо Аксёнову – начало», и «Эпосы Кирилла Килпалина», и «Ительменский сюрреализм», и «Шамана, охоту, пир» (названия эссе), и многое другое и приходит к выводу, что «Каждый настоящий писатель – это шаман» (так называется статья о творчестве Еремея Айпина).

 

(«НГ Ex libris», 2013, 14 ноября)

—————————————————————-

Иван Гобзев. Цветы во льдах. Литература коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока: наблюдения философа и критика/ Вст. статья А.В. Ващенко. – М.: Литературная Россия, 2013. – 192 с. ISBN 978-5-7809-0169-3

 


Одно из главных магических свойств историй, что мы сочиняем, – каждую из них можно рассказать по-иному бессчётное количество раз. И не имеет значения, строим ли мы пост-модернистский зеркальный лабиринт или пишем продолжение «Парнаса дыбом». Очарование многогранности словесного кристалла вечно. Небольшая книга Ивана Гобзева – необычайно изящная иллюстрация этой идеи.

Повесть «Те, кого любят боги, умирают молодыми» и рассказы «Дурацкие истории», из которых состоит книга, находятся в необычных отношениях. Рассказывают они об одном и том же, безо всякой маскировки, демонстративно – но в то же время и без стремления «сделать концептуально». Итак, вот лето, вот дача. Эпоха нынешняя, ощущение янтарно-застывшего времени – то, что всегда возникает в русской прозе при упоминании лета и дачи. Вот дом, в котором, кажется, никогда не убирались, а с потолка свисают бумажные ленты с цитатами из «Книги перемен», и двор с огромной берёзой. Вот обитающие здесь два брата-раздолбая неопределённо-юного возраста – не то пускающие псу под хвост лучшие годы своих жизней, не то переживающие блаженный зенит far niente молодости. В заборе – дырка, за забором – сосед, не вполне адекватный и весьма харизматичный ветеран войны, и его очаровательная жена, в которую нелепо и безнадёжно влюблён один брат. А вот за забором прошла девушка с роскошной косой и злющей собакой Цербером – в эту девушку влюблён другой брат. Что может получиться в условиях лета из двух прекрасных женщин и трёх не слишком разумных мужчин, которые ходят на ходулях, прыгают с плотины в самом неподходящем месте, пьют водку, немного дерутся, чуть-чуть пытаются друг друга пристрелить, а потом становятся друзьями?

Если героям повезёт, то это будет мирная малая проза, непринуждённая, как байки за стаканом согревающего, простыми словами воспевающая грустноватую, но милую нелепость нашей молодости, а может, нелепость человеческих чувств и взаимоотношений вообще. Если же не повезёт в смиренно-человеческом смысле, но повезёт в смысле благородном – «блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые», – то герои окажутся в опасном фантастическом пространстве, которого они, занятые мечтами, поцелуями и возлияниями, как-то не замечали – пока оно не открыло калитку и не пришёл к ним под берёзу. В этом мире есть «борец с молодёжной распущенностью, дин из самых выдающихся людей нашего времени, министр внутренних дел, здравоохранения и культуры в одном лице – Яков Семёнович Гадес». А также массовые акции по выправлению неправильной молодёжи и кое-что, именуемое АИД. Здесь дача уже не защитит от взросления. Кто-то должен стать Орфеем, кто-то Эвридикой, и все должны помнить, что те, кого любят боги, умирают молодыми.

Фантазия и правда? То, как было, и то, как должно было быть? Актёры на сцене и актёры, весело болтающие за кулисами после спектакля? Случайным лучном выхваченные две грани из бесконечного множества? Всё может быть. Поэтому эта странная книга, в которой два раза описывается одно и то же лето, на самом деле ничуть не странна.

 

Оксана БЕК

(газета «Книжное обозрение», 2013, № 23/24)

———————————————————-

Иван Гобзев. Те, кого любят боги, умирают молодыми: Повесть, рассказы. – М.: Литературная Россия, 2013. – 208 с. 1000 экз. (п)

 


 

ЭТИ И ДРУГИЕ КНИГИ «ЛИТЕРАТУРНОЙ РОССИИ»ВЫ МОЖЕТЕ ПРИОБРЕСТИ В РЕДАКЦИИ ГАЗЕТЫ,

А ТАКЖЕ ЗАКАЗАТЬ ПО ТЕЛЕФОНУ 8(495)694-03-65 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *