Денис Липатов. ПИОНЕРЫ УШЛИ В ПАЦАНЫ

№ 2014 / 11, 23.02.2015

«Для того чтобы писать, — утверждал Виктор Шкловский,— нужно иметь другую профессию, кроме литературы, потому что профессиональный человек, имеющий профессию, описывает вещи по-своему, а это интересно».

Денис Липатов
Денис Липатов

Нижегородский поэт и прозаик Денис Липатов обладает профессией, с которой, например, в той или иной степени были переплетены судьбы Василия Гроссмана, Марка Алданова и знаменитого детского писателя, автора книг о приключениях Незнайки, Николая Носова. Он, как уже, наверное, догадался читатель, химик. Но такой химик, который не вызывает ассоциации со словом «ботаник» и не имеет ничего общего с полубезумными учёными, населяющими фильмы «Назад в будущее» и «Чокнутый профессор».

Свою поэтическую речь Денис Липатов выстраивает на прочном фундаменте жизненной прозы, заставляющей, с одной стороны, ценить точность высказывания, а с другой – сильнее ощущать контраст между художественным  и практическим мышлением. И, конечно же, «химический» подтекст его произведений заключается не в обращении к различного рода узко производственным темам, связанным, допустим, с технологией изготовления пищевых добавок, не во вкраплении научной терминологии, не в стремлении найти «философский камень», превращающий любой набор фраз в полноценный литературный объект, а в знании как «силы» слов, так и их «валентности».

Именно благодаря этому знанию слова в стихах Дениса Липатова сочетаются единственно возможным образом, создавая заранее просчитанный эстетический эффект. И у нас нет никаких сомнений в том, 
что они окажутся «высоковалентными» по отношению к художественным предпочтениям и ожиданиям очень многих читателей.

 

Алексей КОРОВАШКО

 


 

***

Кто-то ходит наверху,

спать не хочет, колобродит,

варит заполночь уху,

или чёрта за нос водит.

То скребётся словно мышь,

то сучит мохнатой лапой,

то заплачет, как малыш,

вспоминая маму с папой.

Это всё фантом, мираж —

не живут над нами люди,

самый верхний наш этаж,

выше только неба студень.

Ничего не говори:

снова — слышишь — ходит, ходит,

повторяет раз-два-три,

в жмурки с чёртом хороводит.  

 

 

***

Комсомольцы ушли в бизнесмены,

пионеры ушли в пацаны,

вот тогда начались перемены,

и вздохнули свободнее мы,

то есть, жили теперь без пригляда:

вот, допустим, в девятом Г

из тимуровского отряда

сколотили свою ОПГ.

Ну шерстили барыг понемногу,

долю малую брали с лотков —

те, естественно, на подмогу

посерьёзней позвали братков.

Объяснили, что бизнес поделен,

заходя между тем со спины,

но Тимур был реально нацелен

из тимуров уйти в паханы.

Это были ещё цветочки:

разбежалась его братва,

а на память — отбитые почки…

эх, садовая голова… 

Стихи по русской истории

 

То Шемяка, то Дмитрий Жилка

Так и вертятся на языке,

Разбавляя кривою ухмылкой,

Пьют рябину на коньяке.

Будто хлебный катается мякиш,

Между ними Василий Шемячич.

Посылают его за второй,

Говорят — ты ещё молодой.

Всю дорогу у них потеха —

То борисова вяжут щенка,

То по морде друг дружку для смеха

Отоваривают слегка.

То завидки берут к Иванам,

Да к московским тугим карманам —

Счастья думают попытать,

Да сильна у Иванов рать.

А Иван, хоть четвёртый, хоть третий,

Тоже держит их всех на примете,

Да мастырит тюрьму для Шемяк,

Да в коньяк подсыпает мышьяк.

 

 

***

Кто-то был недоволен судьбою,

кто-то был на правительство зол,

кто-то «зиги» кидал с перепою,

кто-то, хлопнув дверями, ушёл.

Каждый, занят житейским делом,

счастлив был под своим шалашом.

кто-то крестики ставил мелом,

кто-то после ходил с калашом.

Отстраняясь рутинной докуки,

не смотрел на всё это иной —

ни копейки, ни рублика в руки,

а до вечера ходит хмельной.

«Ну, дела!» — говорят простофили,

простоколи — так просто молчат,

простомаши поют тили-тили,

простовали в ладошки стучат.

 

***

В этот отпуск решил я остаться дома,

тем более — осень, везде холода,

и такая в душе накопилась истома,

что, ей-богу, не хочется никуда.

Буду словно Языков в пушистом халате,

развалясь на подушках, слагать стихи,

словно Дельвиг Антон, закурю в кровати,

словно И.А.Крылов — захочу ухи.

Кюхельбекером выйду на улицу кашлять,

возомнив о себе, стану строго судить:

никакие не след нам с правительством шашни

на коротком веку, на своём, заводить.

Разве, осень, и ты — прокричу — не подруга,

разве мы не найдём с тобой общий язык?

Золотая моя, окажи мне услугу —

в золотую орду свою выправь ярлык.

Нет ответа — ни ой-ли, ни аюшки,

не найдём, значит, общего языка,

вот ходишь себе, как помешанный Батюшков,

непонятное что-то мычишь в облака.

 

Денис Липатов,

г. Нижний Новгород

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *