Галина АКБУЛАТОВА. «САМА ОТ СЕБЯ», или Как напечататься в толстом журнале?

№ 2016 / 45, 22.12.2016

Я написала текст и стала думать, куда и в каком виде его послать: бумажном, электронном, doc, doсх, arial, timеs, 12 или 14 кеглем, через один, два интервала… У каждого издания свои условия. В поисковом окне набрала – «требования к автору текста…» Тотчас выскочила заинтересовавшая меня фраза: «Сейчас совсем просто – не надо ждать, а надо дать согласие на оказание редакторских услуг по подготовке текста к печати. Услуги по тарифу…»

За «услуги» я обеими руками, потому как труд редактора требует много знаний и умений. Правда, в моё редакторское время такой услуги не было. Например, в девяностые мне приходилось пропалывать тексты хорошо обеспеченных авторов, в то время, как мы, редакторы, по два-три месяца не получали зарплату и ездили на троллейбусе зайцами. Но никому из нас, с нашим-то советским сознанием, не приходило в голову намекнуть автору на вознаграждение: мы ведь работали в бюджетном издании на якобы зарплате. В то же время странность ситуации была всем очевидна.

Впрочем, это всё в прошлом. И я продолжила поиск, решив обратиться непосредственно к журналам (через ЖЗ и «Читальный зал»), сначала к московским и зарубежным, а потом и к российским.

 

3 October«Октябрь» представляется «одним из ведущих русских толстых литературных журналов», имеющим «либеральную направленность». Судя по фото, большинство сотрудников – женщины. Невольно вспомнились слова моего бывшего главреда Станислава Панкратова: «Женщина в наше суровое время может порулить разве что гламурным журналом. А такие журналы, как «Север», «Новый мир, «Октябрь»… – традиционно требуют сильной мужской руки…» Ну да это когда было! Теперь литература не в престиже, и «сильная мужская рука» там, где прибыль.

Требования «Октября» таковы: «журнал принимает к рассмотрению только рукописи, никогда не публиковавшиеся в книге, сборнике, журнале, газете или на посещаемом сайте…»

Но это, по-моему, для понту. На самом деле сплошь и рядом перепечатка ранее изданного. Например, произведения моих коллег Новикова, Бушковского, Жемойтелите в седьмом «северном» номере 2016 г. я читала и в бумажном, и в электронном виде задолго до этой публикации.

Далее: «Рассматриваются только распечатанные рукописи (размер шрифта – 12-14)»

То есть при «сверхскоростной» работе нашей почты рукопись в редакцию поступит минимум через две-три недели. Читка-рассмотрение – ещё месяц (в лучшем случае). При одобрении просьба к автору – прислать текст в электронном виде… Крайне несовременно при нынешних скоростях и темпах. При том, надо же понимать, что писатели гонораров не получают, а стоимость принтерной краски в связи с санкциями возросла до двух с половиной тысяч за тюбик (250 стр.)

Так что «Октябрь» для меня отпал, хотя в восьмидесятые и девяностые довелось здесь опубликоваться и даже получить гонорар.

 

«Дружба народов». Если судить по фото и «сильно прокуренному мужскому голосу», ответившему по телефону писательнице Ольге Иженяковой («ЛР» от 2.12.2016), это очень мужской журнал.

3 Druzhba narodovУсловия здесь следующие: «Редакция не имеет возможности рассматривать сочинения объёмом более 2 авторских листов, приходящие электронной почтой» (стало быть, присылать надо в дорогостоящем и долгоиграющем бумажном виде).

Но и это не всё. Как можно понять из обмена репликами сотрудника отдела прозы с той же жительницей Ханты-Мансийска, чтобы тебя в «Дружбе народов» прочитали (хотя бы первую страницу), нужно дружить с кем-то, имеющим вес в этой «Дружбе…». А если я буду сама от себя, как Ольга Иженякова, то меня здесь читать не будут.

Да что я, если столичными журналами был в своё время отвергнут Василий Белов с его «Привычным делом» (гнёт цензуры!), а уже после Перестройки, когда не было никакой цензуры, та же участь постигла и повесть Захара Прилепина «Патологии». Из своей новгородской глубинки Прилепин рассылал рукопись по электронке сам от себя, то есть в потоке. И единственный, кто выхватил его рукопись из потока, был петрозаводский журнал «Север», точнее зоркий глаз его тогдашней зав. отделом прозы Яны Жемойтелите. Установка у журнала была такая: не от кого, а каково.

Но возвращаюсь к «Дружбе народов». В сетевой версии журнала нет раздела с названием: «Контакты, обратная связь». Зато обращений к потенциальным покупателям – море. А для меня это явный признак недовостребованности журнала, и я его связываю с недолюбленностью редакцией авторов из российской глубинки, чьи публикации, возможно, могли бы повысить спрос на издание.

 

3 Novyy mir«Новый мир» поразил торговой активностью. Тут и «уважаемые читатели…», и «уважаемые подписчики…», и «частные лица и организации…» при том, «в любой точке земного шара…» Можно с посредниками, можно без – «с любого месяца, на любой срок и на любое количество экземпляров…» Можно через интернет, можно с доставкой на дом… Эх, если бы и к автору с таким же вниманием, – посожалела я, – а то забыт даже на уровне требований к производимому им, автором, товару. Я уж не говорю о гонораре. Об этом, как я поняла, даже упоминать неприлично, если мы и дальше хотим носить высокое звание писателя духовных неземных цивилизаций.

 

3 Znamya«Знамя»: «Сегодня журнал стремится играть роль выставки достижений литературного хозяйства…»

Безусловно, на «выставке» труд качественных редакторов, избранных авторов и… равнодушие к «потоку» (в переводе – «писательский народ»), в котором ведь тоже может оказаться что-то стоящее, достойное быть представленным среди достижений литературного хозяйства. К потоку нет ни обращения, ни пожелания: мол, дорогие, уважаемые… ждём… хоть в бумажном, хоть в электронном… Да, собственно, зачем эта забота? Свои и так знают, а чужие здесь не ходят.

 

«Новый берег» (Копенгаген), «журнал литературы и истории, издаётся в Дании на русском и датском языках. Начинавшийся как местное издание, печатавшее живущих в Дании литераторов, журнал получил широкую поддержку творческой интеллигенции, став де-факто подлинно общероссийским проектом. Среди авторов журнала — ведущие российские литераторы…»

Требования к авторам: «произведения должны посылаться по электронной почте в следующих форматах: текст текст DOC, DOCХ, шрифт Arial или Times New Roman (10 pt.) через единичный интервал с полями по 2,5 см слева, справа, сверху и снизу. Не делать внутренний отступ первой строки абзаца. Текст должен быть представлен с пронумерованными страницами. Объем текста, публикуемого в номере, не может превышать 8 -12 страниц, включая ссылки и рисунки…» И это только часть требований. При том журнал безгонорарный, потому что «независимый».

 

3 Ural«Урал» (Екатеринбург) – «это и сохранение традиций, и творческая лаборатория литературы, поэтому он рассчитан на самую разнообразную аудиторию: от тонкого ценителя до массового читателя. Это единственный толстый литературный журнал всероссийского уровня, выходящий на Урале…» Я бы добавила – и один из немногих заинтересованный в авторе (знаю по собственному, пусть и небольшому опыту). Может, потому тянутся сюда потоки не только с Урала, а и со всей России. Отбор исключительно по качеству и по дерзости эксперимента, а не «вы от кого?». Рукописи теперь принимаются не только в бумажном, но и в электронном виде.

 

«День и ночь» (Красноярск). «Литературный журнал для семейного чтения», также с заинтересованностью в авторе. Цитирую:

«Рукописи для публикаций принимаются по электронной почте… Краткую информацию о себе и точные данные для связи прилагать обязательно…»

И вы не поверите – в этом журнале заключают авторский Договор! И благодарят писателя за «энергетические заряды»: Спасибо, друзья-писатели!.. Мы работаем для вас!»

Единственно, что не устроило в «Дне…» – это срок принятия решения по рукописи: «Если в течение трех месяцев с момента отправки рукописи мы вам не ответили, значит, рукопись отклонена». Но уважаемые! Жизнь так скоротечна, в жизнь писателя – тем более… Поэтому в современной писательской практике принято рассылать рукописи одновременно по нескольким адресам: кто первым откликнется, тому и эксклюзив.

 

«Бельские просторы» (Уфа). Журнал, на мой взгляд, интересный, ищущий, растущий и вширь, и вглубь. Но требования сумасшедшие! 3 Belskie prostory«Материалы для публикации присылаются на адрес редакции в комплекте, который включает в себя: распечатанную рукопись произведения, информацию об авторе, электронную версию произведения и информации об авторе, фото автора… Рукопись должна быть оригинальной, то есть не публиковавшейся ранее в других печатных изданиях… Электронная версия рукописи должна быть набрана и распечатана в электронном редакторе Microsoft Word шрифтом Times New Roman, кегль (размер) шрифта – 14, межстрочный интервал – 1, абзацный отступ – 1,25, выравнивание по ширине, нумерация страниц внизу по центру, поля – 2,5 со всех сторон. Имя автора размещается в тексте справа, через межстрочный интервал по центру размещается название произведения, которое выделяется полужирным шрифтом…» И это ещё не всё. Однако имеют право! Судя по требованию авторского ИНН и номера страхового свидетельства – издание гонорарное.

 

А теперь о выводах, к которым я пришла. Провинциалы по-прежнему тянутся не к западным новым берегам, а к Москве, для них она изначально – «матушка», у кого мы ищем поддержки, понимания и защиты. Но у «матушка» всё больше и больше отстраняется настойчивой демонстрацией на всю страну своего роскошества – ухоженными дорогами, новыми парками и садами, культурными центрами и спортивными площадками… Да здесь даже катки, и те с подлёдным освещением! Не случайно известные люди (Сергей Капков) дают понять, что «Москва – это отдельная страна».

Но Провинция с её ста тридцатью миллионами против двенадцатимиллионной Москвы тем более страна (потому и с большой буквы). И я бы даже сказала – более современная в сравнении с той, где всё ещё царит древний фамусовский дух – «вы от кого?»

Однако с нами – Ханты-Мансийском, Беломорском, Новокузнецком, Фатежом, Шахтёрском, Касимовым… и несть нам числа – Москва разговаривает так, будто мы всего лишь сырьевая колония. И судя по тому, в каком культурно-бытовом и унизительно-нравственном состоянии пребывает сегодня большая часть нестоличной России – невольно приходит на ум – может, мы, и правда, колония? А с колонией не принято церемониться, тем более принимать во внимание её человеческое достоинство. Это в своём Ханты-Мансийске Ольга Иженякова 1975 г.р. – журналист и писатель, бравшая уроки в мастер-классе Леонида Бородина, а для московского журнала она – никто. Потому что Москва теперь не только слезам не верит, а и, кажется, вообще ничему. Но если мы, россияне, между собой через губу, то нам незачем обижаться на бывших украинских братьев за «ватники».

Предвижу возмущённые возгласы столичных «толстушек»: да мы вам столько имён из глубинки нароем… Взять хотя бы вашего, петрозаводского Александра Бушковского… Его приветили лучшие столичные журналы: «Вопросы литературы», «Октябрь»… Но вот вопрос – приветили бы, если бы не сработало «от кого?» – рекомендация Дмитрия Новикова.

А сам Дмитрий? Да то же самое. Начиная свою писательскую карьеру, он вовремя сориентировался, что взойти на литературный Олимп без Москвы невозможно, будь ты хоть суперталантлив. Он приложил немало усилий, чтобы попасть к Сергею Филатову, под крыло его фонда. Ну а дальше, как водится, пошла раскрутка. А ещё дальше – разочарование и желание отделиться от Москвы, создать своё собственное северное литературное государство.

Вот что сказала по этому поводу известная карельская писательница Ирина Мамаева:

«Хочется обособиться от Москвы, писать о Севере, о его людях, которые совершают свой маленький подвиг, об их жизни. У нас особенный менталитет. Я не зря надела красную рубашечку – это революционный цвет…» То есть Провинция уже не плачется Москве, и «красная рубашечка» здесь не для красного словца.

Кажется, это предвидел мудрейший Лев Аннинский в той же «Дружбе народов» (до чего всё-таки символичное название!):

«Если мы сумеем вобрать в русское многонациональное культурное единство как можно больше людей, которые ищут применения своей творческой силе, это для нас спасительный шанс. Если нет, нас растащат. Разорвут…» («Дружба народов» № 6, 2003 г.)

Я отметила для себя «мы», «нас» – и «русское культурное единство»…

 

P.S. Было бы несправедливо не упомянуть среди столичных изданий, активно интересующихся жизнью писателей российской Провинции, «ЛР» – тоже в своём роде «литтолстушку». Сюда со всей страны стекаются разные потоки, и зерно поступает вместе с плевелами. Редактору-Вергилию надо всё это отделить: чистый поток к чистому, зерно к зерну… Но, это, наверное, под силу только богам. У живых и грешных чаще получается смесь. И это, я думаю, хорошо – читателям тоже нужно оставить работёнку. Спасибо за доверие!

 

Галина АКБУЛАТОВА

 

г. ПЕТРОЗАВОДСК

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *