ТОЛЬКО ДРУЖБА И ГОРЕ НЕИЗМЕННЫ

№ 2016 / 11, 23.03.2016

Действие дебютного романа петербургского писателя Дмитрия Филиппова «Я – русский» разворачивается в 2012 году и продолжает тему заданную им в том же году рассказом «Стратегия 19», опубликованным в толстом литературном журнале «Знамя». Конечно, это две разные истории, но они живут в одинаковом времени и пространстве. Поэтому было бы не плохо перед прочтением романа «Я – русский» прочитать и ряд более ранних произведений автора.

01Это не первая книга Филиппова, он уже успел заявить о себе несколькими повестями, например, в сентябре 2011 года
вышел дебютный сборник прозы «Три времени одиночества».Онрегулярно публикуется в периодике и даже вошёл в список премии «национальный бестселлер» с романом, о котором речь пойдёт дальше.

Несмотря на события, произошедшие в эти несколько лет и отделяющие нас от сюжета, он не потерял свою актуальность. События на Донбассе, Сирия, санкции и прочее многое изменили в нашей жизни, даже люди стали другими, но борьба между разными лагерями (типа «либералов» и «патриотов») продолжается и во многом усиливается. Хотя делить литературу на какие-то «тусовки» – дело неблагодарное и вредное, но и отрицать такие явления тоже невозможно.

К счастью, всё чаще стали появляться авторы, воспринимающие литературный процесс, как единое поле деятельности, не разделяя на «тусовки» и «секты». К этой новой волне авторов я бы отнёс и Дмитрия Филиппова с романом «Я – русский».

Читателя ждёт откровенный и серьёзный разговор о России, о нашем совсем недавнем прошлом и счастливом времени, когда доллар стоил тридцать рублей (правда, это сейчас, кажется, что времена были не такие уж плохие).

К сожалению, нашу так называемую политическую оппозицию сложно воспринимать на данный момент хоть как-то. Если смотреть с расстояния и не присматриваться, складывается ощущение, что они действительно представляют определённую часть населения с так называемыми прозападными ценностями, но эта иллюзия рушится, когда начинаешь более близко присматриваться к основным персонажам.

Периодически этим «лидерам» удаётся вытащить таких молодых людей, как главный герой романа «Я – русский», на митинги, но это скорее временное сотрудничество, чем реальное сочувствие и участие.

При чтении первых абзацев моей статьи кому-то может показаться, что эта книга о политике – это не так, хотя последняя там отчётливо присутствует. Разговор, который затрагивает Филиппов, куда глубже и шире.

Начать стоит с того, что книга написана от первого лица, автор сразу проводит чёткую границу между собой и своим персонажем, беря на себя скромную роль публикатора рукописи найденной им в интернете.

После прочтения вступления у меня как у читателя сразу возникает вопрос: зачем тогда автор где-то публиковал в интернет текст, если ему «плевать» на чьё-то мнение? «Для начала давайте познакомимся. Меня зовут Андрей Вознесенский, мне тридцать лет, я воинствующий графоман, и мне плевать, что вы думаете по этому поводу». Получается, что герою всё-таки важен этот рассказ о себе, и он хочет, чтобы его услышал кто-то ещё. Подобное не соответствие желанию и реальным действиям прослеживается на протяжения всего сюжета.

С другой стороны, каждый человек состоит из разных противоречий и метаний, а значит, необязательно должен соответствовать какой-то определённой системе. Отчасти все эти двойные стандарты Андрея связаны с попыткой охватить разные аспекты жизни, от самого бытового до политического и даже духовного.

К сожалению, в романе больше политического, чем духовного, как и больше публицистики, чем художественной прозы. Переворачивая страницы и следя за развитием сюжета, у тебя не только не возникают симпатии ко многим персонажам, но формируется даже некоторая неприязнь к ним.

Переживая всем сердцем за судьбу родной страны, Вознесенский не готов дать этой стране что-то, ведь он ей ничего не должен. Родина у него всё отняла: мать, семью, счастливое детство, будущее. Кажется, что любить Родину ему не за что, только старый дед, живущий в глухой деревне, олицетворяет для него настоящее родство и семейную любовь. Например, почему главный герой, не смотря на все внутренние переживания за родную страну, не едет вместе со своим другом на место катастрофы, где погибают люди и согражданам нужна помощь. Не значит ли это, что все его убеждения существуют только на словах? Очередные двойные стандарты.

Конечно, у него хватает и своих проблем, в 2012 году Вознесенскому тридцать, он работает в студенческом профсоюзе при ВУЗе, периодически уходит в запой и рассуждает о судьбах родины, но эти мысли бескорыстны и направлены на всеобщее благо. Во всяком случае, так ему кажется. Он хотел бы потешить своё тщеславие и стать поэтом, но с такой фамилией трудно на что-то рассчитывать, а взять псевдоним как-то ниже собственного достоинства. Поэтому он живёт жалкой жизнью, под гнётом деспота, находящегося у руля государства, и борется ежедневно с собой и своей совестью. Эта борьба происходит везде, от личных отношений до рабочего места.

Роман «Я – Русский» можно разделить на две основные линии: многостраничный монолог Андрея Вознесенского и само сюжетное действие.

Поэтому весьма показательны взаимоотношения главного героя с родными и близкими, ведь судьба очень тяжело обошлась с ним, кроме деда никого у него не осталось по-настоящему. Все эти сложные отношения с отцом (бывшим подводником), который завёл другую семью, предоставив сына от первого брака самому себе, делают их совершенно чужими людьми. Впоследствии родной отец практически отжимает квартиру у сына, которая должна была остаться ему в наследство, и продаёт её, а все вырученные деньги забирает себе. Непростые отношения, но Андрей, немного погрустив, смиряется со сложившимся положением и стойко принимает удары судьбы. Говоря современным слэнгом, он просто «забивает» и оставляет всё как есть, словно так и должно быть.

Несмотря на все проблемы и испытания судьбы, главный герой ищет спасение в глубоких и дремучих убеждениях, он хочет донести свою правду до мира, спасти страну от неминуемой гибели: «Эпоха ждёт от человека подвига… Это единственное, к чему она нас подталкивает. Старые герои перебиты, новые не народились или перекрасились в офис-менеджеров. Нет людей, способных твёрдо и ясно утверждать правду гуманизма». Самая главная проблема героя и его характера заключается в том, что он «лет до двадцати искренне верил в собственную гениальность».

При всей кажущей курьёзности выбора имени главного персонажа, оно заключает в себе определённую метафору, раскрывающуюся по ходу повествования. Прежде всего, это человек, родившийся в Советском Союзе, в обычной семье, чьё детство было светлым и добрым, с яркими, настоящими красками, и вкусным мороженным, но вдруг происходит катастрофа, перечеркнувшая эту идеалистическую картинку. Как сам говорит главный герой: «Мне посчастливилось родиться русским в ещё великой Империи. Поверьте, это весомый бонус. И это единственное везение за всю мою жизнь».

 Счастливое детство «…закончилось буквально в один день. Переворот 1991 года». На глазах ребёнка распадается Союз, отца увольняют с работы, кризис, мать кончает жизнь самоубийством, выбросившись из окна, суровые девяностые, а за ними провальные нулевые, а над всем этим, где-то там наверху во главе государства сидит «Царь», ведущий страну к полному краху.

Андрей Вознесенский – осколок той империи, вынужденный жить на её развалинах, переживающий личную трагедию на фоне трагедии государственного масштаба. Невольно напрашивается сравнение с повестью Валентина Распутина «Дочь Ивана, мать Ивана», где возникает схожая сюжетная ситуация: изнасилования кавказцем русской девушки. В обоих случаях трагедия оставляет сильный отпечаток на персонажах, мучает их. Но если у Распутина действие происходит на фоне общей разрухи, распада страны, лихих 90-х, а насильник получает по заслугам, то у Филиппова это уже пройденный этап страны и совершенно другие реалии.

Слава, девушка, в которую влюбляется Андрей Вознесенский, живёт в современной России, которую транслируют большинству граждан по телевизору. Вся стабильность рушится, когда её насилует мигрант. Главного героя отдраивает жажда мести, и он обращается к бандитам за помощью, полиция, видимо, бессильна. Но, собрав где только можно деньги и отдав их за поимку насильника, в итоге Андрей получает липу (аналогия с фильмом «Брат-2»: «мы русские друг друга не обманываем»), совсем не того, кто надругался над его любимой женщиной. Месть не происходит, но и с этим Вознесенский готов смириться, даже такое событие в жизни не ломает его. Да и не особо он хотел мстить, это желание было скорее из разряда «уступайте места пожилым пассажирам», то есть часть этикета, а не реальное чувство мести, он должен отомстить, он ведь мужик.

Изнасилование девушки Славы – это изнасилование России, всех её современных ценностей, всего того, что было построено за 20 лет новой страны. Роман не политический манифест, как может показаться на первый взгляд. Хотя белоленточная тема и всё, что с ней связно, занимает весомую часть рассуждений, но скорее средство для погружения в постсоветскую эпоху, чем политическая провокация. Это публицистический дневник Андрея Вознесенского. Он не претендует на роль современного героя времени, а больше похож на аутсайдера и неудачника. Жизнь несправедлива, а мир жесток, ничего с этим не поделаешь.

Роман «Я – русский» – это попытка разссказать обо всём, высказаться и начать непростой, правдивый разговор о наших реалиях. Это попытка зафиксировать итоги «нулевых» и вывалить всё наболевшее за эти годы на сегодняшнюю действительность. Это попытка произнести вслух то, о чём большинство молчит. Суровая публицистика действительности вплетается в основную сюжетную линию, в которой есть всё: любовь, дружба, горе и счастье. Но счастье и любовь оказываются не крепкими, чувства не выдерживают, и этот мир топчет их в грязи. Только дружба и горе проходят проверку временем, только они неизменны.

 Денис БАЛИН

пос. МГА,

Ленинградская обл.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *