ЧЁРНО-ЖЁЛТЫЙ PR

№ 2006 / 24, 23.02.2015

Вырастающее каждый день над сводками новостей чёрно-жёлтое зарево (не реклама «БиЛайна») подтверждает PR-аксиому, что в стерилизованном и унифицированном информационном пространстве компромат остаётся, пожалуй, единственной из малобюджетных, но сколько-нибудь эффективных PR-технологий.
В своё время Мопассан едва ли не с симпатией описал типичного газетного антигероя. Нам с более чем столетней дистанции легко посочувствовать Милому другу. Газета – не лучший инструмент сведения счётов. В самом деле, букет новостей живёт не больше суток (недели – для еженедельника) и начинает вянуть уже в типографии. Только на электронной ниве Интернета чёрно-жёлтый PR стал разрастаться, как тропический лес после муссона.
Милый друг – это реальность сегодняшнего дня. На любом политическом мероприятии, партийном собрании, форуме можно встретить профессионалов, занимающихся «размещаловом». Стоимость услуг находится в обратном соотношении с качеством предоставленной заказчиком информации. Компромат вообще без доказательной базы обойдётся заказчику дороже всего, поскольку пиарщику в этом случае придётся самому добывать информацию, или «пылесосить», как это называется на профессиональном сленге. Через несколько дней после заключения сделки в парниковых оранжереях компромата – лидирующих в рейтингах сайтах – произрастает хрупкая рассада, а уже через неделю по всему Интернету лопаются чёрно-жёлтые плоды. Со стороны выглядит так, как будто десятки авторов в одночасье озаботились всколыхнувшей общество проблемой, и только поднаторевший в информационных баталиях человек разглядит тянущуюся от каждой статейки пуповину, столь же характерную, как отпечатки пальцев или почерк.
Фактическое положение дел опровергает мнение, что компромат как инструмент политической борьбы переживает не лучшие времена. Не лучшие времена сегодня переживает PR и политический консалтинг как отрасль. Резкое сокращение политических субъектов, монополизация информационных ресурсов, идеологическая унификация и т.д. ведёт к коллапсу неимоверно раздутой с декабря 1993 года «околовыборной» индустрии. Наоборот, компромат (чёрно-жёлтый PR) как суботрасль доказывает сегодня свою независимость от трендов конъюнктуры.
Возможных объяснений этому процессу было выдвинуто два. Согласно первому, одним из результатов маркетизации публичной политики стало превращение в ликвидный товар «имиджа» или «репутации». Соответственно, чёрно-жёлтый PR становится естественным инструментом борьбы за «имиджевый ресурс».
Согласно второй, речь идёт ни много ни мало о родовом пятне информационного общества. «Первый человек, бросивший ругательство вместо камня, был творцом цивилизации», – говорил Зигмунд Фрейд. Первый человек, опубликовавший компромат, был творцом информационного общества. Ответом общества на информационные технологии стала социальная диверсификация и, как побочный продукт, вызревание в его недрах психофизического оптимума компромат-райтера.
Отталкиваясь от своих личных наблюдений, каждый из нас может нарисовать обобщённый психологический портрет специалиста по чёрно-жёлтому PR. Как правило, его с детства интересует политика. Магическая аура этого слова привлекает его, как менее испорченного подростка – слово «шлюха». Он произносит слово «политика», а представляет деньги, грязь, интриги, подковёрную возню – все аксессуары информационной романтики, заменившие в его воображении шпаги, дуэли и балы. Как всякое пытливое существо, он идёт к своей цели окольными путями. Вначале он суётся во всевозможные маргинальные организации, пытаясь завоевать необходимый ему как воздух авторитет. Самым сильным разочарованием его жизни оказывается то, что никто из окружающих не разделяет его восторженного мнения о себе. Проходит какое-то время, и непреходящая раздражительность Милого друга выливается в каком-нибудь скандале, за который наш герой изгоняется из организации.
Давно замечено, что подлость, как тиф, находит приступами. Случаются ремиссии, но никогда – полное выздоровление. Бездарный во всём, кроме наживания врагов Милый друг соображает, что вращение в маргинальных кругах бесперспективно, и как проигрывающий игрок поднимает ставку. Теперь он тусуется только в «серьёзных» организациях и пользуется беспроигрышной стратегией. Стоит в зале появиться известному лицу, как наш герой находит способ «выцепить» его, и бедняга-политик быстро понимает, что проще отвязаться от сутенёра с широким выбором, чем от журналиста с полным ассортиментом услуг.
Несколько разоблачительных публикаций, и вот Милый друг уже в штате какой-нибудь газетёнки. Казалось бы, самое время заняться пристойной журналистикой? Ничего подобного! Специалист по клевете, как всякий специалист по Козьме Пруткову, подобен флюсу: развит только с одной стороны. Всю жизнь выдававший за собственное мнение наикратчайшее расстояние между двумя цитатами, лишённый таланта, вкуса и воображения, с выработанным годами стилем, похожим на физиономию без примет, новоиспечённый журналист берётся за единственное, что умеет, – «пылесосить» кулуарные скандалы. И вот, пользуясь журналистской аккредитацией, что-то самодовольное, шумное, брызгающее слюной, почти мультипликационное вновь носится по коридорам. С напыщенностью здравниц изрекает банальности и пошлые анекдоты. Как женщина, давно забывшая о застенчивости, предлагает своё общество, сан-францисское рукопожатие и сальные визитки.
«Змея, которая не может сбросить кожи, погибает», – говорил немецкий мыслитель. Наш герой постиг змеиную мудрость. Трудно потопить корабль, стреляя по нему из пушки. Гораздо легче подложить взрывчатку в кингстон. Но для этого нужно проникнуть на судно. С прежним напором обегая кабинеты, он теперь проявляет недюжинную интуицию. Хочет он опубликовать компромат на мистера X, он не пойдёт к политическому противнику мистера X – мистеру Y. Зачем слушать яростный вздор, сотканный из брани, антипатии и идеологических претензий? Милый друг пойдёт к заместителю, соратнику или «лучшему другу» мистера X – некому мистеру Z, умирающему от зависти к своему боссу или более удачливому конкуренту.
Почему государство закрывает глаза на циркуляцию компромата, а де-факто и попустительствует ему, легко объяснимо. Подобная ситуация существует в профессиональном спорте, в котором апробированием методов контроля занимаются фирмы, филиалы которых разрабатывают допинговые препараты: одной рукой они ищут способы обнаружения запрещённых препаратов в организме «чужих» спортсменов, а другой – методы прикрытия «своих». Публикация компромата – полезное для власти дело, так как оно дискредитирует «чужих», но легализует репутацию «своих». В самом деле, пока информацию запрещают – она делает своё дело. А когда компромат публикуется и чиновник остаётся на своём месте – сведения автоматически переходят в разряд статус-кво. Ситуация презумпции чиновничьей виновности размывает категорию преступления.
Политики не бывает без грязи. Но в отличие от уличной грязи, грязь в политике – персональная нечистоплотность. И лидируют здесь продажные перья – те, кто самозабвенно, до свинячьего оргазма любит валяться в печатной рвоте. Зависть к успеху, к более удачливому, достойному – неистощимая почва для чёрно-жёлтого пиара. А способ борьбы с ним только один – добиваться того, чтобы от клеветы страдал её заказчик и исполнитель.

Михаил
БОЙКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *