Под Турчаком

№ 2015 / 34, 01.10.2015

Поразительно, но с губернатором Псковской области Андреем Турчаком мы ровесники. Впрочем, поразительно наверное только внешне: ведь ничто так не изнашивает, как государева служба.

А ведь я даже и постарше Андрея Анатольевича чуток. Но не сомневаюсь, что в присутствии – я б стушевался, ссутулился, заулыбался. Чины – они ведь этакая социальная плоть вдобавок к стартовой, они и голосу добавляют и росту волос (опять этот чёртов Пелевин!)… Посему неудивительно, что интерес к персоне, явно засвеченной в истории с нападением на моего не то чтоб друга, но, безусловно, старого и доброго знакомого – продиктован немного и классовой ненавистью. Ведь очень далеки мы, сыны одного, советского народа, друг от друга. И тем более поражают карьерные успехи ровесника, когда сам уж лет пятнадцать, как стрекочешь в разных газетах – хлеб наш чёрствый, зубы требуются острые…

21

Псковская область дала нынешней России, конечно, не одного гения – и медиа, так вдруг заинтересовавшиеся жизнью под властью самого молодого губернатора, вряд ли с ходу припомнят такого Владимира Никитина, что являлся сооснователем движения «Русский Лад» при КПРФ. Это не очень по теме, но край действительно богат по части реакционеров – талантливых, вдохновенных. И то, например, что «Единая Россия», в которой состоит губернатор Турчак всегда на выборах противник КПРФ – не меняет главного. Край-форпост таит в себе патриотизм небывалый – не только литературный, но и решимость саму действовать. Вот, предположим, что вы – власть. Дадите ли вы над собой легко насмехаться щелкопёрам?

Это зависит от обстоятельств. В момент внешней угрозы, санкций, учений НАТО на границе губернии – не дадите, и будете правы. А щелкопёры-то, надышавшиеся воздухом свободы в перестройку, книги о ней пишущие вдобавок – упрямые, как котята. Норовят с вами, членом правящей партии – поиграть, как с клубком шерсти. Всё это в Сети, безобидно – но народ-то читает, рейтинг колеблется. Вроде бы тот самый Запад, с которого снимались матричные отпечатки нынешнего режима РФ, – велит вести себя дружелюбно. Некоторые прогрессивные страны и чучела чиновников выставляют – пожалуйте, бейте! Но в России – всё не так и не этак. Бьют, но не тех и не чучела, а совсем наоборот. Это если не врёт следствие – обижается власть, крепко обижается! Правильно или неправильно делает – это в зависимости от направления движения общества. Вот высмеивание персоналий ГКЧП, причём высмеивание безжалостное, площадное, привело (если верить, опять же, данным следствия) к самоубийствам. А есть теперь статья такая «доведение до самоубийства» – но будет ли кто извиняться перед семьёй Пуго за надпись на окне нынешней мэрии Москвы возле Белого дома – «Забьём снаряд мы в тушку Пуго». Именно снаряд… Но где – те романтические граффити августа 1991-го, которые вроде тумана окружают персону Олега Кашина, мечтающего ещё по-горбачёвски о власти интеллигентной, ироничной, с которой и пошутить и подискутировать можно?..

Пока некоторые мечтали да писали статьи, книжки – другие делали карьеру. Степень административного ресурса на данном уровне трудно замерять, но злые языки упрямо твердят, что становление губернатором для Андрея Турчака всё же как-то отдалённо было связано с некими питерскими обстоятельствами, о которых мы ни подумать, ни помечтать даже не можем. Но вот – губернатор, факт. И имеет свои даже «длинные руки» – впрочем, длину оных обязано определить следствие, мы-то лишь предполагаем, спрашиваем у компетентных лиц…

Звоним, например, такому псковскому и литературно критичному Валентину Яковлевичу Курбатову, вхожему в высшие кабинеты, как в Пскове, так и в Москве (он ведь член Общественной палаты РФ). Интересуемся: как там, не колеблют ли основ государственности (это, напомню, настроения масс – ведь народ источник власти) скандалы, связанные с именем губернатора, не зашепталась ли опять на зловещих кухнях интеллигенция? Вот что дословно отвечает нам член Правления Союза писателей с 99-го года и лауреат Патриаршей литературной премии, солгать посему и не смеющий:

– А какие скандалы? Я, извините, не в курсе дела…

– Как же так – все СМИ в связи с делом о нападении на Кашина так и ломятся от заголовков с фамилией вашего губернатора.

– Извините, Христа ради, ни о каком скандале не слышал, всё это время пролежал в больнице. Вот сейчас вы меня замотивировали, заинтересовали – буду разбираться, и тогда вам доложу!

Не убавишь изящества. Немного даже киноинтонаций послышалось – что-то тоже питерское, северное, из «Осеннего марафона». Спрашивать, воспаление ли хитрости лечилось – не стали, не тот случай. Но ситуация действительно двусмысленная – с одной стороны, в «крепком орешке» Кашине свобода слова была бита, причём бита едва ли не насмерть, с другой – под угрозой этого слова иерархия власти, в которой хотелось бы оставаться, быть полезным… Трудно быть литературным чиновником, наверное. Но ведь и слово-то критическое, журналистское имеет право проверять пресловутую эффективность власти, а заодно её происхождение. Уж очень оно в данном случае явное.

Вспоминаем восхождение Ельцина на вершины собственного рейтинга: ругал за партноменклатурность, за привилегии, за блат. Народ верил и подымал его всё выше. Но что же вышло потом? Когда прежняя иерархия была лишена партийного измерения? А вышло-то хуже: блат уже перестали прятать, практически легализовав престолонаследие. Ведь власть и собственность, к ней прирастающая – такая штуковина, что выпускать её из рук опасно, как ядерный чемоданчик. Так демократия ли тогда в стране? Подтверждать выборами лишь потом, как бы цементировать уже состоявшуюся без участия масс передачу власти – дело ли? Вот и получается, что такое дело частенько переходит в уголовное. Как в случае Гайзера, например – но один ли он в списке «плохих бояр», проворовавшихся на высших должностях? Вот как Турчак-старший комментировал исходный конфликт:

– Когда журналист Кашин написал что-то обидное про моего сына, Андрей позвонил мне и сказал, что хочет подать за публичное оскорбление в суд. Я ему сказал: не ввязывайся в это, продолжай работать и делом докажи, что ты лучший. Я не верю, что человек, достигший высокого положения и имеющий хорошую многодетную семью, может заниматься мелкоуголовными делами.

Последнее – уже о Горбунове, по версии следствия, исполнителе мести. Во время своего эфира на «Дожде» Кашин сообщил, что в материалах уголовного дела есть протоколы телефонных соединений Веселова, Горбунова и Турчака, указывающие на их нахождение в одном месте – столичный ресторан «Белое солнце пустыни» – в один из дней осени 2010 года, отмечает «Фонтанка.ру». По словам жены Веселова, запись этого разговора тоже имеется. Кстати, ресторан «Узбекистан», верандой которого с 90-х являлось «Солнце» (ребрендинг тогда же и произошёл) – излюбленное место встреч криминала аж с 1980-х. Был случай, там зарезали двух дембелей, наивно заглянувших пловом угоститься. Лимонов там напоролся на чеченца с Цветного бульвара (почти напротив редакции «ЛР», через бульвар, располагалась тогда «малина»), который заставил его французский паспорт «подарить», но классик всё же отвертелся с трудом (дело было в 1989-м).

А вот сам разговор предположительного губернатора с предположительным исполнителем мести: «Сейчас любая суета лишняя – она мне не на руку. Значит, пока план предлагается такой: на полгода разъезжаемся. Всё это дело мы, естественно, финансируем. Единственное, нужно подумать о безопасности. За эти полгода мы эту проблему попытаемся решить. Если мы её за полгода не решаем, то есть мы понимаем, что возвращаться небезопасно, тогда, исходя из этого, делаем следующее (поправка – если нас не взяли). Наверное, новые личности, новые документы, новая жизнь. И, соответственно, деньги на эту новую жизнь в полном объёме – вот такой план. Значит, по отношению ко мне приблизительно точно такая же ситуация. Единственный такой момент, я должен это проговорить: если окажется так, что трудно выбраться из этой истории, что берут вас или берут меня, то в такой истории нам нужно понимать заранее, что мы всё-таки говорим. Потому что в том случае, если я оказываюсь вне свободы, то я не смогу ничего сделать. Вы должны это понимать. У меня есть следующее предложение пока, его дополнительно проработаем – возьмём адвоката, напишем и по этому поводу в том числе какой-то вариант – и напишем. Мне сейчас в голову ничего не приходит, не знаю, что говорить, но, в любом случае, самое главное – моя фамилия нигде звучать не должна. Потому что это залог моей безопасности и обеспечения всего этого. Как бы обидно ни было, если кого-то не загребли, я со своей стороны всё сделаю. Даже если оказывается, что народ закрыт, то всё это время, пока они будут закрытыми (ну, про тебя отдельный разговор, ты навсегда остаёшься), значит, на это время народ будет получать, допустим, как ты скажешь, ну, ты сам почувствуешь, сколько нужно: пять, десять, пятнадцать – и не потом, а ежемесячно туда будут складывать. И даже потом, когда пройдёт какой-то промежуток времени, если мы отстоим политический ресурс, ради чего это делать…»

Вот ведь как – политический ресурс аж! Уровень, на котором прощается всё, ведь это – целостность государства. И фамилия-то – зазвучала.

Напомним, с чего всё началось. Летом 2010 года Кашин, упомянув губернатора в комментариях у себя в «Живом журнале», использовал прилагательное «ср*ный». Турчак на это ответил: «Молодой человек, у вас есть 24 часа, чтобы извиниться. Вы можете сделать это здесь в ветке или отдельным постом. Время пошло» (впоследствии это сообщение было удалено). «Я считаю, что родство с другом Путина не является достаточным основанием, чтобы возглавлять регион. Я уверен, что на любых свободных выборах в любом регионе вы не набрали бы и пяти процентов», – парировал тогда Кашин. Вот какой у губернатора состоялся с ним разговор. Как говорится – задачка… Впрочем, её обычно решают, уж если такие обидчивые и брутальные, в прямом, честном бою. Но уж какой тут спарринг? Тут затронуты тронные амбиции – и мстит уже Система, вся вертикальность денежно-заказных отношений…

Я могу критиковать Кашина за литературные его методы и результаты заблуждений, за либерализм – конечно же, – но как носителя свободного голоса и мнения я его буду защищать, согласно знаменитому завету времён Французской буржуазной революции. Ибо если позволить админресурсу затыкать рты вот таким образом – скоро ни у либералов, ни у коммунистов не останется мест для дискуссии, кроме баррикад, а коль скоро с «болотным обломом» они не будут общими, то вот печатно только и воюем. Ведь тут не стычка просто личностей – сколь это ни обидно либералу Кашину, но я-то вижу тут тоже классовую борьбу.

Пролетарий печатного слова, Кашин при этом верует в какую-то иную, идеальную буржуазию, которая способна править лучше – но по факту он критикует, вообще под сомнение ставит ту систему, что выросла взамен советской. Система-то регрессивная, регрессирующая на наших глазах – поверх СССР регрессирующая в держимордастую тмутаракань. И партийная, увы, тоже была поражена кумовством, некоторыми феодальными пороками в брежневский период – но работал и отзыв депутатов, и печатная критика (в перестройку – так вовсю) работала убийственно для власти, если было за что ухватить.

А нынче – встала на ребро Система, и качнётся ли, неизвестно. Ведь аудиофайлы – это серьёзные улики, голоса и номера телефонов идентифицируются без каких-либо «алиби». И «вопрос Кашина» остаётся, высится: откуда у одних целые холдинговые компании с ностальгическими названиями, а у других лишь ноутбуки да в них слова классовой ярости? Не наёмные ли работники, бывшие колхозники, безмолвно перешедшие из колхозов в холдинги, отдавшие за поллитру свои паи земли – возвышают так свой голос?! Да, вопрос только лишь о приходе власти через фальсификации на выборах и админресурс, это вопрос далёкий от нашей проблематики. Это – «честные выборы», на которые молятся либералы, словно и не замечая инфантильности своего лозунга. Ведь переход всесоюзной, многих республик собственности в иное качество – из социалистической в частную, – они считали основой социального прогресса и будущей честности выборов. Конкуренция! Системная ошибка именно тут – ведь деньги начинают работать не по законам честности и куда «прямее» представительной демократии. И «букет твоего дедушки», Олег (Горбачёва или Ельцина, по отцовской или материнской линии истории – сам выбирай) падает на асфальт, а вместо него – является на свет арматура «стабилизации», из «медвежьего» каркаса Системы.

В общем, сколь несостоятельными выглядят отмолчки господ из вертикали (тишина и время перестают работать на них при ТАКИХ фактах в следствии), столь и мелко плавающими выглядят напавшие изначально на правящую партию в данном конкретном лице либералы. Сменить буржуя на буржуя – не выход. Вход – Советы, прямая демократия, растущая с самого низа. Но об этом всё же – потом, когда «дело Турчака» разрешится в какую-либо из сторон. На этот раз как с Толей Сердюковым или Женей Васильевой – не выйдет, лимит бонусных УДО у престолонаследной власти исчерпан почти как у Николая Романова в начале 1917-го года, когда наследовать было некому, вот и отрёкся. Отречётся ли от губернии мой ровесник Турчак, как например Якунин – от места в Сенате из-за того, что работал некогда в «иностранной агентуре»? Ставим возле «вопроса Кашина» – ведь он давно перестал быть личным.

Дмитрий ЧЁРНЫЙ

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *