К каким тайнам большевистских лидеров Росархив не подпускает исследователей даже на пушечный выстрел

№ 2016 / 13, 30.03.2016

Вследующем году мы будем отмечать столетие октябрьского переворота. В связи с этим в обществе резко возрос интерес к личностям большевистских лидеров. Но попробуйте заполучить материалы о них в архивах!

Я лично пытался ещё в прошлом году заказать в РГАНИ рассекреченное в 2011 году дело Отто Куусинена из фонда 3, включённое в опись 62. И что? В том экземпляре описи, который хранится в читальном зале РГАНИ, название и номер этого дела оказались заклеены. Несколько месяцев руководство РГАНИ уточняло, стоило ли дело Куусинена показывать исследователям или нет. И только потом заместитель директора архива Иван Шевчук скрепя сердце разрешил выдать материалы. А почему это не делалось раньше? Шевчук оправдывается: мол, произошла техническая ошибка.
После Куусинена я заказал рассекреченное ещё в 2011 году дело бывшего министра культуры Фурцевой. Так Шевчук распорядился почти все листы заклеить тёмными конвертами, чтобы не дай бог кто-нибудь не прочёл лишнего о Фурцевой. Что же Шевчук попытался скрыть от исследователей? Рапорт прокурора Хрущёву о возможной причастности Фурцевой к коррупции, письмо Фурцевой Хрущёву, материалы к заседанию Президиума ЦК КПСС, на котором вожди собирались обсудить, стоило ли Фурцеву оставлять в партии. Кто же дал право Шевчуку решать, что из рассекреченного дела Фурцевой показывать историкам, а что продолжать утаивать?
Теперь же Шевчук и вовсе обнаглел. Он отказался выдать исследователям рассекреченные дела
Дзержинского, Красина и Чичерина. Якобы в них есть материалы о состоянии здоровья большевистских лидеров, и знакомство с ними будто может представить кому-то (или чему-то угрозу). Но помилуйте: Дзержинский умер в 1926 году. Какие-либо тайны о личной жизни видного революционера могут скрываться от общественности по закону максимум 75 лет после его смерти. Значит, с 2001 года всё дело Дзержинского должно быть доступно исследователям. Тем не менее его рассекретили лишь спустя десять лет – в 2011 году. Но и после этого Шевчук никого к нему не подпускает. Кто же дал право Шевчуку нарушать законы?
В связи с этим напомню, как раньше партия берегла свои тайны. Сколько историков обращались в 60–
70-е годы в ЦК КПСС с просьбой допустить их в партийный архив. Но руководство общего отдела ЦК КПСС категорически возражало. Один из тогдашних партфункционеров – В.Горбунов считал, что если с партархивом начнут знакомиться историки, это приведёт к «раскрытию методов конспирации в партийной работе». Не случайно все сотрудники Общего отдела ЦК КПСС были заточены на то, чтобы никого и близко не подпускать к материалам ЦК.
А теперь посмотрим, где начинали свою карьеру директор РГАНИ Томилина, заместитель директора РГАНИ Шевчук, руководитель Росархива Артизов. Правильно. Все они раньше работали в ЦК и были заточены на то, чтобы никому из историков никаких документов о советском прошлом не выдавать. И вы думаете, их психология потом изменилась? Конечно же, нет. Они по-прежнему настроены никому
из историков ничего не показывать.

В. ОГРЫЗКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *