КТО НАСАЖДАЕТ ПОРОКИ

№ 2015 / 38, 28.10.2015

В просторечии вредными привычками считаются, как правило, неумеренное употребление спиртного, курение. Меня всегда до сарказма умиляли фразы молоденьких девушек вроде такой: «Здравствуйте дорогая редакция, мне 15 лет, я не пью и не курю». Это считалось в их воображении этакой добродетелью, почти святостью. Конечно, мыслить категориями 40–50 летней давности трудно, так как под влиянием соответствующей времени идеологии (возможно и не называемой таковой) произошло смещение смыслов, перекодировка сознания.

Но мне хочется поразмышлять и о других привычках, которые, более присущи поколению дедушек и бабушек этих юных дарований. Это привычка к труду. Писатель, философ А.А. Зиновьев рассказывал о себе: «Я, как и мои братья и сёстры, был настолько глубоко с детства приучен к труду, что труд, как таковой, стал навсегда содержанием всей моей жизнедеятельности. Я никогда не уставал от труда. Уставал от безделья и отдыха… Болезнью считалось такое состояние, когда человек сам не мог встать на ноги». И эта привычка, думаю, была привита тем образом жизни, образом мысли, которые доминировали. Это именно тот труд, как осознанная необходимость. Помнится, была некая формула счастья советского человека. Утром он с радостью шёл на работу, а вечером с радостью возвращался домой. Если не ёрничать по этому поводу, то ведь это действительно так. Но здесь необходим труд души, чтобы осознать это и принять как норму.

Отставив в сторону идеологические клише об ущербности совка, обратимся к логике и здравому смыслу. Основной принцип коммунизма – от каждого по способностям, каждому по потребностям, негласно существовал в нормальной, крепкой семье, где сосуществовали при патриархальном укладе несколько поколений. Глава семьи нёс ответственность за существование самой семьи, жена (супруга) отвечала за домашнее хозяйство, многочисленные, как правило, дети имели свои обязанности соответственно возрасту, старики помогали в воспитании детей, присматривали за малышами, по мере сил помогали по хозяйству. Пользовались плодами своего труда, по сути, по потребностям, которые, были, в сущности, не велики. Сыты,одеты, обуты, крыша над головой, тепло и чисто в избе, мир, благополучие и взаимопонимание, основанное на нравственных нормах. Неприятие праздности, умение пользоваться малым. Василий Шукшин вспоминал:  «…нигде больше не видел такой ясной, простой, законченной целесообразности, как в жилище деда-крестьянина, таких естественных, правдивых, добрых, в сущности, отношений между людьми. Я помню, что там говорили правильным, свободным, правдивым языком, сильным, точным. Там же жила шутка, песня по праздникам, там много, очень много работали. Собственно вокруг работы и вращалась вся жизнь. Она начиналась рано утром и затихала поздно вечером, но она как-то не угнетала людей, не озлобляла – с ней засыпали, с ней просыпались. Никто не хвастал сделанным, никого не оскорбляли за промах, но учили…»

Помню в детстве на вопрос «что такое коммунизм?» взрослые отвечали примерно так: «Заходишь в магазин, бери что хочешь и всё бесплатно».
За скобками оставалась основная часть «от каждого по способностям».
Этот перекос – трудиться меньше, получать больше, усиливаясь, внедрялся в сознание значительной части общества, особенно молодёжи. Относительно нашего времени – этакий «эффективный менеджер»
(по перепродаже перепроданного), нацеленный на бонус. К сожалению, людей готовых «отчизне посвятить души прекрасные порывы» во все времена было не большое количество от всей людской массы. Таким образом, идеального общества не получилось по причине неготовности сознания большинства искренне принять и следовать данным принципам.

 


 

«В ЖЭК требуется слесарь-сантехник без вредных привычек»

(из объявления)

 

ПОТРЕБИТЕЛИ
И ПРОИЗВОДИТЕЛИ

 

Всё человечество условно можно поделить на т. н. «потребителей» и «производителей». Образно говоря, «потребитель» – такой тип характера, образа жизни, психологии, когда человек желает большего, нежели способен отдать. Желает «всё и сразу», но при этом его отдача, выраженная в отношении к общественно-полезному труду, стремится к минимуму. Это они, апологеты праздного образа жизни – от «работяг», отбывающих время на производстве, до «офисного планктона», играющего в компьютерные игры на рабочем месте, – наводнили жизненное пространство. «Производители» же такой тип людей, которые на подсознательном уровне, довольствуясь малым, способны выкладываться по полной. Труд для них именно та «осознанная необходимость». Это они способны на самопожертвование. Таковы, к примеру, основные герои романа Олега Куваева «Территория», экранизация которого состоялась в начале 2015 года. (1-я была в 1978 году).

Стержнем фильма является фраза из романа: «Настоящий долг лежит в сущности человека, а не в словесных формулировках». Примечательно то, что в романе, написанном в начале 70-х, нет направляющей и руководящей роли партии, так ненавистной диссидентствующей публике и «правозащитникам» всех мастей. В комментариях к фильму многие молодые люди искренне не понимали мотивов поступков героев экранизации. Описываемые события отстоят от нашего времени более, чем на полвека.

За это время произошло принципиальное изменение сознания общества. Верх одержали «потребители», в сознании которых устоялось убеждение, что кто-то им всё время должен, сознательный приоритет прав над обязанностями. «Раскормленные» потребности оказались неудовлетворёнными. Вместо норм нравственности – насаждаемый порок. Телевидение, интернет, кинематограф, пресса стали проводниками насаждения этого порока. Навязчивое муссирование, к примеру, такого явления, как супружеская неверность (песни, анекдоты, литература, театр, кинематограф) приводит к тому, что порочность воспринимается в сознании общества уже как норма. По сути все эти «Дачные романы», «Прелести измены» – человеческие трагедии, а не поводы для зубоскальства.

 

ПЕРЕКОДИРОВКА СОЗНАНИЯ

 

Не перестаю удивляться техническому прогрессу, происходящему в последнее время. Интернет, мобильная связь. По временным меркам появилось всё это совсем недавно, а мы уже не мыслим жизнь без всего этого. Но так же не перестаю удивляться процессу обратно пропорционального нравственного регресса. Открыто стали обсуждаться табуированные ранее темы. Происходит некое «упрощение» во взаимоотношениях людей, этакая раскованность, бесцеремонность. В частности в отношении полов. Вообще – то интимные отношения потому так и названы, что должны оставаться интимными. Но на деле же эта тема сейчас широко и открыто подаётся во всех СМИ. И предлагается всё это обывателю как «секс без ханжества». У животных не существует церемоний, им неведома этика, потому они и случаются где попало. Но почему так же поступают представители homo sapiens с айфонами в кармане? Полагаю, что пресловутые особи мужеского и женского пола, устроившие прилюдно массовую случку в общественном месте, искренне считают, что церемонии существуют для быдла.

Напомню, данное мероприятие происходило в зоологическом музее Москвы в 2008 году. Одной из участниц была небезызвестная Н.Толоконникова, (участница группы Pussy Riot, устроившей скандальную акцию в храме) бывшая в тот момент на 9-м месяце беременности. Как говаривал персонаж Вицина в фильме «Не может быть»: «Очень мило, очень современно». Но их бесцеремонность, эпатаж – суть прецедент для «юношей, обдумывающих житьё, решающих, делать жизнь с кого». Что же ещё нам предлагается в данном ключе? Обратимся к «бесплатной школе разврата» – телевидению. «Дом-2». Говорят вроде бы по-русски, но с каким-то вычурным, искусственным акцентом. Убогие, примитивные диалоги, с претензией на некий гламур. Люди-манекены. Происходит выработка дурных стереотипов, что и приходится часто наблюдать в повседневности. Чем ещё нас потчует телевидение? Дурилки, стрелялки, постельные страсти. Герои фильмов – помесь ментов-бандитов брутальной внешности. Разнокалиберные смех-чки от «камеди-клаб» и их производных собирают миллионные аудитории, неся в себе по сути духовно разрушительную энергию. Весь их юмор (ниже пояса) основан на пошлых и скабрёзных двусмысленностях.

Как-то имел неудовольствие смотреть передачу Малахова с Игорем Николаевым. Как мерзко и неприятно от этого «копания в чужом белье». Собраны были все жёны, бывшие и настоящие. Неприятно было слушать воспоминания Николаева, когда он со смехом рассказывал, как в день смерти Брежнева они репетировали какой-то шлягер и в поисках укромного места нашли комнату, как оказалось, выходящую дверью в помещение, где проходили траурные мероприятия, и их пение было слышно. Как бы не относиться к личности Брежнева, но бравировать подобным на многомиллионную публику, как минимум, неприлично. Трепотня, ёрничество, скабрёзность, цинизм телетусовки – суть духовное мародёрство. А массовка беснуется, вознося руки к небу на выступлениях вульгарных и пошлых поп-звёзд.

Вообще как-то общепринято стало похваляться пороками. Знаменитости всех рангов делятся на публику: когда начали пить, курить, материться. Та же Алла Борисовна как-то заявила во всеуслышание, что начала курить в 5-м классе (что, кстати, несовместимо со званием пионера, коим в ту пору являлась). Думаю, после таких откровений у неё появилось немало последовательниц. Вообще, если раньше в курящей женщине присутствовал определённый налёт вульгарности, интуитивно ощущаемая некая «порча», то сейчас всё чаще поражает та несовместимость ангельской внешности с дымящейся сигаретой в руке.

Для наглядного примера представьте Настеньку, героиню фильма «Морозко», курящей на пеньке или Наташу Ростову, выбежавшую в перерыве между вальсом и мазуркой, торопливо сделать несколько нервных затяжек.

Как-то был показан повтор передачи праздничного концерта 71–72 г. «Песня не кончается». Показаны люди, атмосфера тех лет, что сейчас принято называть совковой культурой. Ощущение благопристойности, добропорядочности в отличие от пресловутой «свободы выражения». Какой контраст за эти 40 с лишним лет! Как приятно видеть зрителей без кривляний, распальцовок и возгласов «вау».

Будучи ребёнком, я наивно считал взрослых безгрешными, мудрыми, справедливыми, знающими всё. Став взрослым, понял, как глубоко заблуждался. Оказывается, что все грехи совершают именно взрослые. Но, даже осознавая свою порочность (участь, увы, немногих), человек продолжает поступать вопреки совести, ибо слаб и не имеет сил идти «против течения», нарушать «закон толпы». «Жить не по лжи» способны единицы, волевые и сильные, но и здесь возможна относительность степени «не лжи». Ибо часто то, что для одних ложь, для других истина. Если не ошибаюсь, термин «жить не по лжи» исходит от Солженицына. Но и его потенциального антагониста Владимира Бушина трудно уличить в неискренности. Порой, чтобы «жить не по лжи», приходится прибегать к юродству.

Во все времена люди были чем-то недовольны. Правителями, положением в обществе, материальным достатком, мужем, женой, погодой. Возникали бунты, совершались революции, в результате которых недовольных не становилось меньше. А чувство справедливости, порой исходящее из чувства зависти, превращалось в банальное «ДАЙ». Яркий пример т. н. обманутые вкладчики. Какие же они обманутые, если возжелали получить деньги ниоткуда, не заработанные (по сути, обманом). Когда же их, что называется, кинули более ушлые граждане, то они возопили, объявив себя обманутыми.

Нарушена нравственная норма – не зарься на чужое, не заработанное. Сказано: «Вековые богоданные нравственные нормы – не просто слова. Их нарушение приводит к краху личности, общества, государства». Если бы люди вместо недовольства действительностью, пытались изменить что-то в себе, то, думаю, их претензии к окружающему миру поубавились бы. Давно убедился – чем ничтожнее человек, тем выше его претензии к окружающим.

 

Сергей ЕФИМОВ

г. ЧЕРЕПОВЕЦ,

Вологодская обл.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *