КОЧЕТОВА НА ВАС НЕТ

№ 2016 / 1, 14.01.2016

Забавно на финал сформулировал в 46-м номере «ЛР» А.Болдырев самую суть охранительства – «проблемы, которые актуальны и сейчас»: «Военное сословие, чьей обязанностью и наследным долгом было военное служение отечеству, защита Родины – как русское дворянство, которое по определению должно быть носителем Российской державности, стало её врагом?».

Вопрос этот летит из индустриального, советского Челябинска, в котором, надо полагать, следы сословности даже спустя «безбожных 70 лет» найти сложно – и аж звенит шпорами вопрос. Хочется ответить, поскольку имею некоторое отношение к упомянутому «сословию», потомственное. И, наверное, являюсь и душеприказчиком в каком-то смысле: кто ж заступится за дворянство имперское перед чумазым пролетарским Челябинском? (Шучу, а заодно вспоминаю, как прежний генпрокурор, раззявив нехудую свою варежку, с одышкой от праведного гнева отчитывал на суде какого-то тощего проштрафившегося армейского: «Как же вы, российский офицер, могли?!.» – но пробывший большую часть жизни советским, офицер не смел ему ответить по регламенту, а за него очень хотелось ответить зажравшемуся  клятвопреступнику в погонах, от имени новой родины стращавшему человека, который новому правящему классу оказался плохой слуга). Отвечу историей, которую когда-то излагал для сайта, что разыскивал героев нынешних и прежних времён. Пересыльщиком истории выступал товарищ С.Шаргунов – но историю не взяли. Видимо, не подошла, других героев искали, «поактуальнее».

Родился он в 1899-м, ровесник ХХ века почти, в уже многодетной семье моего прадеда, секретаря Московской дворянской опеки Василия Сергеевича Былеева-Успенского. Был Вася вундеркиндом, однако, как и полагалось мальчикам, был направлен в кадетский корпус. Внешне выглядел Василий, как говорят в народе в таких случаях – «не в мать, не в отца, а в прохожего молодца». Голубые глаза, чёрные волосы, длинный прямой, слегка приплюснутый у ноздрей, характерно былеевский нос, придающий буквам «н», «о», «м», «у» специфический долгий прононс.

Жила семья прадеда в Дурновском переулке, ныне – Композиторская улица. Если с Нового Арбата свернуть в арку новостройки «Лотте плаза» – будет видно место нашего дворянского гнезда, там уже второй по счёту дом вырос. Дом же, вшагнувший вместе с моими предками в 20-й век, был трёхэтажным, два верхних этажа занимала семья, внизу была приёмная дворянской опеки, а основной «офис» её располагался на Солянке (Опекунский дом). В гостиной были и часто били большущие часы – а спавшие по разным комнатам дети, коих в семье было семеро, друг у друга переспрашивали, который час. Моя бабушка спала вместе с младшей сестрой Ольгой в комнате, что была дальше от гостиной, поэтому когда они шептали из своей «который час?» брат Василия Сима (Серафим) громким юношеским голосом с прононсом в былеевский нос отвечал, не боясь никого разбудить в тишине жилого этажа: «Семь продОндило!»

Когда Василию «продондило» пятнадцать, он заболел и долго не посещал кадетский корпус. Ему наняли репетитора-студента, который и сделал Василия убеждённым коммунистом. К тому моменту Василий Васильевич уже знал двенадцать языков и не прекращал самообразование при поддержке студента-большевика. А поскольку талантливый сын убеждённого монархиста, моего прадеда, был уже знаком с военным делом – именно он и рванул на Красную Пресню, когда началась социалистическая революция. До этого момента он вместе с братом Сергеем, который был талантлив в области изобразительных искусств и тоже дружил с Маяковским, частенько бывали на «клубных» мероприятиях футуристов. Одно из них проходило в полуподвальном кафе (в советское время – «Синяя птица») в Старопименовском переулке. Забавно было, что если Маяковский по части одежды отличался авангардизмом, то братья Сергей и Василий Былеевы-Успенские удивляли публику другим – Сергей нарисовал себе носки, Вася просил и ему нарисовать, но уговорить не смог. Именно в этом полуподвале, где ныне и в советские годы играли джаз, Маяковский шокировал и мою, за компанию туда приведённую братьями бабушку, – слишком резко и басовито начинал читать стихи, эпатировал…

Начав путь красного комиссара на Пресне в 1917-м, Вася исчез для семьи на 7 лет. Сменил уют и благополучие дворянского гнезда на боевые будни – как самый, что ни не есть, идейный боец-большевик. Рисованные футуристические носки сменил на настоящие галифе, маузер и войну. Можно только представлять его в кожанке, будёновке – но фотографий нет… Василий сражался против белых – по идее-то классовых братьев. Но сражался беспощадно – и для них, и для себя. Время стихов кончилось – настало время ран и побед. Двоюродный дед был сильно контужен (сюда закрадывается фраза булгаковского Шарикова, но без юмора: «Я на колчаковских фронтах ранен»). Причём, именно  в голову – да, исполосован… Попал в больницу в Поволжье, уже там заразился тифом, переносил операции при высочайшей температуре, отсюда и повелась медленно уничтожавшая его (как Н.Островского, снова перекличка героев Эпохи) болезнь, результат сочетания ранений в буйную головушку и тифа.

История Васи печальная и долгая, тут я выдержку из 4-й части «Поэмы Столицы» завершу и задам уже свой вопрос челябинцу, проживающему как раз в том, частично уцелевшем, хоть и без прежнего вектора развития, в отвоёванном у прежних правящих классов – в «из света и стали» будущем, за которое погиб мой двоюродный дед-ворянин. Ведь не жалел себя тот, кому в романовской империи было уготовано будущее «защитника империи», верно? Почему? Что вело его, а прежде декабристов на штурм отмирающих укладов и против беляцких прикладов? Наверное, всё же ум, выбор и даже долг – но долг не перед монархией, а перед неблагодарными (как выясняется) потомками.

Представлять по-нынешнему Россию эдакой незыблемой империей – глупая, прохановская мода, насквозь лживая обманка, позолоченная на театральный манер. Обманка нужна возродившемуся классу собственников, которые завладели не по реституции прежними особняками – нет! Они завладели разведанными в СССР запасами газа и нефти, и вот на этом престоле и правят. Имя им – силовигархия, родом они из того КГБ, которое должно было охранять соцсобственность, ан вон как с ней обошлась-то. И что – будем этой братве теперь присягать как «империи»? По-михалковски, с ново-старым гимном и под хруст французской булки в зубах новой знати?

Россия смогла дотянуться до нового, советского уровня сплочения народов и до космоса только благодаря таким, как Вася, благодаря образованному «сословию», которое «предало» родимый и правящий класс. Они, как и декабристы, отказались от всего во имя равенства, братства. Мне, честно говоря, поразительна сама постановка вопроса – как, мол, посмели? Да вот именно потому, что сверху видели социальную несправедливость сословности и монархизма, и правления заграничных заводчиков да местных помещиков – взяли и свалили сперва царя, а потом и Временное, построив на месте тюрьмы народов Союз республик свободных. И слава им в веках не потускнеет от скороспелых нынешних наветов, их именами планеты будут называть! И руки реакционеров-охранителей – прочь.

Важно ведь что охранять. А когда тебе кидают уже без иронии, а серьёзно «на ваших штыках держится трон тирана» – станешь ли звенеть шпорами и дворянскими привилегиями? Нет, пойдёшь в революцию.

Выбор в пользу республики, а не «империи» (с внешним управлением, которое как раз Колчак и прочие белые несли) делали такие военачальники, как Брусилов и даже Слащёв, и это показательно. Тогда побеждало наше будущее – сейчас их позапрошлое, навязывающее пошлую логику исторических ревизий, которую образованные современники чуют за версту и сторонятся. Вот уже и Жюль Верн не угодил «дорогим россиянам»! «Как же это недоглядели господа офицеры, может, пожёстче с грядущим хамом-то надо было? Взбунтовали инородцы нашу Расеюшку да погнали строем в ГУЛАГ – ну, определённо национал-предатели!» Тьфу, ей-богу – и это в 21-м веке-то в эту битую логику белоэмигрантских подвываний вдряпаться!.. Кочетова на вас нет. 

Дмитрий ЧЁРНЫЙ

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *