Леонид МАКСИМЕНКОВ. ГАЗЕТА «ЛР» СОВЕРШИЛА ВТОРУЮ АРХИВНУЮ РЕВОЛЮЦИЮ

№ 2016 / 15, 31.03.2016

За двадцать пять лет, которые прошли после памятного августа 1991 года, и у нас в стране, и зарубежом считалось, что одним из главных достижений в «надстройке» (как это называли марксисты) стала архивная гласность и выброс огромного количества материалов и документов из некогда закрытых партийных и государственных архивов. Но в этом тезисе и в этом мнении очень много преувеличения, потому что выброс был в 91, 92 и 93-м годах, а потом он завершился.

И десятилетиями происходила какая-то очень странная ситуация, потому что документы выбрасывались в основном только по политическому заказу. Катынское дело, история с раскулачиванием, пактом и т.д. То есть явно всё это делалось «на экспорт». И Вячеслав Огрызко своей подвижнической деятельностью на историко-архивном фронте, я не побоюсь этого сказать, сделал фактически вторую архивную революцию. Я объясню почему.
На примере лишь одного архива – бывшего архива Общего отдела ЦК КПСС, который находится на улице Ильинка в здании Администрации президента. Только благодаря подвижнической деятельности Вячеслава Вячеславовича исследователям, историкам в читальном зале стали доступны фонды Хрущёва, Брежнева, Черненко, Андропова, Суслова, многие документы Политбюро. Это говорит о роли личности в истории. Нам всегда говорили догматики от марксизма и другие, что личность в истории никакой роли не играет, главное, мол, это народ, партия. Но это не так. Личность играет огромную роль. Вячеслав Огрызко своими статьями, своей деятельностью, каждодневной борьбой сделал доступными для наших историков (потому что загнать джинна назад в бутылку уже нельзя) огромный массив документов. И для меня это, пожалуй, главный итог деятельности газеты «Литературная Россия» последних лет.
Вот приближается столетие Октябрьской революции, которую сейчас нам предлагают называть, вместе с Февральской революцией и Гражданской войной – Великой российской революцией. Но трагикомичность ситуации заключается в том, что закрыто огромное количество документов, начиная с 1917 года, по истории ЧК, по истории Красной армии, внешней политики, внешней торговли. Так что мы и дальше должны бороться. Не борются, к сожалению, люди в академических институтах, потому что они запуганы академической реформой. Они находятся под страхом сокращения, сливания и жизни на мизерную пенсию. Запуганы чиновники в архивах, которым грозит то же самое. Но вот есть такие подвижнические, пассионарные, как говорил Гумилёв, личности, вроде Вячеслава Вячеславовича Огрызко, которые делают эту огромную работу.

 

Леонид МАКСИМЕНКОВ,

кандидат исторических наук

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *