Стали ли больше писать, стали ли больше читать, стали ли больше работать?

№ 2016 / 7, 25.02.2016

Согласно данным статистики Российской книжной палаты за 2015 год общий тираж книг и брошюр, изданных в России, составил 459 423 тысячи экземпляров, что на 5,37% меньше, чем в предыдущем году.

Любопытно, что тиражи книг свыше 100 тысяч экземпляров ещё имеют место быть: в 2015 году было издано 319 книг (в 2014 – 340) таким большим тиражом, для многих писателей это, возможно, станет новостью. А наиболее многочисленной группой традиционно оказались книги и брошюры, напечатанные тиражом до 500 экземпляров – свыше 51,7 тысячи изданий.

Весьма заметно, как потребители книг, введём это определение вместо более привычного – читатели, переходят к экономным моделям покупательского поведения. Тем не менее, цена на книгу – в среднем – пока ещё ниже, чем поход в кино или иные развлечения. Новые вызовы времени задают новые стандарты восприятия информации: всё больше людей жалуются на невозможность сконцентрироваться во время чтения большого текста. То, как граждане по-разному воспринимают информацию на интернет-сайте и на бумажной странице, очевидно, как и вообще очевидна разница между печатной и электронной продукцией. Пользователи сети, в отличие от Читателей не интересуются текстом, они сканируют информацию: охотятся за фактами, считывают разрозненные куски данных, оценивают потенциальную важность информации, переключаются на сопутствующие материалы. Поэтому для разных читателей нужна и разная литература, отсюда значительные статистические данные о популярности «в народе» того или иного литературного направления. В упрощённом, информативном виде предполагается раскрытие не более одной основной мысли за абзац, выделение ключевых слов и разъяснительных заголовков, использование принципа перевёрнутой пирамиды. Пользователь, как правило, прочитывает 20% из всего размещённого на странице текста и избегает больших абзацев; так читают научно-популярную литературу. За такие книги нередко можно получить авторский гонорар, и сей сегмент продолжает удерживать на плаву целую армию пишущих в жанре популярной литературы.

Однако и в этой области никуда не скрыться от печальной действительности. Появились сложности, детерминированные всем известными экономическим процессами в народонезависимой стране. Не только социальные программы за последний год оказались так или иначе урезаны, но и издательства, считавшиеся ранее вполне стабильными, стали «халтурить». В издательстве «Феникс», ранее располагавшемся в Ростове-на-Дону на Халтуринском переулке, а ныне сменившем адрес в том же городе, в одностороннем порядке – по срокам – оказались невыполненными сотни договоров с авторами. Причём руководство издательства поступило оригинальным образом, просто пересмотрев план выпуска литературы и даже не уведомив своих поставщиков текстов. Многие авторы скоро узнают, что часть года просто «работали в стол», несмотря на то, что их рукописи свёрстаны, а авторы имели по всей форме заключённые с издателем договора. Знаю это не понаслышке. Таким образом, издательство в канун 2016 года спровоцировало судебные процессы, и подало авторам повод быть ещё более внимательными при составлении договоров, а также выборе издательств. Но зазрения совести в «ИП Вальдман Л.Е.», которое прикрыто красивой вывеской «Феникс» нет, потому, что армия пишущих даже в наше турбулентное время остаётся многочисленной, предложения до сих пор превышает спрос, и творчески подрабатывать за небольшой гонорар готовы миллионы людей. Признаюсь, сия участь не миновала и меня. В тему приходится отличная индейская поговорка – «если ты заметил, что твоя лошадь мертва – слезай». Впрочем, издатель тут же загрузил меня новыми проектами, которые по свежим впечатлениям выполнять просто не хочется. Ничего не поделаешь, приходится хитрить и авторам, желающим получать за свои труды гонорары и имеющим к тому достойные навыки.

В этом контексте позволительно напомнить читателю, что такой профессии, как писатель, в нашей стране вообще не существует и, более того, речь для большинства пишущих может идти именно о подработке в свободное время – будь это время «на пенсии», связано с ограничениями по состоянию здоровья или раскрашено творческой активностью в свободные от основной работы минуты, часы, дни. Ибо быть безработным писателем в нашей стране тоже не принято, и вот почему. Как только вы захотите получить в службе занятости пособие по безработице, непременно упрётесь в административный барьер, созданный для людей и определяемый федеральным законом о занятости. Там в статье 2 дано однозначное определение человека занятого, то есть такого, кто получает доход. Я пробовал преодолеть этот барьер в своё время, ибо люблю эксперименты. Если писатель публикуется за гонорар, получил его, даже издав небольшую статью, не то, что книгу, в период, когда ему уже назначено пособие по безработице, он имеет доход, и считается занятым. А такое случается часто, поскольку начисление и выплата гонораров происходит инертно, перспективу переизданий ранее написанного вообще трудно рассчитать, и доход нередко случается во время признания нового безработного и назначения пособия. Вот тут-то и включаются административные механизмы репрессий, поскольку в таком с одной стороны вполне честном подходе гражданина к своим правам и обязанностям государством усматриваются элементы мошенничества. Разумеется, дел, доведённых до суда в части претензий центров занятости к литераторам немного, но практика есть. В суде надо доказывать, что пишущий не знал и не мог знать о своём доходе от много ранее написанных, изданных или переизданных творений. К слову, как автор более 100 книг, изданных за гонорар, я не сидел сложа руки и моё обращение к депутату Госдумы и председателю профильного комитета С.С. Говорухину по данному вопросу – с целью совершенствования законодательства и в этой сфере, датированное ещё 2013 годом, рассмотрено, но на сей день безрезультативно в части каких-либо изменений в правоприменительной практике отношений безработных литераторов с государством, имя которому Российская Федерация. Приводя в пример слова известного телеведущего Андрея Караулова, я заявляю здесь по аналогии, что отвечаю за каждое своё слово, и имею необходимые документальные подтверждения. Таким образом, безработным писателем быть не почётно, а если работать в общепринятом смысле – отбывая на работе время – то получается комичное подтверждение монологу героя Евгения Евстигнеева в художественном фильме «Берегись автомобиля»: «актёры, не получающие зарплаты будут играть с большим вдохновением, ведь, кроме того, актёр должен где-то работать. Нехорошо, если он, понимаете ли, целый день болтается в театре; и насколько Ермолова играла бы лучше вечером, если б она днём, понимаете ли, работала у шлифовального станка!». И многие перевоплощаются, пытаются «служить двум богам», от чего предостерегал ещё М.А. Булгаков устами профессора Преображенского. Вынуждены устраиваться на работу не только «обыкновенные писатели», но и известные авторы книг, романсов, президенты формальных академий. Находят, таким образом, себе работу не пыльную, для статуса, с малым количеством часов в неделю, и основное время отдают главному – творчеству. Но до чего же безобразна наша действительность, если можно было допустить такую ситуацию теми, кто имеет полномочия её регулировать? И до чего же надо ненавидеть «ближнего своего», чтобы имитировать государственное внимание к человеку, гражданину страны в этой области, имитировать работу чиновничьего аппарата, правительства, осознанно создавать «одесский шум, похожий на работу», производить впечатление деятельности? Все эти вопросы «наверх», то есть в никуда, поскольку там давно «ухи заложило» и вместо глаз «доллары». Чтобы немного сгладить углы, сократить экспрессию, вполне на мой взгляд оправданную бесконечными недомыслиями в этой стране, и добавить в рассказ пастельных тонов, вспомним, что эта ситуация родилась не вчера, хотя и становится критической именно в XXI веке. Поэт И.А. Бродский, написавший «А.Буров– тракторист и я – сельскохозяйственный рабочий Бродский, мы сеяли озимые – 6 Га…» был осуждён за тунеядство, лидер группы «Кино» Виктор Цой работал в кочегарке, поэт И.Чичибабин полжизни работал мастером в трамвайном парке. Таких «ужасных» примеров уйма, и лишь немногие среди них удостоились Нобелевской премии Мира, как Иосиф Бродский, нобелевская лекция которого, поражает своей глубиной. Признаем, что самая лучшая доля в этом смысле постигла тех, кто так или иначе был связан с «пером» – журналистов, членов творческих союзов – в доперестроечное время СССР и близким к этим кругам творческим натурам. Они, по сути, «служили на работе». Теперь творческие союзы мало что дают, всё более просят на собственное организационное существование. Такова малоприглядная ситуация, годами не решаемая в России, и касающаяся большого числа творческих, пишущих личностей.

Продвигать высокохудожественные книги теперь стало ещё труднее, ибо читать граждане больше не стали. Свободное время ограничено, и на него претендует множество отвлекающих факторов. Если автору и издателю удаётся из текста превратить содержание книги в особый мир – повезло; его, как вирус будут охотно распространять. Есть и маркетинговые решения, которые позволяют выпускать хорошую литературу, главная ценность которой сам текст, его качество, ибо без качественного текста не получится хорошей, в том числе по соображениям рентабельности и спроса, книги. Поэтому само по себе умение продвигать книги недостаточно. Для большинства издательств, оплачивающих авторам гонорары за изданные произведения такой подход оправдан, хотя и нельзя похвастать какой-либо одной, проверенной, установившейся, навсегда актуальной формулой успеха. Они активно пользуются площадками доверительных рекомендаций.

К примеру, касательно художественной литературы набрал популярность такой качественный фильтр для авторских работ. Это конкурсные процедуры, позволяющие получить ещё на этапе рукописи живой отклик будущих читателей. Несмотря на статистические данные о падении интереса к чтению, в стране ещё очень много энтузиастов, которые бескорыстно присылают свои рецензии на размещённые в интернете тексты, что и позволяет издателю выбирать из множества конкурсантов перспективных авторов. Разумеется, в этой небезупречной цепочки отбора страдает и сам автор: как человек публичный он должен без каких-либо гарантий со стороны издателя представить на суд неограниченной читательской аудитории свою неопубликованную работу, которая опубликована в печатном варианте уже не будет, ибо помещена в открытом доступе. Но многие авторы могут себе позволить участие в этой схеме в надежде на признание в будущем. А настоящее признание дорого стоит, хотя и редко имеет денежный эквивалент. Кто не знает или не слышал о пьесе «Пять вечеров» Александра Володина? В роли героини Тамары Васильевны были и слова с адресом, по которому жил сам Володин. Однажды к нему позвонили в дверь: незнакомый мужчина смущённо сказал: «Здравствуйте, а Тамара Васильевна здесь живёт?». Таков миг, ради которого живёт писатель: выдуманные автором герои оживают для читателя, и таких примеров много, ибо время сохраняет только вечные ценности.

Андрей КАШКАРОВ

г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *