Сергей МОРОЗОВ. Музыка эпохи застоя

№ 2016 / 23, 01.06.2016

The Beatles умерли, а The Monkees ещё нет. Весёлые «обезьянки», давно достигшие пенсионного возраста, снова поют о девушках и лете. Кажется, что на дворе снова 60-е. Элвис опять на вершине хит-парадов с новым альбомом. Его сменяет мечта всех девушек середины 80-х Рик Эстли. Рику пятьдесят, но это почти незаметно. Ричи Блэкмор очнулся от двадцатилетнего средневекового забвения, собрал Rainbow, и гоняет теперь с классическим хард-роковым репертуаром по концертным площадкам Европы. Ему есть кого понабрать для своей группы среди молодёжи. Увлекающихся роком образца 70-80-х в среде новых рокеров много. Дебютанты Inglorious из Англии готовы потеснить Whitesnake, Palace, чей дебютный альбом только готовится к выходу, звучит как типичная хард-роковая команда образца первой половины 80-х. Шведы Spiritual Beggars могут с большим основанием именоваться Deep Purple, чем сами классики тяжёлого рока. Witchcraft готовы подхватить знамя Black Sabbath. О прогрессивном роке и говорить нечего, его зависимость от звучания 70-х всегда была очевидна.

Даже группы «новой волны», казалось бы окончательно ушедшие в небытие, вновь на гребне успеха. И если популярность нового альбома Pet Shop Boys «Super», вышедшего этой весной была предсказуема, то появление в десятке лучших британских альбомов таких звёзд начала 80-х как ABC и Dexys (известные ранее, как Dexys Midnight Runners) неожиданно.

Что это? С одной стороны, можно говорить о некоем тупике, в который зашла рок-музыка. Черпая идеи в музыке 60–80-х, музыканты словно расписываются в собственном бессилии изобрести нечто равновеликое. Они идут по проторённой дорожке, которая обещает большие дивиденды, чем собственные творческие искания. С другой стороны, тот звук, тот настрой, тот подход к музыке, к которому возвращаются современные группы, противопоставляется коммерческому направлению, выпестованному продюсерами в девяностые и нулевые. Тупиковой веткой развития оказался гранж и альтернатива, их переварила музыкальная индустрия, превратив в доходное предприятие. А вот старый добрый хард и арт-роковые двадцатиминутные эпики, завихрения фьюжна и простота новой волны, наоборот, открывают простор для будущих открытий. Застой это или, напротив, нащупывание верной дороги, в конечном счёте, покажет время. Но пока слушатели поддерживают поворот
от безликой коммерческой и некоммерческой размазни к песням, построенным на искренности и ярком звучании.

Кажется, что музыка топчется на месте или ходит по кругу. Но это топтание на Западе, так или иначе, всё равно приведёт к чему-то новому. Об отечественной рок-сцене подобное сказать трудно.
И потому что понять, что же происходит – невозможно, и потому, что у нас такого поворота быть не может. Нет традиций, нет источника, к которому можно было бы припасть «в минуту жизни роковую». Западный музыкальный застой выглядит как полноценный эпизод из жизни сложного культурного организма, наша рок-сцена смахивает на нестройное самодеятельное музицирование в чистом поле.

 

Сергей МОРОЗОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *