НЕРВ ПОСТЭПОХИ ЗАЩЕМИЛА «РУКА КОРМЯЩАЯ»? О попытках хвоста вилять мёртвой собакой

№ 2016 / 44, 16.12.2016

Никита Сергеевич, конечно же, царедворец тот ещё, но всё же и совесть Постэпохи. С этим тезисом трудно согласиться сразу – но попробуем-ка вглядеться через его фильмы, а не высказывания, в динамику взаимоотношений династии не просто с властью, а с царствующей идеологией. Стыдно тут воровать хлеб у Прилепина (это же он собирался, по нашим внутрицеховым слухам, писать нечто вроде ЖЗЛ о прохиндинАстии), но придётся: эдакие крошки только нам-воробьям склевать и под силу, калибр клювиков подходящий…

Вот, значит, обрушился Михалков на Ельцин-центр – и ведь как отозвалось это в сердцах подавляющего большинства вынужденных россиян (вынужденных Беловежьем)! Кому это под силу, как не совести всенародной? Правда, он-то высказался лишь в общих чертах – но ведь как прорвало-то хиленькую дамбу меж режимом и массами, выстроенную год назад не кем-то, а вполне преемствующей во всём Ельцину властью! Ох, как прорвало – видать, накопилось лет за двадцать…

А и то верно: русскому-то человеку, как в бане, ведь не только дай потерпеть что-то наимерзейшее подольше да позабористей, иго там какое или оккупацию немецко-фашистскую… Ему ещё дай потом высказаться, в ледяну водицу нырнуть – и он снова горазд терпеть! Вот этот самый феномен национально-банного самосознания, столь нутряно известного господину Мигалкову ещё с роли его в «Жестоком романсе» (ну, и по «Цирюльнику» – но в исполнении Петренко), – и стоит обсуждать, а не какую-то мелкотравчатую «программу Ельцин-центра для детей».

Понятно, что сам этот центр – что пространственно-временная аномалия или чёрная дыра, так и втягивает в себя самосознания народа-страстотерпца. По одному и целыми пачками… И пачкали этот белокаменный идол-памятник чернильного цвета кляксами до открытия центра, а ведь не помогло! Открыли наипервейшие персоны Ельцин-центр – мол, вот куда идти народу поклоняться, вот кто отец нации Российской, на костях советского народа произросшей. Опять же – не в случайном городе построен, а именно там, где окончил свои дни гражданин Романов. Свердловск стал чем-то сродни Иерусалиму – тут и «гроб господень», и отмстителя за страстотерпца центр. Причём сносил тот самый дом купца Ипатьева, в подвале которого окончил дни свои Романов – вы не поверите кто. Да-да, тот самый Ельцин, в бытность свою первым секретарём обкома КПСС. Чтобы пресечь паломничество – вот какой был решительный руководитель. И за посещения церквей из партии гнал, знаем от местных.

И именно здесь-то и надо искать «дух времени» и вспомнить всего лишь одно, но важнейшее высказывание самого Ельцина: «Человек имеет право сменить убеждения». Вот они, где либерально понятые права человека начинаются! Если поставить эту фразу рядом с другой – «мы, большевики считем самым последним делом скрывать свои убеждения», то получается конфликт эпох. Всего в двух высказываниях – а вот она, гражданская война, теплящаяся до сих пор, и замирения здесь быть не может.

MigalkovElcin

Итак, если Ельцин провозгласил – причём прецедентно, отдадим ему должное, не на чьём-то, а на своём примере, после выступления на 19-й партконференции с «обличениями Октября» – что такой, как он крупный советский руководитель, секретарь всея Москвы горкома (практически мэр по нынешним меркам), может сменить убеждения, то почему бы следом за ним не сделать это и людям искусства? Почему мы столь требовательны именно к ним? Никита Сергеевич, напомню, на события 1991-го отозвался тоже довольно резво – заговорил о каком-то национал-социализме, который якобы построили в СССР злодеи-большевики… В общем, к контрреволюции и резкой смене курса и партийная верхушка, и бомонд советского кина – были более чем готовы, они и окормляли её, уже не перестройку, а приватизацию, как могли…

Вглядимся уже не в Ельцина – он-то о те поры бухал за всю страну, карта которой стала похожа на его печень, – вглядимся в Никиту Сергеевича начала девяностых. Да, отдельно-то от общества не проживёшь – а уж такой кнохудожник, как Мигалков, всегда шёл в ногу с эпохой. То по-ковбойски воспевал «красную» романтику, то Паратовым рядился – всё было в его биографии, но ведь всякий-то раз это он делал сообразно движениям души народной! Полюбились советскому ещё тогда народу господа-дореволюционники, крепкие хозяйственники и лихие гуляки под цыганщинку – так и нате вам творческий продукт! Понятно, что «паратовщина» манила не низы общества, а элтику – ну, так каждый ведь со своего шестка стрекочет. Именно из цековских и мосфильмовских квартир, из генеральского кирпича с финской сантехникой и из широченных окон ещё Сталиным данных привилегий на площади Восстания (за заслуги гимнюка) виделся тогда не коммунизм и равенство, а всё новые привилегии (с которыми так воевал Ельцин, что они абсолютизирвались и перешли в ранг наследуемых), всё старые господа, которые умели хозяйствовать не так, как «чумазые» со своей ничейной социалистической собственностью… Виртуоз Никита Сергеевич – уж что тут скрывать-то. Долг художника быть нервом времён – таков и он!

Кто «влюбил» освободившуюся от оков социализма и интернационализма Расеюшку в себя саму, но дореволюционную? Да-да, Никита Сергеевич. И важно ли нам, что он был любимейшим теннисным партнёром Ельцина, и «наиграл» себе на съёмки «Утомлённых солнцем» немало? Тем более что это лишь воробьиные оскаленные слухи… Важно, что смотрели этот фильм мы потом взахлёб, пересматривали раз двадцать, и всё казалось – мало. И это своевременное самобичевание – ах, дачка Тухачевского в Покровском-Стрешневе (по совпадению ли только там нынче дачи олигархата?), ах, рэпрэссии… Какой там наипрелестнейший и не очень-то похожий на традиции 1930-х дачный сексик! За него ведь всё простить можно – он органичен, а для кого-то и азбучен. Такие французские изыски, знаете ли, вкушали-ведали разве что бывавшие в европейском плену просвещённые красные маршалы, вроде прототипного Тухачевского (Котова).

В чём паскудная мораль этого, не только на французские («Московско-парижского банка» – совпало, хотя золотишко КПСС перепало, наверное и ему), но и на ельцинские (наши) деньги снятого первого фильма из до нулевых дотянувшегося «мартиролога»? А в том, что все чистки партии, вся борьба с контрой, вредителями и шпионами накануне Второй мировой – навеяны личными обидами, личными счётами. Не было ни шпионов, ни вредителей, ни фракционеров, ни предателей, ни заговорщиков! Не было никакой объективной необходимости в чистках – это лишь каприз… Чей? А вон же – он взлетает портретом под дирижаблем. Этот ответ давно подсказан – репрессии не внутрипартийные (и партией ещё на съезде санкцонированные), а «сталинские». Причём кто предложил такое название налепить поверх заслуженного имиджа генераллисимуса? Ой, опять повеяло цайтгайстом перестроечки и сменой убеждений – тот самый Никита Сергеевич Хрущёв эдак «проапгрейдил репрессии», который подмахивал все московские расстрельные списки (предшествуя Ельцину в должности «мэра») и которому сказал Сталин «уймись, дурак», когда Хрущёв требовал от НКВД «повысить показатели»…

Далее оставалось лишь ждать политического перерождения партбюрократии, надолго вперёд защитившей себя от репрессий (чисток на идеологической основе). Все эти бури отзывались неким эхом дома у Михалковых, а как же… И тем дороже им казалась формула династической лояльности любому режиму. Но тут ведь важно видеть не саму лояльность, но степень талантливости династии. Сама верность не стоит ни гроша – тут вспоминаем из Горина «Но почему ты был первым учеником?». Ведь это вдохновение Сергея Михайловича и Эль-Регистана (которого потом Никита Сергеевич отделил от гимна, примерно как другой Никита Сергеевич – себя от репрессий) учило нас любить СССР аж в трёх переизданиях гимна. И к торжеству коммунизма вели нас этой самой династии слова – уж нерв-то свой, к настроениям верхов чуткий, они никогда не жалели, даже переписывая под «богом хранимую» гимн СССР, признавая этим, словесно обрамляя в привычные вензеля, чудовищный социальный регресс назад под купола из-под бездны Советского Космоса… Уж что тут ворчать-то – гении! Эту династию надо бы в нацинальный генофонд. Ведь если Ельцин был банальным «стрелочником» истории, способствовавшим политическому торжеству регрессных тенденций – то Никита Михалков, как подлинный наследник «нерва династии» всё это задокументировал во вдохновенном кино. Такое не снимешь без вчуствования, «пропускания через себя»! Его теннисная ракетка била гораздо дальше ельцинской, и он его уже тогда, в 1993-м переиграл – когда от кровавого президента-узурпатора отстранилась творческая интеллигенция. А он – не гнушался, играл…

И если дореволюционность у него выходила открыточно-виртуозно и позитивно, то начатая в «Унесённых» тема – сообразно логике всё той же, уходила в чернуху (не буду повторяться). И где-то там, не снаружи в нулевых, глядя на наши марши «Антикапитализм», а своим потомственным Нервом ощутил он внутри «творческой ткани» противление народа такой «истории». И предстояние, и цитадель, и прочая уже запредельно-чернушная фантастика, снятая на государственные деньги – отрезвили Мигалкова в залах. Подпевать уже нечему! Процесс сменился – и даже не связан был со сменой президентов (довольную, что сыскал такого преемника, улыбку Ельцина 1999-го года мы помним хорошо), – народ расхотел каяться и вымирать. И вот тут-то соловей регресса обратил гнев свой на Ельцин-центр!

А ведь вряд ли бы государство стало строить пантеон славы Ельцина уж при тотальном сопротивлении масс? Всё же моральная поддержка имелась и имеется поныне – причём в самых высших эшелонах. И финансирование многомиллионное из бюджета – на которое строится «московский филиал» Ельцин-центра в отданном дворянском (там бывал сам Пушкин) гнезде бывшего Министерства печати. Вот вроде как даже не стали никого судить за политого синькой «синяка»-истукана в Свердловске, но просто продолжили пропагандировать «остров девяностых» и «время перемен». Поп своё, а чёрт своё. Мол, всякому деятелю – свій островок положен, как Бандере на Украине, уж не ругайте так дедушкку Ельцина, это же он нам (вот тут остановочка: это голос-суфлёр элиты, ибо частная собственность количественно у нас оооочень разная) дал собственность в руки, которая прежде была всенародной… И вроде бы очевидное, антинародное правление Ельцина – нельзя облекать в умозаключения в прессе, оказалось!

Да-да – нам не забыть и прошлогоднего скандала, когда ни кто иной, как один из пресс-служак Ельцина, возлютовал по поводу публикации в «Литературной газете». Как же это так? Отца-благодетеля смеет ругать газета, бывшая колыбелью либерализма и капитализма?! А не встряхнуть ли за это редакцию? И встряхнул ведь! Товарища Колпакова, человека милейшего и дружелюбного, который был ответственным за тот номер, в котором пантеон славы Ельцина подвергся критике, – тотчас понизили в должности. Цензуры, говорите, нет в «демократической державе»? Да-да, это лапа Ельцина так далеко до сих пор дотягивается, не надо считать его (а точнее – его дело, Роснефть-то приватизруют) столь уж покинувшим наш мир…

Поэтому, конечно, нам, как досконально знающим и понимающим Нерв Династии, очень интересно, чем окончится скандал, случившийся аккурат год спустя открытия Ельцин-центра, этой язвы на теле Истории нашей Родины. Впрочем, сейчас это уже не скандал, а диалог – и скорее всего жрецы Ельцин-центра и культурная знать уверит друг друга в высочайшем уважении, как водится по этикету, но народ сие только разозлит. Ну, не лишат же Михалкова за такое вольнодумство и Фонда культуры, и всех регалий?

 

Дмитрий ЧЁРНЫЙ


 

МАЛО ЛИ, ЧТО СКАЖЕТ ШУТ…

 

Всю ночь в блогах обсуждали этот выпад Михалкова, в пять утра спать лёг. Люди недовольны Ельциным, но ещё больше этим Михалковым, который пытается заставить всю Россию думать, как он сам. Но мы-то трудимся всю жизнь, а он всю жизнь, и при Ельцине, и при Путине, хорошо устраивался. Плохо то, что такие люди пробрались к телеэкрану и несут всю эту безответную чушь…

Наверное, есть люди, которые озлоблены на мир, в светлых тонах нашей жизни стараются найти чёрные краски и находят их. Более того, на таком фоне они убеждают себя, что они мыслители и являются рупором народа. Невольно задаёшь общественности вопрос: а кто додумался дать им газетную полосу, или телевизионную студию для подачи этой чуши в массы?

Я внимательно изучил высказывание Никиты Михалкова по поводу деятельности президентского центра Б.Н. Ельцина. И, успокаивая оскорбившегося этими высказываниями соратника, сказал, вступившись за экс-президента России Б.Н. Ельцина и его супругу:

– Ну кто такой Никита Михалков? Сын поэта, поэта великого. А в остальном он – лишь актёр-лицедей, шут, смысл жизни которого вышибать из людей смех или слёзы. Ещё вчера таких не хоронили с обычными людьми на одном кладбище. Для меня он, Михалков, повторюсь, – шут, актёр, лицедей. Зачем же на него обижаться уважаемая Наина Ельцина? Мало ли что скажет шут? Ведь великого для страны он ничего не сделал и не сделает.

 

Леонид БАБАНИН

пос. БЕРЁЗОВО,

Ханты-Мансийский автономный округ – Югра

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *