Игорь ПАНИН. НАМ – БОЛЬНО, ИМ – НЕТ. Чем русские отличаются от россиян?

№ 2016 / 45, 22.12.2016

Словом «россиянин» мы обязаны Борису Ельцину. Нет, оно, конечно, существовало и до него, но именно он так напористо ввёл его в наш обиход. При этом россиянами он стал называть не только всех жителей Российской Федерации, что, в общем-то, логично, но и, собственно, русских, что уже ни в какие ворота. Абсурдность ситуации понимали все, шуток на эту тему было предостаточно, а в популярной комедии начала девяностых «Ширли-мырли» президент вообще обращается к стране со словами: «Дорогие русскоязычные россияне!» И, казалось бы, чудачества запойного любителя разных, паньмаш, загогулин давно должны были остаться в прошлом, ан нет – словечко-то осталось. И со временем стало практически синонимом слова «русский».

В самом слове «россиянин» нет ничего плохого. Но нужно понимать, что оно обозначает не столько национальную принадлежность, сколько географическую. Любой, кто живёт на обширной территории РФ, является россиянином – будь то башкир, якут или калмык. Но в то же время башкир остаётся башкиром, якут якутом, калмык калмыком. А вот слово «русский» обозначает конкретную национальность. Замени его на «россиянина» – и русские де-факто исчезают, просто растворяются среди других народов страны, не имея своей республики, теряя самоназвание. Какие-такие русские, где они? У нас тут все россияне. Иди потом, доказывай…

Это тем более опасно, что ни в Конституции, ни в одном законе РФ русские даже не упомянуты. Во многих республиках РФ чётко прописывают в конституциях статус коренной нации и её права. У русских этого как не было, так и нет. А теперь ещё вдобавок и имя отбирают. Выросло целое поколение русских, считающих себя просто россиянами. Именно для них-то и готовится закон о химерической «российской нации», которая, видимо, и будет состоять из русскоязычных россиян. Инициатором идеи создания «российской нации» стал Вячеслав Михайлов, в прошлом заведующий отделом пропаганды и агитации Львовского обкома Компартии Украины, а на пике карьеры возглавлявший Министерство национальностей РФ. Судя по тому, что происходит в сегодняшней Украине, агитацией и пропагандой Михайлов занимался там не очень успешно. Как и межнациональными отношениями в России, если судить по тем конфликтам, которые мы постоянно наблюдаем. Остаётся надеяться, что и с «российской нацией» у него ничего не получится.

Но что бы там ни было в дальнейшем, а проблема с русскими, отказывающимися от своей национальности, существует. Многолетняя пропаганда, шедшая с самого верха, принесла свои плоды. А также сыграло свою роль и то, что статус русского человека в современной РФ чрезвычайно низок. Может, русские ещё могут потягаться с цыганами, но с северокавказскими народами – давно уже нет. Сравните объём дотаций республикам Северного Кавказа и российским областям. В этих условиях многие люди понимают, что русским быть невыгодно, и готовы записаться хоть в мордву, хоть в чуваши, придумывают себе еврейских дедушек и татарских бабушек, надеясь, что это как-то им поможет, придаст статусности. И вот они-то часто и с охотой называют себя россиянами, а не русскими, дабы совсем уж откреститься от некогда великого, но теперь совсем не престижного народа.

Я наблюдал такое в Грузии в перестроечное и постперестроечное время. В те времена местные русские, напуганные грузинскими националистами, предпочитали называть себя «советскими людьми». Ну как же, за русского можно было в морду получить, а советский человек – он вроде как связан со Сталиным, с общей победой в ВОВ, с периодом небывалого расцвета Грузии. Эти уловки мало помогали, но тенденция прослеживалась довольно чётко. Наблюдая этот карнавал национального позора, я думал, что нигде и никогда такого больше не увижу. Но вот, к несчастью, довелось увидеть. Уже здесь. На своей Родине. В России.

Так что не стоит удивляться тому, что слова вроде «россиянин», «россиянство» всё отчётливей приобретают негативный оттенок, а порой и звучат как оскорбление. Русский не имеет права называться сейчас россиянином. И такое предательство не может вызвать ничего, кроме отвращения. Помните, что писал Розанов? О том, что счастливую и великую Родину любить легко, а русский – это тот, кто будет плакать о ней в самой тяжёлой ситуации. Люди, добровольно ушедшие в россияне (как завещал великий Ельцин), свой выбор сделали. Они видят, что власть отнюдь не благоволит к народу, создавшему это государство, тащившему его столько времени на себе, зато делает ставку на другие нации и этносы, нередко относящиеся к нам более чем прохладно.

Меня недавно в очередной раз спросили: «А чем же русский отличается от россиянина, если оба они по крови русские? В чём существенное различие?» Попробую ответить доходчиво. Русский – это тот, кто не отказывается от своего имени, кто переживает за своих и считает себя частью нации. Тот, кто ощущает боль соплеменника практически как свою собственную.
А россиянину эти чувства неведомы. Россияне – это унылая биомасса, поминутно оглядывающаяся на начальство и штатных пропагандистов, ищущая силу, к которой можно примкнуть хотя бы формально.

Если русский услышит, что узбекская няня отрезала голову русскому ребёнку и размахивала ею на улице, его возьмёт оторопь. Ужас, жалость, возмущение, гнев – вот что он испытает. Россиянин же не испытает ничего; он начнёт рассуждать о том, что убийства случаются повсеместно, что лучше бы повременить с выводами, не разжигать и дождаться действий начальства. А дальше будет импровизировать в зависимости от ситуации. Осудят кровавую няню на длительный срок – россиянин будет кричать о том, что так ей и надо, а лучше б её вообще прилюдно расстрелять на Красной Площади. Заменят наказание лечением (что и случилось) – и россиянин заведёт другую песню: «А чего вы хотите? Она же сумасшедшая! Всё правильно сделали. А то бы с братским узбекским народом ещё поссорились…» (что мы и услышали).

Русский, узнав о подобном преступлении, содрогнётся, представив, как эта нелюдь кухонным ножом отпиливала детскую головку. Россиянин спокойно отправится смотреть новости, в которых рассказывают об очередных хитрых планах и победах на всех фронтах… Или давайте вспомним историю с Донбассом, когда языкастые россияне, накачанные зажигательными речами тележурналистов, бросились в интернете на защиту Новороссии. Но затем, услышав ключевую фразу «Донбассу никто ничего не обещал», мигом развернулись на 180 градусов и принялись причитать о расходах, которые связаны с содержанием «чужих людей». Те самые горлопаны, которые совсем недавно возмущались обстрелами городов Новороссии, ныне преспокойно заявляют о том, что это «внутреннее дело Украины». И ничего у них не болит.

Приведу немного экзотичный пример. Во время русско-японской войны один американский корреспондент так описал свою встречу с русскими пленными в Манчьжурии: «В окна большого китайского дома с любопытством заглядывало множество японских солдат. Придержав лошадь, я тоже с интересом заглянул в окно. И то, что я увидел, меня потрясло. На мой рассудок это произвело такое же впечатление, как если бы меня ударили в лицо кулаком. На меня смотрел человек, белый человек с голубыми глазами. Он был грязен и оборван. Он побывал в тяжком бою. Но его глаза были светлее моих, а кожа – такой же белой. С ним были другие белые – много белых мужчин. У меня перехватило горло. Я чуть не задохнулся. Это были люди моего племени. Я внезапно и остро осознал, что был чужаком среди этих смуглых людей, которые вместе со мной глазели в окно. Я почувствовал странное единение с людьми в окне. Я почувствовал, что моё место – там, с ними, в плену, а не здесь, на свободе, с чужаками…»

Знаете, кто этот американский корреспондент? О, вы его знаете! Это Джек Лондон. Да, тот самый. Конечно, это вовсе не говорит о том, что знаменитый писатель был русским или стремился к тому. Но это говорит о его чутье, он мгновенно разобрался и прочувствовал – где свои, где чужие, кто ему ближе, роднее, просто на уровне инстинкта. При этом вряд ли кто назовёт его дикарём или глупцом. А вот россияне до сих пор радостно рассказывают о том, как «настоящий дагестанский мужчина Мирзаев правильно убил русского мажора Агафонова». И им даже в головы не приходит, что следующими агафоновыми могут оказаться они сами, что своими действиями они этому только способствуют.

Русскому человеку больно, когда его соплеменника убивают (калечат, грабят, унижают и т.д.). Россиянина это вообще не тревожит, он о таких вещах старается не говорить, он даже лишний раз поддержку русским не окажет, дабы не быть обвинённым в нетолерантности и неполиткорректности. Вот это, на мой взгляд, очень важное отличие русских от новообразовавшихся россиян. Если не сказать – основное. Нам – больно за своих, им – нет. Подчёркиваю, речь здесь не обо всех россиянах, жителях РФ, мы говорим именно о русских, выбравших россиянство. Так уж получилось, что у русского попросту нет выбора, он такой, какой есть, а россиянин только и делает, что выбирает – то между начальниками, то между телеканалами, то между теми, перед кем ещё не успел опустить голову.

 

* * *

И вот ещё что. Если вам не понравилась данная статья, если вы не понимаете, для чего такое вообще написано, – ничего страшного, это лишь означает, что вы относитесь к россиянам. Вам и не должно было это понравиться, а тест на россиянство пройден вами успешно. Но всё-таки задумайтесь хоть на секунду о своём будущем. Неужели вы уверены, что, если сегодня добровольно отказываетесь от национальности, то завтра вас не заставят отказаться ещё от чего-нибудь: от своего дома, от жён, мужей, от детей? Вчера вы – русские, сегодня – какие-то россияне, завтра – всего лишь часть «российской нации», а послезавтра… Полагаете, что вас, Иванов, родства не помнящих, не загнобят и не затравят в нашей замечательной многонациональной федерации, не заставят пахать на других и не превратят со временем в навоз, на котором, как заметил Столыпин, произрастут другие народы? Вы правда в это верите? Удивительные люди!

 

7 Panin

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Игорь ПАНИН

 


Кто думает иначе? Пишите!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *