Григорий ШУВАЛОВ. КУДА УХОДИТ КНИГА?

№ 2016 / 31, 05.08.2016

Не секрет, что в последние годы наша книжная отрасль находится в кризисе. Да, сегодня можно найти книгу на любой вкус и в любом исполнении, но само отношение к книге, а в результате и к печатному слову, стремительно ухудшается, причём как со стороны издателей, так и со стороны читателей.

На такие мысли невольно наводит недавно завершившаяся XXIX Московская международная книжная выставка-ярмарка. Несколько лет подряд я посещаю это мероприятие и отмечаю, что, несмотря на обилие книг и имён, с каждым годом становится только хуже. Внешне всё вроде бы остаётся по-прежнему, но и это скорее минус – выставка не развивается и не выполняет возложенные на неё задачи.

Большая часть выставки статична, на ней не происходит никаких событий. Таковы практически все без исключения международные павильоны. Да, павильоны, например, Кубы или Никарагуа, красиво оформлены, на них представлены книги, может, даже интересные, но только на испанском, латиноамериканцы понимают, что на наш книжный рынок просто не пробиться. Хотя можно было бы организовать место для обсуждения испаноязычной литературы, пригласить специалистов – переводчиков, литературоведов, испанистов, презентовать лучшие книги Испании и Латинской Америки, вышедшие на русском языке. И вместо десятка скучных павильонов – получится интересная площадка, где можно будет узнать обо всём, что происходит в мире испаноязычной литературы, куда захотят приехать писатели и поэты, чтобы представить своё творчество. То же самое касается и других стран, можно организовать отдельные площадки для англоязычной литературы, литературы славянских стран и т.д.

Главную сцену в этом году загнали в самый конец выставки, как алкоголь в супермаркете, поэтому до неё многие просто не дошли. В итоге в главную превратилась сцена издательства «Эксмо», которое и так не страдает от избытка внимания. Не знаю в чём причина такого решения – недальновидность организаторов или лоббизм крупного книжного издания. А маленькие, так называемые независимые, издания опять загнали в фойе, хотя вокруг них было не протолкнуться. Зато самый центр занял большой павильон книжного интернет-магазина «Лабиринт», сотрудники которого предлагали заказать любую книгу по интернету. Желающих почти не было, всё-таки формат мероприятия предполагает наличие «живой» книги, которую можно потрогать руками, полистать, а заказать книгу по интернету можно и у себя дома в более спокойной остановке.

kniga goda

Отдельный вопрос составляет и программа мероприятий, многие жаловались на перекрёстный шум, когда в соседних павильонах одновременно начинались выступления, заглушающие друг друга, организованные по принципу кто кого перекричит. Понятно, что книжный рынок схлапывается и конкуренция увеличивается, но зачем же превращать книжный праздник в балаган. Об этом опять должны были позаботиться организаторы, которые при составлении программы могли бы развести совпадающие по времени презентации.

Газеты и литературные журналы опять оказались на задворках, посетителей в их павильонах почти не было. Получается, сами организаторы таким образом говорят, что сегодня это никому не нужно. А ведь интерес к книге во многом определяет разговор о ней, мнение людей, сведущих в литературе. У нас же выходит наоборот, книжный рынок формируют те, кто в литературе не смыслит ничего, поэтому нет ничего удивительного, что книжные продажи падают. Навигация по выставке практически отсутствовала, найти интересующее тебя издательство было нереально, только если обойти весь комплекс, и лишь уходя, в стороне от главного входа, я обнаружил план выставки, но возвращаться уже не было ни сил, ни времени. По большому счёту функции организаторов сводятся только к оформлению выставки, причём не самому лучшему, и продаже торговых площадей, поэтому и имеем то, что имеем.

kniga goda1

Теперь несколько слов о главной премии выставки «Книга года», которая показывает внутреннее содержание отрасли и работу Роспечати. Гран-при получил «Блокадный дневник» Ольги Берггольц. Книга, разумеется, интересная и нужная, но это опять же нон-фикшн, причём 70-летней давности, пусть ранее и не издававшийся. Получается, что ничего более интересного в книжном мире не произошло, что в стране кризис не только художественной литературы, но и современной документалистики. Хотя факты вроде бы свидетельствуют об обратном.

kniga goda2

С «Прозой года» понятно, её получил откровенно слабый роман Алексея Иванова «Ненастье», написанный жутким едва ли русским языком, такое ощущение, что автор писал не прозу, а выполнял техзадание:

«Большая площадь была вымощена плиткой; посреди площади громоздилось каменное корыто цветника, рядом торчали рамы летних палаточных кафе. На флагштоках, выстроенных в шеренгу, трепетали узкие флаги. На заправке «ЛУКойла» раскорячилась фура. За мегамоллами пространство ограничивала бесконечная насыпь железной дороги со столбами и перекрытиями; её гряда сверху почернела, обтаяв, а понизу белела потёками ночного снега… Энергичная разметка магистрали бодрила движением своих стрел и пунктиров; решетчатые фермы, перекинутые поверх трассы, задавали жёсткий, технологичный ритм». Это пародия на большой стиль, а не художественная проза.

В номинации «Поэзия года» победу одержал Олег Чухонцев со сборником «Выходящее из – уходящее за…». Чухонцев хороший поэт, но этот 80-страничный сборник на лучшую поэтическую книгу года никак не тянет. В то же время самая сильная книга Чухонцева «Из сих пределов», выпущенная тем же издательством ОГИ в 2005 году, тогда не вошла даже в шорт-лист. Сегодня поэзии в России издаётся настолько мало, что и выбирать не из чего. На выбор предлагаются либо давно умершие авторы, либо переводы. В 2014 году победителем была признана книга Заболоцкого «Метаморфозы», в 2015-м – новый перевод шекспировского «Короля Лира» Григория Кружкова. Такое ощущение, что оригинальных поэ- тов в России нет, кроме уходящих шестидесятников.

Ну и, конечно, самое нелепое награждение – это учебник «Поэзия» в номинации «Учебник XXI века», который вовсе и не учебник и учиться по которому никто и никогда не будет. Авторы составили вместо учебника антологию-междусобойчик, включив туда собственные тексты и тексты своих друзей, к поэзии имеющие мало отношения, смешав их с классической поэзией и написав к ним комментарии, выдав их за параграфы учебника. Обсуждать его бессмысленно, авторы не смогли даже дать внятное определение рифмы, а понятие «образ» в учебнике вообще отсутствует, чему была посвящена статья «Верните образ: о последнем рубеже в разговоре о поэзии» в новом лите- ратурном журнале «Prosōdia», который издаёт в Ростове-на-Дону Владимир Козлов. Журнал «Вопросы литературы» посвятил разбору бездарного «учебника» целый спецвыпуск, не оставив от авторской концепции камня на камне. Впрочем, мнение экспертов-филологов Роспечать вряд ли интересует. С такими учебниками номинацию «Поэзия года», похоже, придётся скоро отменять за ненадобностью.

Пока мы видим, что наша книжная отрасль находится в стагнации, малотиражные издания загоняются в угол, всё больше людей предпочитают читать в интернете, а не на бумаге. Понимают ли это чиновники, руководящие нашей литературой – большой вопрос. Их, похоже, всё устраивает, единственное достижение последних лет – книжный фестиваль на Красной площади, в большей степени показательное мероприятие, в такое же потихоньку превращается и Московская международная книжная выставка-ярмарка.

 

Григорий ШУВАЛОВ

 

Фото: Аркадий Колыбалов/РГ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *