Переоткрытие оперы

№ 2016 / 16, 31.03.2016

Н.А. Римский-Корсаков. Сервилия. Камерный музыкальный театр имени Б.А. Покровского. Дирижёр-постановщик Геннадий Рождественский. Режиссёр-постановщик Ольга Иванова.

 

Н.А. Римский-Корсаков написал оперы по всем трём драмам известного русского поэта середины 19 века Льва Мея: «Царская невеста», «Псковитянка» и «Сервилия». Если две первые оперы на темы российской истории вошли в классику оперного искусства, то третья практически не ставилась на сцене, а немногочисленные её постановки не пользовались успехом у публики. Надо сказать, что пьеса «Сервилия» ни разу даже не ставилась в драматических театрах. Перегруженная излишне затянутыми монологами и диалогами, с искусственной интригой, противоречащей историческим фактам, с неубедительно выдуманной историей чудесного обращения римской аристократки в христианскую веру, пьеса оказалась художественно слабой и не привлекла внимания режиссёров. И хотя либретто было несколько усовершенствовано в сравнении с драматическим текстом, достаточно сложная музыка, в которой чувствовалось влияние двух Рихардов – Вагнера и Штрауса, также не способствовала популярности оперы.
Тем не менее, произведение представляет несомненный интерес, поскольку, несмотря на сложность, музыка оперы безусловно высокого качества и, конечно же, занимает достойное место в ценном творческом наследии великого русского композитора. Поэтому неудивительно, что старейшина дирижёрского цеха Геннадий Рождественский, давший вторую жизнь уже многим полузабытым шедеврам, взялся за этот опус Римского-Корсакова. Не только сцена, но и весь зрительный зал оформлен в древнеримском стиле, как это можно представить сегодня: золочёные галереи с арками, статуи, лестницы. Зрительские места выстроены амфитеатром, оркестр вместе с дирижёром
(а дирижировал премьерой сам будущий юбиляр) находятся на подиуме, и действие в основном происходит будто на арене у подножия амфитеатра, почти как гладиаторский бой.
Ограждения галерей, опоясывающих зал, исписаны латинскими изречениями, причём необязательно античными. Например, высказывание «Cogito, ergo sum» («Мыслю, следовательно, существую») было записано великим философом Рене Декартом в 17-м веке сначала по-французски и лишь позднее переведено им на латынь. Самое видное место – на постаменте в центре сцены, занимает цитата из Евангелия «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное» (тоже на латыни).
И это не случайно, поскольку немаловажное место в опере, как и в трагедии Л.Мея, занимает мотив обращения героини в христианскую веру. Это событие предвосхищается ещё в первом эпизоде, когда появляется загадочный старик-христианин (Герман Юкавский), который обличает погрязших в пороке римлян и призывает их обратиться в христианство и даже пытается разбить статую языческой богини Дианы.
И только вмешательство народного трибуна Валерия Рустика (Игорь Вялых) спасает старика от гнева толпы.
В финале же Сервилия (Татьяна Федотова) принимает новую веру по совету Неволеи (Ольга Бурмистрова), служанки колдуньи Локусты (Виктория Преображенская).
Это происходит после множества злоключений как героини, так и её отца, сенатора Сорана (Алексей Смирнов) в результате интриг злодея Эгнатия (Александр Полковников). Дело происходит в годы правления императора Нерона, во время знаменитого пожара в Риме. Тогда происходили неправедные суды, завершавшиеся казнями и конфискациями имущества, над сенаторами и другими влиятельными людьми. В частности, осуждены оказываются и Сервилия с её отцом. Однако её возлюбленный Валерий Рустик добивается того, что в процесс вмешивается Нерон и отменяет приговор. Заметим, что в изложении историка Тацита приговор не был отменён, и Сервилия (которая, кстати, не была невестой Валерия, а уже была замужем за другим человеком) вместе с отцом погибли.
Однако все эти отступления от исторической правды и драматургические недостатки либретто, на наш взгляд, преодолены в новой постановке благодаря как прекрасному звучанию оркестра под руководством Г.Рождественского, так и качественному исполнению сольных партий, прежде всего центральных – Сервилии, Эгнатия, Валерия. Даже в скромной роли Старика Г.Юкавский, как всегда, внёс в спектакль изюминку – налёт мудрой иронии.
В целом премьера удалась, и новый проект выдающегося дирижёра Г. Рождественского оправдал ожидания.

 

Ильдар САФУАНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *