ПОЗНАНИЕ РАЗУМА

№ 2006 / 22, 23.02.2015

В каком жанре работает Сафарби Бейтуганов? Проще всего сказать, что он придумал афоризмы, парадоксы и максимы. Есть ещё у него группа изречений, близких по форме к эссе. Но я бы его работы скорее отнёс бы к жанру философем.
Бейтуганов – не острослов, он не ставит себе целью блеснуть красноречием или же шокировать жёстким парадоксом в духе Ницше. И красноречие, и парадоксальность суждений – результат развития мысли, следствие философского размышления над тем или явлением. Мне думается, что некоторые философемы и для самого Бейтуганова были неожиданными.
Философская система Бейтуганова может быть классифицирована, по преимуществу, как диалектический стоицизм, его философия выстраивается на базовых элементах античной философии. Это наблюдение правомерно и по отношению к ранней книге Бейтуганова «Сущность», и в этом плане новый его сборник «Дух сомнения» (Нальчик: Эльбрус, 2005) продолжает развивать и уточнять уже заявленные основные принципы своей философии, а в чём-то вступает в спор со своими прежними выводами. Но, безусловно, поле зрения самого философа значительно шире, и на страницах книги ведётся полемика с представителями самых различных школ и направлений. Возникает своего рода микродиалог на уровне философем, что, на наш взгляд, вполне соответствует замыслу книги, делает мысли более рельефными, придаёт им новые смысловые оттенки и, кроме того, возникает напряжённое интертекстуальное поле, над которым властвует Дух сомнения.
Особо следует сказать, почему Бейтуганов избрал именно такую форму изложения своей философской системы.
Мне представляется, что сказалось не столько или не только) влияние французских философов-моралистов Ларошфуко, Паскаля, Лабрюйера и др., сколько национальная устная традиция.
Северокавказские народы не выдвинули своих философов, но они выразили и сохранили свои национальные философии в форме пословиц и поговорок, которые, в свою очередь, имеют отличительные нюансы применительно к каждому этносу. Но в целом – это философия мужества и аскетизма. Вышедшие из горской среды мудрецы, подобные Жабаги Казаноко, не были философами в полном классическом понимании, их творчество укладывалось в рамки фольклорного канона, но в персонализированной форме.
Бейтуганов, избрав инструментом философского исследования мира и человека «философему», в определённом смысле продолжил и развил эту национальную традицию.Джамбулат КОШУБАЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *