НОВЫЙ ИНСТРУМЕНТАРИЙ в литературоведении

№ 2015 / 42, 25.11.2015

Когда филолог берётся изучать какую-то проблему, он обращается в первую очередь к библиотекам, чтобы узнать, насколько тщательно уже изучен его вопрос. Потом идёт в архивы. Если там чего-то не найдёт, может разыскать наследников условного литератора, которым занимается: вполне вероятно, что у них имеются какие-то материалы. Потом уже исследователь – чаще всего это молодой исследователь – погружается в интернет, где его может ожидать всё что угодно.

Всё это либо старый, либо уже освоенный инструментарий литературоведения. Я же хочу поговорить о новом. Или, если вам так будет удобней, о хорошо забытом старом инструменте, который почти никто не использует.

Речь пойдёт о мониторинге аукционных домов, антикваров, букинистов и барахолок.

 15

Фото: Александр Уткин / «Московские новости»

 

1. Аукционные дома

 

Начнём, пожалуй, с самого сложного элемента – с аукционных домов. Если вам казалось, что в этих местах можно приобретать только шедевры мирового искусства и антиквариат, то вы ошибались. В последнее время появились исключительно книжные аукционы. При этом цены на них далеко не заоблачные – вполне доступные.

Так, например, на одном из октябрьских аукционов редкие книги Беллы Ахмадулиной, Булата Окуджавы, Андрея Вознесенского, Владимира Высоцкого и других шестидесятников продавались от трёхсот рублей. Смешная же цена. И, тем не менее, какие-то экземпляры просто не имели спроса.

Для людей, желающих иметь дома свою библиотеку, наполненную в том числе и старыми изданиями, – это хороший шанс заполучить редкую вещицу. Но это также шанс и для литературоведов – если не купить, то хотя бы увидеть и пощупать книгу, а нередко и узнать, что такое издание вообще существует.

Согласитесь, бывают же случаи, когда даже старые и опытные литературоведы узнают, что полвека или век назад случались какие-то издания. Это ли не открытие? Да, конечно, в первую очередь это касается русских авангардистов – ещё плохо изученных, но всё же.

К тому же дело касается не только книг. Нередко нерадивые наследники вместо того, чтобы сдать архивы их славных предков в музеи или государственные хранилища, выставляют их мало-помалу на аукционы.

Или не наследники, а случайные обладатели, которые не ведают, с чем имеют дело. И тогда есть неплохие шансы приобрести эти архивные документы, фотографии, письма и т.д. по выгодной цене.

Часто встречаются интереснейшие автографы – что, согласитесь, тоже весьма интересный предмет для изучения.

Как видите, эта тема может касаться не только филологов-одиночек, но и целых лабораторий или институтов.

Чтобы вы долго не искали, дам несколько наводок – именно наводок и кратких характеристик; это ни в коем случае не реклама.

Дом антикварной книги «В Никитском» – пожалуй, самый сбалансированный и в ценообразовании, и в подборе лотов для аукциона, и в формах участия. Он легко доступен в интернете. Даже если вы ничего не купите, вы сможете увидеть фотографии хорошего качества интересующих вас лотов и просто сделать себе заметку на будущее о находке и возможности её приобретения.

Аукционный дом «Антиквариум», извините за казённый язык, предлагает самый широкий ассортимент книг; часто встречаются и редкости. Цены кусачие, но, как уже выяснилось, это не самое главное.

Аукционный дом «Кабинетъ» славен своими лотами. Часто можно встретить книги из личных библиотек известных советских писателей. Цены умеренные.

Аукционный дом «Литфонд» недавно образовался и пока ничем не удивляет, кроме названия (не бойтесь: собственность бывшего Союза Писателей СССР и Литфонда СССР они не распродают) и заоблачных цен.

 

2. Антиквары и букинисты

 

Как правило, у антикваров можно купить или посмотреть то, что снесли им библиофилы. Расскажу на одном небольшом примере. Был такой человек, как Анатолий Кузмич Тарасенков, заместитель Твардовского в «Новом мире» и один из видных библиофилов. Он собрал огромную поэтическую коллекцию первой половины XX века (многие книги – с автографами). Коллекция включала в себя около десяти тысяч (!) книг. В 1973-м году большая часть этой коллекции (7250 книг) была приобретена Библиотекой им. В.И. Ленина, где и хранится до сих пор в основном в «Музее книги». Некоторые экземпляры библиотекари даже не разрезали и не дают разрезать исследователям – приходится высматривать текст на просвет или работать с зеркальцем. Оставшаяся часть коллекции (примерно 2750 книг) гуляет по аукционам и антикварам.

Другой пример. О нём подробно рассказывает
В.А. Дроздков в своей книге «Dumspirospero». Ему досталась часть архива поэта Вадима Шершеневича. Другую часть ему приходится выкупать у тех же антикваров. Благо, что книги из домашней библиотеки поэта помечены специальными штампами.

Третий пример. Матвей Ройзман был не только прозаиком, поэтом и мемуаристом, но и заядлым библиофилом. В его коллекции были многие литературные памятники 1910–1920-х годов. Но после развала СССР его наследникам срочно понадобились деньги, и они продали непонятно кому квартиру вместе со всем архивом.

Теперь этот архив тоже активно гуляет по свету. Архивы Шершеневича и Ройзмана в РГАЛИ, конечно, есть. Но лежат они там далеко не полные.

У антикваров часто можно купить по адекватной цене редкие вещи и опять же обнаружить какие-то издания, о которых никто и не догадывался. Тот же самиздат и тамиздат.

Опять же: дам несколько наводок.

Антикварно-букинистический магазин «Сибирская горница» находится в Новосибирске, но пусть вас это не пугает. У них чётко отлажена доставка. Да и есть что посмотреть. Цены самые безобидные. В Москве подобные вещи обойдутся дороже.

Букинистический портал «Алиб.ру» – первейший друг, товарищ и брат литературоведа и библиофила. Этот ресурс охватывает не только всю Россию, но и ближайшие страны. Здесь сходятся как простые торговцы, так и антиквары. Самые редкие книги или книги с очень маленькими тиражами всегда можно найти на «Алибе».

Многие продвинутые литературоведы пользуются именно этим ресурсом.

 

3. Барахолки

 

16Есть ещё барахолки. Там, конечно, чёрт ногу сломит, но всегда есть шанс обнаружить диковинку и прикоснуться к ней. Несколько лет назад шумели газеты о находке на одной из московских барахолок записной книжки Маршака – это ли не чудо? Обычный библиофил купил с рук за десять рублей непонятно чей гроссбух. Пришёл домой, почитал имена-фамилии-телефоны – всё сплошь известные писатели. Рядом каракули да стишки. Сверил – Самуил Яковлевич.

По сути, большие барахолки – это те же сайты «Авито», «E-Bay» и их аналоги. Так, например, на «Авито» можно встретить рисунок Георгия Якулова за каких-то 15 000 рублей. Разве это цена за шедевр искусства?

Условной барахолкой – не в чистом виде, а скорее информационной – можно назвать те же социальные сети. В них тоже реально обнаружить если не документы, то, например, свидетельства очевидцев. И этим как раз уже пользуются филологи: Игорь Вирабов при написании биографии Вознесенского активно мониторил интернет-пространство, давая в своей книге право голоса безымянным никнеймам, – интереснейший же приём!

Но это всё электронные версии барахолок. Полноценные всё чаще закрываются, сносятся, переносятся куда-то в глубинку. Хороших московских назвать не могу, а вот питерскую барахолку – запросто: та, что
на Удельной. Если её ещё не убрали.

 

И напоследок немного статистики

 

Я задался весьма праздным вопросом: в какую цену нынче книги с автографами и дарственными надписями писателей минувшего века. Если с Пушкиным или Тургеневым всё понятно, то хочется понять, насколько ценен Серебряный век и советские писатели.

1 место весьма предсказуемо оказалось за Маяковским. Его автограф Пимену Карпову на книжке «Облако в штанах» оценивают в 1 300 000 рублей.

2 местоИван Бунин. На книге «La Calice De La Vie» 1923 года. Автограф на французском языке. Стоимость: 750 000 рублей.

3 местоБродский и Тапиес оставили свои закорючки на книге «Римские элегии» 1993 года. Цена: 399 000 рублей.

4 место у Куприна. Его рассказы «Храбрые беглецы», изданные в Париже в 1920-е годы и оснащённые дарственной надписью литератора, оцениваются 350 000 рублей.

5 место у Игоря Северянина. Свою книгу «Вервэна» он подписал Тэффи. И стоит такая нечаянная радость 330000 рублей.

Интересная расстановка. Она же в первую очередь показывает изысканный вкус и стоимость этой
изысканности. При этом письма Тихона Чурилина, сборники с автографами Андрея Вознесенского или Павла Антокольского продаются за 1500 рублей. Ещё не так давно продавался «нетронутый архив Бориса Пильняка» за миллион рублей.

Так что мониторинг аукционных домов, антикваров, букинистов и барахолок может не только помочь в изучении литературоведческих проблем, но и осчастливить библиофила или выгодно продать залежавшуюся дома диковинку.

Открою вам секрет Полишинеля: многие есениноведы советской закваски успели собрать громадные коллекции изданий, автографов и документов не только самого Сергея Александровича, но и людей из его окружения. Наследники литературоведов до сих пор живут за счёт богатства, накопленного славными исследователями. Многие из филологов внесли неоценимый вклад в науку – тут и не поспоришь.

Мониторинг – инструмент, повторюсь, старый, но крепко забытый.

Я бы не взялся обо всём этом говорить, если бы видел, что этими ресурсами пользуются филологи. К сожалению, я знаю лишь несколько счастливых исключений. Совсем не уверен, что этому учат в Литературном институте или на филологических, журналистских, полиграфических или искусствоведческих факультетах.

Поэтому и написал такую статью.

 

Олег ДЕМИДОВ

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *