Юрий ЩЕРБАКОВ. ПРАВДА «ЧЕРЕЗ ЗАПЯТУЮ»

№ 2015 / 38, 28.10.2015

Горько и обидно было читать статью Ю.Никитина в № 35 «Литературной России». Не зря шутят, что любое доброе дело наказуемо. Вот и я получил «печатную» затрещину за дела, которые осуществлял для общего блага.

 

18 лет назад по моему предложению была учреждена литературная премия имени В.К. Тредиаковского. Носила она статус всероссийской, поскольку её соучредителями стали администрация Астраханской области и Союз писателей России. Право выдвижения в номинации «российский писатель», как и в подобных премиях в других регионах, было прерогативой СП России. Надо отдать должное его руководству – выдвигало оно писателей достойных. Ю.Никитин живописует банкет 1999 года по случаю вручения нашей премии замечательному русскому писателю Петру Проскурину. А кроме него лауреатами в конце 90-х – начале 2000-х стали Юрий Бондарев, Валентин Сорокин и прекрасный волгоградский поэт Василий Макеев. В отличие от Никитина, который почему-то стесняется называть эти славные имена, я горд, что они вошли в историю астраханской литературы! Подчёркиваю: выдвинуты были эти мастера правлением СП России, а не Ю.Щербаковым, и утверждены решением комиссии, членом которой был в те годы и астраханский писатель Ю.Никитин!

Наверно, обличитель мой об этом запамятовал. Бывает. Поэтому напомню забывчивому памфлетисту, что статуса всероссийской премия имени В.К. Тредиаковского лишилась в 2002 году во многом благодаря именно его стараниям! Тогда правление СП России выдвинуло кандидатуру Станислава Куняева. «Шовинизм, национализм, антисемитизм!» – такими вовсе не литературными терминами крыл тогда трёхтомник «Поэзия. Судьба. Россия» Ю.Никитин. Комиссия дрогнула. Ещё бы: ведь пахнущими оргвыводами словами гвоздил не просто литератор, а референт группы советников губернатора Астраханской области, то есть, попросту говоря, советник «самого»! С.Куняева забаллотировали. Тогда от премии отказался и я, утверждённый было лауреатом в номинации «астраханский писатель». В результате комиссия приняла соломоново решение: не присуждать премию никому «за технической неподготовленностью». Справедливо обидевшееся на такой финт правление Союза писателей России вышло из состава учредителей премии, и с 2003 года она присуждается как областная. Кстати, дважды её лауреатом становился и сам Ю.Никитин. Стал бы наверняка и в третий, да в нынешнем году сняли с премии денежное содержание, которое составляло 50 тысяч рублей. Как, впрочем, сняли его и с других областных премий в области культуры и искусства – для художников, музыкантов, театральных деятелей, ревнителей казахской культуры.

Вот это, на мой взгляд, и есть самый настоящий скандал, а вовсе не те «бури в стакане воды», что вызвал на страницах «ЛР» г-н Никитин! Уж не сам ли он и присоветовал такую «весомую» экономию областного бюджета?

 09

Ю. Никитин

 

Пора, однако, вернуться к обвинениям моего хулителя. Где же здесь «литературная коррупция»? Может, она в том, что я дважды помог Никитину стать лауреатом премии имени В.К. Тредиаковского? А что – принцип «ты мне – я тебе» торжествует: премия в обмен на ругательную статью! Да не одну!

В Астраханской области – одиннадцать районов. В десяти из них существуют или существовали литературные премии, учреждённые муниципальными образованиями. Причём присуждаются они ежегодно в двух номинациях – профессиональному автору и литератору – жителю данного района. Размер премии – «червонец с вычетами». Как раз на самолётный билет до Москвы! До недавнего времени собственную литературную премию – имени Велимира Хлебникова – имело и муниципальное образование «Город Астрахань». Профессиональных литераторов, студентов и школьников награждают у нас ежегодно премией имени Бориса Шаховского, учреждённой техническим университетом.

Я не поленился сосчитать общее число лауреатов за 17 лет, то есть за тот срок, что руковожу областной писательской организацией. 142 человека! Среди которых и лауреат премии имени И.И. Хемницера Ю.Никитин. Присуждение и вручение каждой премии, особенно в районах, становятся праздником литературы, вызывают широкий общественный резонанс, привлекают людей к творчеству, пробуждают интерес к чтению. Это и есть главная цель той «премиомании», о которой так уничижительно отзывается Никитин, называя её разновидностью «астраханщины». Если это «астраханщина», то она ничем не хуже «белгородщины», «кузбасщины» или «орловщины», как одна из форм поддержки и развития литературного процесса! К сожалению, выбирать нынче не приходится. Слава Богу, что удалось выстроить хоть такую систему!

Спросите у моих коллег в регионах: легко ли сегодня, в условиях «оптимизации», а, точнее говоря, добивания культуры, осуществлять литературные проекты, подобные нашим? Как удержать интерес к безусловно нужному делу? В том числе, и приглашением писателей из других регионов. Да, нашими лауреатами были москвичи Станислав Куняев, Юрий Лопусов, Максим Замшев, Александр Гриценко, волгоградец Василий Макеев, элистинец Николай Санджиев, махачкалинец Магомед Ахмедов. Это из 142-то лауреатов! А «аллаверды» было только одно – получение нашим писателем-фронтовиком Борисом Ярочкиным всероссийской литературной премии «Сталинград». Этой наградой и своим участием в её присуждении я горд больше, чем всеми собственными литературными дипломами, над которыми насмешничает неутомимый «правдолюб»! Кстати, перечисляет он их весьма своеобразно: «За верность Слову и Отечеству», «Серебряный Дельвиг», «России верные сыны», имени Александра Невского, Московская, имени Валерия Брюсова. Вроде бы, названы шесть премий, а на самом-то деле – три! Потому что это полные наименования именно трёх премий. И всего-то нужно для пущего эффекта поставить лишние запятые! Вот такой, «через запятую», правдой и потчует читателей «ЛР» «честный и принципиальный», как рекомендует его редакция, писатель Никитин.

Ещё одно тяжёлое обвинение бросает мне «обличитель» – в небрежении памятью астраханских писателей-фронтовиков. Читателю дело представляется следующим образом: мол, выделили из бюджета средства на издание книг астраханских литераторов, а негодяи во главе со мною издали себя, продемонстрировав «признаки осознанного и цинично демонстративного неуважения к памяти писателей-солдат». Какая чушь!

Чтобы её опровергнуть, придётся быть многословным. Во-первых, в Астраханской области давным-давно из бюджета не финансируется издание книг местных поэтов и прозаиков. Некоторое время существовала комиссия по определению приоритетности книжных изданий в Астраханской области. В её составе, кстати, были сплошь чиновники и ни одного представителя общественности! Так вот, в «Положении» об этой комиссии значилось, что рекомендовать к изданию она может всё, кроме «художественной литературы». Комиссию упразднили, проблема осталась.

Мы в провинции как живём? По принципу: «Земля слухом полнится». Вот такой слух долетел из Алтайского края, где ежегодно проходит конкурс на издание книг местных авторов из краевого бюджета. Четыре года назад начал я пробовать посадить алтайское семя в астраханскую землю. Идея-то благая: чтобы каждый житель области, сотворивший художественное произведение, получил бы шанс издать его за счёт региональной казны. В том числе, и литераторы, считающие себя профессионалами. Сколько бумаг пришлось написать, сколько времени провести в начальственных приёмных! Дело сдвинулось с мёртвой точки только в прошлом году, когда в день рождения А.С. Пушкина провели мы областное литературное собрание с участием губернатора. Масштабное получилось мероприятие. И полезное! Потому что руководитель области идею проведения конкурса поддержал. Кстати, в числе более чем трёхсот участников собрания был тогда и Никитин. Это я к тому, что мой критик был прекрасно осведомлён обо всех перипетиях учреждения и организации конкурса.

Не мудрствуя лукаво, мы взяли за основу «Положения о конкурсе» наработки алтайцев. Правом выдвижения обладают и граждане, и общественные организации. В комиссию они обязаны представить отредактированные рукописи с рекомендациями филологов с учёной степенью либо членов Союза писателей. Были установлены сроки проведения конкурса. И вот когда наконец его колесо в первый раз со скрипом провернулось, Никитин возмутился: почему, дескать, в числе участников не было рукописей писателей-фронтовиков? Что же раньше-то он молчал, когда паровоз ещё не ушёл? Что стоило идею предложить заранее! Хотя осуществить её было бы очень непросто. Я не зря рассказывал об условиях конкурса, одним из которых является наличие отредактированного электронного набора текстов. В данном случае, серьёзной прозы писателей-фронтовиков Б.Ярочкина, С.Калашникова, Ю.Селенского, чьи имена называет Никитин. Способ один: садиться за компьютер и «набивать» тексты самому. Увы, в нашей общественной организации ни наборщиц, ни денег на их оплату нет. А почему, собственно говоря, эту работу не взял на себя сам Никитин? Барственно поучать нерадивых холопов куда как проще! У бывшего референта группы советников губернатора, судя по его словам, возможности и сегодня большие. Только вот использует он их, видимо, не на развитие литературного процесса в регионе, а на его уничтожение.

Никитин фантазирует, будто «список будущих лауреатов был составлен в областной писательской организации», требуя назначения новой комиссии, куда бы вошли журналисты, филологи, представители агентства по связи и массовым коммуникациям. Он что, не ведает, что в составе прежней были два доктора филологических наук, журналист, председатель агентства по связи и массовым коммуникациям, руководители министерства культуры и только четверо писателей? Между прочим, на издание книг лауреатов было израсходовано 398 тысяч рублей, а не миллион, как утверждает Никитин. Тоже деньги, конечно, однако… Опять правда «через запятую»?

Порадовался бы человек, что на пустом месте появилась конструкция, которую общими усилиями можно превратить в добротный дом, где и ему найдётся место! Так нет же, норовит разрушить созданное чужими и немалыми стараниями. Ведь конкурс на издание литературных произведений в Астраханской области замышлялся как ежегодный. Считаю его проведение одним из главных достижений своей работы.

Как и организацию Форума Литератур стран и территорий Прикаспия «Каспий – море дружбы» в мае нынешнего года. Впервые писатели всех прикаспийских государств – Ирана, Казахстана, Азербайджана, Туркмении и российских регионов – Калмыкии, Дагестана, Чечни, Астраханской области – собрались вместе, чтобы найти возможности взаимодействия, взаимопроникновения и взаимообогащения литератур разных народов. Верю, что главным итогом Форума станет создание в Астрахани центра литературного перевода! Приятно удивили итоги первого областного конкурса переводов, которые мы подвели в дни работы Форума. В творческом соревновании приняли участие 126 профессиональных и самодеятельных поэтов! В Астрахани есть кому переводить!

Нынешний год вообще у нас богат на конкурсы. В семнадцатый раз провели мы совместно с Думой Астраханской области поэтический конкурс «С Тредиаковским – в 21 век!», в шестой – конкурс «День Победы». Впервые при поддержке областной организации КПРФ состоялся конкурс патриотической поэзии имени Мусы Джалиля. В общей сложности больше тысячи участников изо всех районов области!

Может показаться, что я далеко ушёл от темы разговора. Вовсе нет. Считаю, что именно организационно-творческая активность Астраханского отделения Союза писателей России, растущие влияние, популярность и авторитет организации – главная причина злобных нападок Никитина и местных отпетых графоманов. Ну не хочется им оставаться на обочине литературной жизни! Так присоединяйтесь, помогайте общему движению вперёд, созданию того плодородного слоя, на котором родятся новые талантливые произведения! На камнях не растут деревья!

Увы, Никитин предпочитает совать палки в колёса. Походя он обвиняет меня в плагиате и сребролюбии, возвращаясь к эпизодам астраханской окололитературной жизни аж тридцатилетней давности. Есть на юге Каспийского моря остров Грязный Вулкан. Трое суток проболтались мы однажды с поэтом Борисом Свердловым на рыбоморозильном судне «Печора» у этого самого острова. Неожиданно заштормило, и мы, прилетевшие для творческих встреч с астраханскими рыбаками, на своей шкуре испытали все прелести и килевой, и бортовой качки. В результате отметили аж три путёвки бюро пропаганды художественной литературы номиналом в семь рублей каждая. Да капитан корабля и десять печатей был готов поставить, потому что трое суток общение с нами было главным развлечением экипажа штормующего судна! А «старшие товарищи», которые не то что на Каспий либо в дальнее село – в школу на соседней улице ходить не желавшие, устроили нам разнос. Самое интересное, что через неделю-другую обличители наши слёзно просили простить обиду и повыступать перед «тружениками полей и ферм». План-то по творческим встречам надо выполнять, а «мэтры» артачатся!

А вот история с «плагиатом». Вызывают в писательскую организацию.

– Ты вчера в школе выступал?

– Ага.

– А вот такие строки там читал:

«Капает дождь на голову мне.

Как хорошо моей голове»?

– Да я часто эту байку рассказываю, когда спрашивают ребятишки, как писать начал. Вот, мол, говорю, вроде этого мальчика, который вышел на улицу, капнуло ему на темечко, он и сочинил первый стишок!

– А ты знаешь, что эти строчки из книги ленинградского поэта, который собирает детское творчество?

– Ну и что? Я же их за свои-то не выдаю!

Остаётся добавить, что донёс на меня поэт, дочка которого училась в той самой школе. Вот такие нравы царили в организации, «одним из руководителей которой» был парторг Никитин.

Уже в новейшие времена классик астраханской литературы, «соавтор» вышеприведённого диалога, публично признался, что ему стыдно и за Южный Каспий, и за «капает дождь». А вам, Никитин, не стыдно?

Впрочем, вопрос риторический. Если уж он меня в краже какого-то протокола писательского собрания тридцатилетней давности из областного архива обвиняет, то идти дальше некуда. Хотя нет. Почему бы ему мои классные журналы и школьные дневники не поисследовать – а вдруг там сенсация вроде «двойки» по поведению обнаружится! Какое славное доказательство преступного образа жизни Щербакова с «младых ногтей»!

Мне, что ли, архивными изысканиями заняться и поднять протокол писательского собрания начала девяностых, на котором решался вопрос о продаже Никитину единственной писательской собственности – бывшей обкомовской дачи, что в конце «перестройки» дарована была местным писателям. Впрочем, вряд ли в протокол внесены пламенные глаголы, которыми убедил Никитин товарищей, что единственным выходом станет продажа дома ему, что таким образом будет кардинально решена проблема содержания нового пятикомнатного дома со всеми удобствами – по тем временам, ценность немалая! Меня на то собрание намеренно не позвали, знали, что буду возражать против очевидной глупости. Через неделю случайно узнав о минувшем собрании, спросил у Никитина, что же там решали братья-писатели. Бывший парторг только рукой небрежно махнул: мол, ничего особенного. Вот такая она, правда «через запятую».

Касается это и случая с Александром Гриценко, произошедшего недавно в Астрахани. Звон полученных им оплеух обрёл прямо-таки вселенское звучание! Странно, что до сих пор никто не связал удар ракет Каспийской Флотилии по ИГИЛ с местью за поруганную честь молодого драматурга и прозаика! А что, политику-то уже за уши притянули: побили, мол, ярого путинца противные коммунисты на почве идеологических разногласий! Надо же чем-то серьёзным прикрыть банальную суть произошедшего по пьяному делу! Между прочим, один из его «фигурантов» поэт Борис Свердлов – член «Единой России» и даже стоял у истоков его регионального отделения!

Где и от кого досталось на ночных астраханских улицах Гриценко, пусть выясняет полиция. Я благодарен ему за то, что привёз и вручил мне литературную премию имени Валерия Брюсова, кстати, безденежную. Из дружного застолья он ушёл по-английски, не прощаясь. А со следующего дня интернет начал заполняться фантастическими подробностями избиения московского гостя заместителем Щербакова Б.Свердловым и зятем Щербакова, так и оставшимся «бесфамильным». Вам не кажется странной такая «идентификация»? Да и зачем поэту, выпустившему сборник стихотворений в продюсерском центре Гриценко и ожидающему там же выхода ещё одного, и моему зятю, едва успевшему познакомиться с Гриценко, угощать его зуботычинами? В знак благодарности, что ли?

Вот и выходит, что главная цель раздувателей скандала – я. Если преступно окружение, значит, сам – мафиози, следовательно, порочна возглавляемая им писательская организация! Такую вот цепочку пытаются выстроить клеветники. Статья Никитина в «ЛР» – только элемент кампании травли, развёрнутой в Астрахани. Повторю, что кому-то очень мешает активность и жизнеспособность Астраханского отделения Союза писателей России. А тут я ещё с боем стал во второй раз депутатом городской Думы. Да от оппозиционной партии! Так что для хулителей моих любое лыко в строку, лишь бы та строка стала ядовитой.

Никитин уничижительно отозвался о моём творчестве. Отвечать ему тем же глупо. Тем более, что гораздо больше доверяю я мнению Сергея Михалкова, Петра Проскурина, Дмитрия Балашова, Валентина Сорокина, Станислава Куняева, Василия Белова, Юрия Полякова, писавших предисловия к моим книгам, выступавшим с добрыми словами в печати и с трибуны съезда Союза писателей России.

Нынешний «наезд» заставил меня всерьёз задуматься: а, может, в самом деле никому не нужны сегодня Дни Литературы в районах, конкурсы, форумы, читательские конференции, творческие встречи, презентации новых книг, семинары для молодых авторов, учёба в литературных объединениях (их у нас пять), собирание коллективных сборников авторов, живущих в районах области (а таких книг за последние годы мы издали 18), рецензирование и редактирование рукописей – словом всё то, чем занимаюсь больше семнадцати лет? Собрал на днях писательское собрание и задал этот вопрос своим товарищам. Ответ был однозначен: будем и дальше тянуть вместе нелёгкий воз организационно-литературной работы. Потому что надеяться, кроме как на себя, больше не на кого! Вот это и есть настоящая правда без лишних запятых.

А «правда» Никитина… Совсем недавно, на юбилее писательской организации, а потом на юбилее Бориса Свердлова «честный и принципиальный» литератор публично восхвалял нашу деятельность, уверяя, что никто, кроме меня и моего заместителя, не сумел бы сохранить и укрепить писательскую организацию на общее благо. Что тут скажешь? Разве что напомнить главный принцип существования столь почитаемого Никитиным ПЕН-клуба, члены которого «обязуются выступать против таких негативных аспектов свободной печати, как лживые публикации, преднамеренная фальсификация, искажение фактов или тенденциозно бесчестная их интерпретация ради политических, групповых и личных целей».

И последнее. Очень жаль, что поводом для разговора о проблемах литературной жизни в российской провинции становятся скандальные ситуации, «евразийская наша жуть», как назвала рубрику «Литературная Россия». Конечно, рассказы о наших достижениях и промахах, обретениях и ошибках, о драгоценном опыте не так занимательны. Работа – она и есть работа. Зато польза от таких публикаций была бы несомненная! Ведь читают «ЛР» в провинции в основном литераторы. Искренне желаю уважаемой мною газете, в которой не раз печатался, удачи на этом пути.

08

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Юрий ЩЕРБАКОВ

 

г. АСТРАХАНЬ

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *