УВИДЕТЬ, ЧТОБЫ РАЗУВЕРИТЬСЯ (По следам кинопремьер)

№ 2017 / 3, 26.01.2017

Фильм «Викинг» «прокатился» по стране и вызвал бурную реакцию общественности. Интернет пестрит различными рецензиями. Но немногие говорят об идеологической опасности, которую в себе несёт этот образчик российского кинематографа, сделанный вроде бы с благими намерениями.

Основная дискуссия развернулась вокруг достоверности изображения в фильме исторической эпохи, события которой описаны в «Повести временных лет». Многие историки, реконструкторы, да и просто люди, хоть немного знакомые с историей, пришли в ужас от увиденного на экране. Претензий к картине много. Это и «кривые брёвна», о которых писал Холмогоров в газете «Культура», и несусветная грязь в столице древнерусского государства, и простоволосая монахиня Ирина, и прочая, и прочая… Если вдаваться в детали, оценивать костюмы с точки зрения исторической достоверности, разбирать отдельно каждую логическую ошибку в фильме (чего стоят только катящиеся несколько десятков метров горящие колёса, противоречащие всем законам физики), если перечислять все откровенные заёмы из иностранных фильмов и сериалов, начиная со сцены боя под стеной во главе с Фёдором-генералом Максимусом из «Гладиатора» и заканчивая образом берсерка-Пса-Клигана из «Игры престолов», если всё это делать подробно, получится что-то вроде полуторачасового видео-разбора военного историка Клима Жукова

Авторы фильма не настаивают на стопроцентном изложении исторических фактов, однако и не утверждают, что всё происходящее на экране – художественная вольность. Константин Эрнст, например, шутит: «Нестор у нас сценаристом был», а режиссёр картины Андрей Кравчук в интервью «Комсомолке» заявляет: «Если прочитать «Повесть временных лет», то нельзя сказать, что у нас было много отклонений». Конечно, когда по историческим событиям создают художественное произведение – достоверность, зачастую, заменяется художественной правдой. Об этом, кстати, шла речь в передаче-рекламе «Время покажет» на Первом канале, когда упомянули, что, дескать, и Эйзенштейна упрекали в «издёвке над историей», даже процитировали часть одноимённой статьи Тихомирова, правда, стыдливо умолчали о том, что гениальный режиссёр учёл критику и дважды переписал сценарий. А вот сценарист «Викинга» Андрей Рубанов переписывал одну и ту же сцену, по его собственному признанию, 28 раз. Не знаю, откуда взята эта цифра, может, «28» – теперь такая магическая цифра, чтобы понравиться Мединскому и сразу быть зачисленному в «настоящие» патриоты, которые любят цифры, а больше всего нули, красиво торчащие рядом друг с другом. Наверное, в этом секрет, в магической цифре или цифрах… И что стоит за сакральным решением: кому позволить снять фильм с беспрецедентным бюджетом? Потому что главная и основная проблема фильма не в достоверности исторических фактов, а в провальном сценарии, где дыр больше, чем в стенах уродливых княжеских палат, показанных в фильме.

Ведь, в самом деле, какое зрителю дело до «неправильных» доспехов в шедевре Сергея Эйзенштейна «Александр Невский»? Там – драматургия, там сияет художественная правда, там есть некое «третье измерение», говоря словами Николая Бурляева… Ладно, скажете вы, времена изменились, XXI век и российскому кинематографу сложно, ему нужно встраиваться в «западную» кинореальность. Окей. Та же самая «Игра престолов», аналогом которой называли свой фильм создатели «Викинга», заставляет сопереживать героям, у каждого из которых есть конкретные и понятные любому человеку мотивы, судьба, лицо. А в нашем отечественном «шедевре», как его уже успели окрестить проплаченные СМИ, даже главный герой – Владимир – безликое существо, творящее бессмысленную жестокость, заставляющее смотреть родителей на изнасилование собственной дочери, существо, валяющееся в грязи и засыпающее в собственной блевотине. А под конец нам пытаются подсунуть на его место, абсолютно без всяких оснований прозревшего, «добренького» князя, не желающего никого убивать и мечтающего только о том, чтобы его грязные подданные, какого-то лешего ещё подчиняющиеся ему, наконец помылись, зайдя в Днепр. Это же фарс. Но абсурден не только князь. Все поступки в фильме не имеют ни малейшей мотивации. Рогнеда почему-то любит Владимира, который убил её родителей, при этом периодически пытается его заколоть, потом опять «любит», извиваясь верхом на нём. Ирина тоже души не чает в убийце своего мужа… Естественно, что персонажи с такой драматургической пустотой за душой не вызывают ни капли сопереживания.

14 15 Viking2Ни о каком «духовном перерождении» и речи быть не может, когда почти каждое действие героев фильма вызывает недоумение. Однако, авторы «Викинга» на всех площадках кричат о том, что их картина именно о прозрении тёмного варвара князя Владимира. А те, кто критикуют, либо ничего не понял, либо априори поливает грязью кино, сделанное в России. Что ж, если главная идея фильма, действительно, раскаяние разбойного князя, а государственный заказ, как многие сейчас говорят, в том, чтобы показать важность православия для России, то это провал. И провал настолько же очевидный, насколько характерный для современной культурной политики. Показать карикатурное язычество, прочно связанное с бессмысленной жестокостью (не жестокими законами, а именно неоправданной маниакальной жестокостью), язычество, одурманившее головы бедных киевлян настолько, что они заросли грязью в два сантиметра и живут в кривых низеньких домиках. Следом показать высококультурных «ромеев», живущих в достатке, в каменных городах, чистых и опрятных. Разве не понятно, что этот поверхностный взгляд на историю принятия христианства в нашей стране у здравомыслящего человека вызовет только отторжение? Разве не ясно, что, показав первопричиной принятия православия именно быт славян, вы поступаете парадоксально – вкладываете в христианство языческий, материальный смысл, и это может оскорбить чувства верующих? Не потому ли слоган фильма «Увидеть, чтобы поверить» читается как «Увидеть, чтобы разувериться»? Разве вы, мудрые продюсеры, не осознаёте всей ответственности за окарикатуривание нашего прошлого, за фальшивые образы наших князей, за смешивание с грязью русского народа?

Но к чему вся эта филиппика, если на Первом канале известный своими либеральными выпадами Григорий Амнуэль заявляет: «успех – остальное не важно» под оглушительные хлопки в зале, а потом и сам Анатолий Максимов расплывается в самодовольной улыбке: «фильм состоялся», имея в виду, очевидно, размер кассы… Но художественную ценность, увы, не измеряют в рублях, и поэтому фильм, который должен был стать кинематографическим памятником – собратом тому, что воздвигли на Красной площади, – фильм этот выглядит как жалкая карикатура на Святого Владимира, являющегося духовным символом сильной России.

 

Иван КОРОТКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *