ПУСТОЙ ЗВОН

№ 2017 / 12, 06.04.2017

Здравствуйте, редакция «ЛР»! Спасибо за статью «Виват, приспособленцы!» Не в бровь, а в глаз! Пересылаю Вам статью Юрия Иванова о «творчестве» такой же, ныне возносимой аппаратом СП России, Валентины Ефимовской.

Владимир ШЕМШУЧЕНКО

г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

 

Заставь дурака Богу молиться,

он и лоб расшибёт.

(Русская пословица)

 

Чудны дела твои, Господи! Кто только не записывается в Твои защитники… Я не говорю про достославную РПЦ МП или какую-нибудь другую общественную организацию подобного рода… Есть много защитников и просто по велению души… Ну вот, видимо, от величины души и пишут они такое, от чего волосы дыбом встают, а потом эти самые волосы, если и укладываются, то в совершенном беспорядке. Как тут не вспомнить бессмертную фразу Жана-Пьера Беранже, сказанную, правда, по другому поводу, но очень подходящую для данного случая: «Пусть лучше меня повесят враги, чем утопят друзья».

Есть такая поэтесса (не скажу поэт) из города Экс-Ленинграда (намекаю на её махровое советское происхождение), зовут её Валентина Ефимовская, которая является заместителем главного редактора журнала «Родная Ладога».

Главный редактор журнала «Молодая гвардия» Валерий Хатюшин в Фэйсбуке анонсировал «свежий» номер (3) своего журнала богодухновенным опусом вышеназванной дамы.

 

ОПОЛЧЕНИЕ

В войне извечной, мировой

Я – ополченец, рядовой,

Один из множества солдат.

Нет, мне не нужен автомат.

Вооружусь, идя на бой,

Своей бессмертною душой.

Дано мне только в ней нести

Стон покаянного «Прости»

И радость неземных небес.

Щитом нательный станет крест.

У кромки вражьего огня

Обгонят слабую меня

Те, кто смиренней, кто честней,

Кто в вере крепок так своей,

Что в пламени неповредим…

Сим Ополченьем – победим!

 

Вот такой, с позволения сказать, «шедевр». Попробуем разобраться со смыслами этого творения (сколоченного по формальным признакам поэзии вполне себе добротно).

Идея благая. Бороться с недругами надо. Всеми доступными силами и средствами. Но в данном случае это напоминает ситуацию из истории Первой мировой войны, когда наши солдаты на фронте ждали эшелоны со снарядами, а им на подмогу присылали вагоны с иконами.

100 лет прошло, а для Валентины Ефимовской так ничего и не изменилось. Не нужны её лирической героине винтовка и автомат. Икона – дело, наверно, хорошее, но ею, по моему разумению, много не навоюешь. Скажут: духовная борьба – дело совсем другое. Согласен. Но тогда борьба предполагает, по крайней мере, чётко обозначенного противника. И кто у нас, согласно этому «шедевру», враг, против которого так барабанно-казённо призывает наша псевдогероиня ополчиться? Он даже не указан. Но раз есть в строках «…щитом нательным станет крест», надо полагать, это религиозный враг. Кто? Иудей? Мусульманин? Буддист? Синтоист? Индуист? Зороастрист? Поскольку не указан даже вид креста, то сюда можно отнести ещё и католика, и протестанта любой масти. Ощущение такое, что лирическая героиня стихотворения забилась в окоп и отстреливается во все стороны, даже не понимая – в кого палит. Возможно, автор имеет в виду мировое зло? Тогда кого конкретно? США? Искусителя? Попробуй, догадайся.

Далее. Наша ополченка, идя на бой, вооружается (по её уверению) не автоматом, а своей бессмертной душой, видимо, считая её чем-то вроде бронежилета. Какой образ может возникнуть при этом у читающего подобные строки? – что у автора (или её лирической героини) в платяном шкафу висят на плечиках-вешалках, наверно, души на все случаи жизни: вот – бессмертная, вот – семейно-бытовая, вот – грешная, вот – для торжественных выходов и т. д., и надевает авторесса, когда надо, то одну, то другую. Обращаю внимание: я только пытаюсь расшифровать подобные двусмысленные строки. «Дано мне только в ней нести / Стон покаянного «Прости» / И радость неземных небес…». А с грешной душой, как я понимаю, как более подходящей для «покаянного «Прости», это бесполезно делать? А-а-а, видимо, идя в бой на неведомого нам супостата, лирическая героиня не успела снять с вешалки необходимую для покаяния душу! Поскольку с грешной душой в бой-то не пойдёшь, правильно? Хотя смотря в какой бой и на чьей стороне… Отсюда, кстати, непонятно, а за что «Прости»? И кто, по версии авторессы, должен её простить? Отпускает грехи, вообще-то, священник в церкви на исповеди, пусть и от имени Бога. Но про Бога-то тоже ни слова.

Похоже, В. Ефимовская сама не очень верит в свою «бессмертную душу», так как: «У кромки вражьего огня / Обгонят слабую меня / Те, кто смиренней, кто честней…».

По крайней мере, лирическая героиня Валентины Ефимовской (или она сама) честно уступает право первым идти в огонь борьбы другим, признавая таким образом, что все её слова про своё ополченчество – пустая болтовня. Типа, «Вперёд, в атаку! А я – за вами. Может быть…».

И неудивительно: «Кто в вере крепок так своей,  / Что в пламени неповредим…». Вопрос: откуда пламя-то, если, как мы предполагаем, борьба духовная? Или «ефимовские» ополченцы посланы ею, чтобы гореть в аду? Ведь огня в «неземных небесах» нет, согласно уверениям отцов церкви.

В общем, благими поэтическими намерениями дорога оказалась вымощена в ад.

И если в начале стихотворения наша литературная героиня видится этакой овцой божьей с фанатично-религиозным огнём в глазах, с крестом на груди и Библией в руках, то в конце это уже, скорее, комиссарша в кожаной куртке, обвязанная портупеями и ремнями, в красной косынке, с маузером в одной руке и с «Капиталом» в другой…

Вот такие смыслы видятся читателю по прочтении «богодухновенных» строк Валентины Ефимовской. Увы и ах!

Но, может быть, вся эта религиозно-патриотическая казёнщина – случайная слабость нашей поэтессы? И на старуху, как известно, бывает проруха. Давайте посмотрим. Источник тот же.

 

России дух вовек не источится,

Как тысячу, как десять лет назад…

Бескровные, родные вижу лица

Погибших за неё солдат.

Отчизна – суть извечных упований

Героев Бреста, Ясс, Бородина.

России сердце – это поле брани.

С победой не кончается война.

И наши православные границы

Тьма одолеть пытается опять.

России дух вовек не источится,

Пока на Бога будем уповать.

Покуда в горний край Господни слуги

Возносят, утешая, души тех,

Кто отдал их за веру и за други,

И русских душ пред Богом больше всех.

 

Ну, хоть бы одно живое слово! Хоть один бы яркий образ! Хоть одно бы сильное сравнение! Нет, прикрывшись святой идеей патриотизма, автор сыплет на нас горох дистиллированных банальностей и благоглупостей. Ну, например: России тысячу лет назад не было, была Русь. Кто-то скажет, мол, дело не в названии. И в названии дело. По факту «ефимовской» России примерно 300 лет от роду, поскольку видит авторесса «бескровные, родные» «лица / Погибших за неё солдат». Солдаты у нас появились, если не изменяет память, при Петре Великом. До Петра защитников Отчизны называли по-другому. Если ты работаешь со словом, будь уважителен к слову.

«России сердце – это поле брани. / С победой не кончается война…». Где война не кончается? В сердце? По жизни? А почему мы тогда везде заявляем, что мы самые миролюбивые люди, самая миролюбивая страна? Если судить по словам нашего автора, то мы просто врём. И по факту, получается, что автор поддерживает идею наших заклятых друзей: Россия – это империя зла. Вот спасибо, уважаемая Валентина Ефимовская! Так вы помогаете России?

«И наши православные границы / Тьма одолеть пытается опять…». Везёт же мусульманам, буддистам, шаманистам, иудеям, живущим в границах РФ! Никакая тьма к ним не лезет, вот только православных жмут и жмут некие тёмные силы. Да сколько же можно писать такую чушь? Если и лезут, то за природными ресурсами, как, например, лезут к тем же мусульманам Востока те же христиане – схизматики, но всё-таки какие-никакие, но заблудшие братья по вере – из Европы и Северной Америки…

«России дух вовек не источится, / Пока на Бога будем уповать…». Очень смелое заявление, очень. Особенно про упование на Бога. Во времена СССР, атеистические, замечу, времена, мы достигли самых выдающихся успехов за весь, вероятно, период существования письменной Руси-России. «У нас была великая эпоха». А когда новые правители «вернули» народу (а у нас всё делается сверху) Бога и стали суетиться по храмам со свечками, то в обмен забрали все ресурсы, цель жизни, подменив её деньгами и, замечу, постаравшись лишить веры в себя простого человека.

И, наконец, последнее замечание. «И русских душ пред Богом больше всех». Нет, конечно, это сказано от чистого сердца и, похоже, от не очень наполненной головы. Не только с поэзией у нашего автора плохо, но и с математикой. Как в анекдоте: «У нас, гуманитариев, две проблемы: мы плохо считаем». А посчитала бы В.Ефимовская, сколько в мире мусульман, тех же католиков с протестантами – и сколько было! – и, наверно, задумалась бы, чьих же душ перед Богом больше? И, замечу, я не либерал, но с такими, как у нашего автора, некрофильскими мыслями нам, русским, долго не протянуть, несмотря на все программы материнского капитала…

А как же поэзия, спросит иной читатель, да хотя бы автор этих строк? Помните у Владимира Высоцкого в песенке про незадачливого поэта Муза «засиживалась сутками у Блока, / У Бальмонта жила, не выходя…»? Если кто-нибудь укажет хоть какое-нибудь стихотворение Валентины Ефимовской, из которого видно, что Муза посетила нашу поэтессу хотя бы на секунду, буду, как читатель, очень благодарен…

Что до самой нашей псевдогероини, то, как сказал Поэт: «Его замысел о ней был иной, и потому она была рождена женщиной».

 

Юрий ИВАНОВ

деревня БАРДОВО,

Псковская обл.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *