ПОЛНОЕ ОТСУТСТВИЕ ЗДРАВОЙ ЛОГИКИ

№ 2016 / 30, 05.08.2016

Открытое письмо руководителю Федерального архивного агентства

 

Многоуважаемый Г-н Артизов!

Обращаясь к Вам, я вынужден отделить Вас, как человека, от занимаемой Вами должности и от Росархива, иначе я бы не смог засвидетельствовать своё глубокое уважение к Вам, многоуважаемый Андрей Николаевич.

Подписанное Вами письмо №III/1620-A от 19 июля с.г., дающее рекомендацию директорам федеральных государственных архивов и руководителям уполномоченных органов власти субъектов РФ в области архивного дела относительно организации «услуги по копированию подлинных архивных дел, документов, справочно-поисковых средств к ним техническими средствами пользователя» демонстрирует полное отсутствие здравой логики.

Копирование документов пользователем, если не привлекаются технические средства и обслуживающий их персонал архивного учреждения, осуществляется средствами пользователя по его и только его выбору. Архивное учреждение выдаёт пользователю документ и вправе требовать только обеспечение сохранности документа во время работы пользователя с ним. Пользователь имеет право выучить документ наизусть, переписать его карандашом или ручкой, сфотографировать его – и на каком основании архивное учреждение может диктовать пользователю выбор того или иного способа копирования? Требования законные суть – поведение копирующего не должно мешать работе других пользователей и ни в коем случае не должно вредить документу. В этом смысле разумным представляется запрет на использование контактных копирующих устройств (ручных сканеров и т.п.). И напротив, если пользователь один в читальном зале, он имеет право пользоваться ещё и диктофоном, более того, если в зале других людей немного и пользователь может получить от них разрешение на работу с диктофоном, архивное учреждение не вправе запретить ему это. Запрет на физические манипуляции с подлинником – подчёркивания, самостоятельного расклеивания склеившихся страниц, разгибание плохопереплетенных дел (сплошь и рядом производимых при массовом переплёте в наших архивохранилищах) и т. п. – действует в архивной норме и не зависит от способов копирования средствами пользователя. Риски повреждения подлинника при всех средствах копирования и при простом знакомстве пользователя с документом – одни и те же, как профессионал Вы это несомненно понимаете.

Бесплатное пользование фотоаппаратом без вспышки давно легализовано в зарубежных архивах (например – в Национальном архиве Франции).

Росархив, вводя различение копирования от руки и с помощью фотоаппарата (в т. ч. вмонтированного в телефон, планшет) выглядит неумным хозяином, к тому же лишённым профессионального достоинства и рассудительности, лукаво обходящим по существу решение Верховного Суда.

Росархив, вводя различение копирования от руки и с помощью фотоаппарата, выступает во вред национальной культуре, непатриотично! Иностранные учёные, работающие в наших архивах, в рамках своих грантов имеют возможность заказывать большое количество копий, что позволяет им работать быстро и в комфортных условиях. Наши учёные практически никогда не имеют возможности заказывать необходимое для их трудов количество копий, копирование от руки заставляет их проводить огромное время в читальных залах, что катастрофическим образом замедляет их труд, делает их неконкурентоспособными на международной арене, тяжко сказывается на их физическом здоровье.

Я призываю Вас, многоуважаемый Андрей Николаевич, отозвать вышеуказанное письмо! И надеюсь, что при «разработке проекта нового Порядка, отвечающего сложившимся реалиям» будет принято однозначное и разумное решение – разрешить бесконтактное копирование документов собственными техническими средствами пользователя.

С глубоким уважением

Николай КОТРЕЛЕВ

1 сентября 2016 г.

 


 

ОТКУДА ВЗЯЛАСЬ ПРОБЛЕМА

 

Желание самим копировать документы с помощью цифровых фотоаппаратов появилась у исследователей не просто так. К идее пользования фотоаппаратами историков подтолкнуло руководство Росархива. Это именно оно несколько лет назад установило в федеральных архивах драконовские расценки на ксерокопирование материалов (от 40 до 120 рублей за страницу), наплевав на указания президента страны всем ведомствам в условиях кризиса не задирать стоимость на свои услуги. Если в федеральных библиотеках стоимость ксерокопирования за последние годы увеличилась в среднем на 15% (с 6 до 7 рублей за страницу), то г-н Артизов поднял тарифы сразу на триста (вдумайтесь, на триста) с лишним процентов. А управы на него не оказалось.

Естественно, у отечественных исследователей платить такие сумасшедшие деньги за ксерокопии нет возможности. Поэтому голь на выдумки хитра. Люди стали ходить в архивы с фотоаппаратами. В частности, к помощи фотоаппарата обратился пару лет назад завотделом «Российской газеты» Игорь Вирабов, когда искал в РГАЛИ материалы для своей книги об Андрее Вознесенском. Но это не понравилось руководителям читального зала архива. Ведь из-за этого они лишались солидной прибавки к своему жалованью. Журналисту правительственной газеты был устроен в присутствии других читателей РГАЛИ скандал. Его попытались прилюдно пристыдить.
А за что? Та же Ленинская библиотека уже давно разрешает читателям пользоваться фотоаппаратами, и ничего страшного не произошло. Ни одна книга не испорчена. И все довольны.

В этом году против произвола архивных чиновников выступил один из нижегородских исследователей. Он обратился в суд и выиграл дело. Но ведомство с проигрышем не смирилось, подав апелляцию. Апелляцию оно тоже в Верховном суде страны проиграло.

После этого все ждали, что Росархив начнёт беспрекословно выполнять решение суда. Но не тут-то было. Как это – терять миллионы рублей, часть из которых могла бы под разными соусами осесть в карманах архивных чиновников? И Артизов срочно стал придумывать новые меры, чтобы взимать с людей бешеные деньги. Он хочет теперь брать деньги за то, что к каждому исследователю, пожелавшему воспользоваться в архиве фотоаппаратами, будет приставлен специальный сотрудник. Так скоро дойдёт до абсурда.

 


 

С БОЛЬНОЙ ГОЛОВЫ НА ЗДОРОВУЮ

 

На часть поднятых в наших публикациях вопросов редакция рассчитывала услышать компетентные разъяснения архивистов. Но диалога не получилось. В РГАЛИ считают, что мы не тем занялись. Завотделом архива Наталья Стрижкова убеждена, что газета должна поднять другие вопросы.
Первый: почему у неё несколько месяцев назад срезали все надбавки и оставили один голый оклад в 18 тысяч рублей, на которые ей трудно жить? И второй: когда сотрудникам начнут возвращать 30 процентов от той суммы, которую архив зарабатывает на оказании исследователям платных услуг? При этом Наталья Стрижкова никак не комментирует отвратительное качество оказываемых в РГАЛИ платных услуг.

Отвечаем г-же Стрижковой: а вы обращались к руководителю Росархива г-ну Артизову? Или вы считаете, что за ваши права должны бороться другие?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *