Илья ВИНОГРАДОВ. УЖЕ ПОЧТИ НЕНАСТОЯЩИЙ

№ 2015 / 27, 23.07.2015

ВЕК ПЛАСТИКА

 

Рождённые в гремящий век железный,

Мы думали: что может быть страшней,

Чем на руке следы железных лезвий,

Чем на траве следы стальных коней?

 

Но пластиковый век пришёл незримо:

Без стука – в дверь, непрошеный – за стол;

Ненастоящий – и неодолимый,

Невыносимо тяжкий – и пустой.15

 

Воды дистиллированной начислил

В бессмертный одноразовый стакан –

И зацвели болотистые мысли,

Как реки, что не целят в океан.

 

Казалось, будет мягче и удобней,

Уйдут в утиль ножи и топоры…

Но сколько скрыто настоящей злобы

В искусственных улыбках до поры!

 

Казалось, что в комфорте верить легче

И в сытости о вечном рассуждать…

Но пустоту в душе комфорт не лечит,

Но вере сытость хуже, чем нужда.

 

И слышу, пластик шепчет мне всё чаще:

«Прими как есть, забудь про всё, усни…»

И я, уже почти ненастоящий,

Всё реже спорю с ним.

 

 

АВТОПОРТРЕТ

 

Знать, мои не знатны корни –

На господ тружусь, как встарь:

Писарь-журналист придворный,

Крепостной пресс-секретарь.

 

Дом в залоге мой панельный,

Долг гашу, едва дыша…

Лишь поэт во мне ничейный,

Божья, так сказать, душа.

 

 

СМИРЕНИЕ

 

Опять срывает дождь-насильник

Наряд ажурный с робкой рощи;

Трепещут хрупкие осины,

В слепом испуге липы ропщут,

 Вздымая ветви…

                                  И смиренно,

Устав шуметь, желтеть, кружиться,

На землю ниц ложатся листья

Пред ликом плачущей Вселенной.

 

Придёт мой срок, и дождь осенний

Прочь унесёт, как с веток листья,

Остатки грусти и веселья,

Надежды, память, близких лица…

 

И, с тайной верой в возрожденье,

Я запасаюсь неприметно

Листвы смиреньем многоцветным,

Деревьев трепетным терпеньем.

 

 

                         ***

 

Предвечерней дорогой иду,

Свет и тени сплетают узор;

Вижу в небо взметнувшийся бор

И упавшую в речку звезду.

 

Чиркнет молния высохший стог

В дальнем поле, и гром проворчит.

Отчего же так в горле горчит,

Хоть пожар безопасно-далёк?

Оглянусь – половину прожил:

Столько лет проскочил сгоряча!

Столько лиц незнакомых встречал –

Но почти не приметил чужих.

 

Эта мысль с непривычки странна

И тревожна своей новизной:

Что за мной,

                     надо мной,

                                       подо мной

Не безликий простор,

                                     а страна.

 

 

ДРУГ

 

Пахло доской сырою.

Замер людей полукруг.

Знал я: вот-вот закроют

Гроб, где лежит мой друг.

Дождь безучастный, пресный

Проводы подгонял.

Думал я: странно, сверстник

Стал вдруг моложе меня;

Странно, нельзя сберечь нам

Всё, что так бережём;

Думал о чём-то вечном…

После забыл, о чём.

Суетней и светлее

После настали дни –

Память, сердце жалея,

Горечь недолго хранит.

Лишь иногда, отголоском,

В час ненастный, сырой

Пахнут, намокнув, доски

Древней древесной тоской.

Илья ВИНОГРАДОВ

г. МУРМАНСК

 


Илья Виноградов окончил физмат Мурманского педуниверситета, экономический факультет Санкт-Петербургской академии управления и экономики. Работает в сферах журналистики и PR.  Живёт в Мурманске.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *