Чиновники нас не слышат!

Уникальный симфонический оркестр оказался на грани исчезновения

Рубрика в газете: Бьём в набат, № 2021 / 2, 21.01.2021, автор: Сергей СКРИПКА

 


Жуковский симфонический оркестр в прошлом году отметил своё 60-летие. Он был создан музыкантами города Жуковский в 1960 году как самодеятельный коллектив. Позже он перешёл под эгиду класса профессора Московской государственной консерватории Лео Морицевича Гинзбурга. За свою более чем полувековую историю коллектив сохраняет статус единственного профессионального симфонического оркестра Подмосковья. И если город Жуковский подарил науке стальные крылья, то Жуковский симфонический оркестр продолжает удивлять своим разнообразным репертуаром и высоким качеством исполнения. Многие выдающиеся музыканты России начинали свой профессиональный путь в оркестре Жуковского.
Но на сегодняшний день оркестр лишили муниципального статуса, урезали бюджет, не поддерживается проведение международного фестиваля «Еврооркестр». По сути коллектив приравнен к кружку при Дворце культуры.
О прошлом, настоящем и неопределенном будущем мы поговорили с народным артистом России, почётным жителем г. Жуковский, Сергеем Ивановичем Скрипкой, который вот уже 45 лет является художественным руководителем Жуковского симфонического оркестра.


Сергей СКРИПКА, народный артист России

– Сергей Иванович, незаинтересованность и равнодушие в отношении Жуковского симфонического оркестра – явления, с трудом поддающиеся объяснению. На каком уровне вы чувствуете безразличие к оркестру: на уровне публики или администрации города?
– Нет-нет, не публики, именно администрации. А что касается публики, сейчас действует ограничение – зал можно заполнять только на 25 процентов, но это не помешало теплой атмосфере на ноябрьском концерте, посвящённом творчеству Исаака Дунаевского. С марта концертов не было из-за пандемии, поэтому мы с огромным удовольствием играли, ведь нам так нужна отдача зала, его энергетика. Этот концерт был неким этапом – проклятый ковидный занавес, надеюсь, рухнул.
Администрации же теперь неинтересно наличие оркестра в городе. Это стало очевидным еще до пандемии, в конце позапрошлого года. Оркестр раньше был муниципальным, принадлежал городу, а сейчас его перевели в штат Дворца культуры. То, чем мы гордились, а именно муниципальным статусом, буквально за один год у нас отобрали. Объяснялось это необходимостью упорядочить административный состав, хотя я знаю, что он никак не изменился, а даже увеличился.
– И всё-таки ваш коллектив носит название города. Как вы считаете, это лишь территориальный признак, или оркестр действительно имеет для наукограда особое значение?
– Я всегда считал, что для города оркестр имеет большое значение. Во всяком случае, наша публика меня в этом уверяла. Но чиновники нас не слышат, и с этого года у меня ощущение, что деятельность коллектива для города стала будто бы и неважна.
Для меня же оркестр – предмет гордости, потому что Жуковский – наукоград, город интеллектуалов, в котором зарождалось практически все самолётостроение. Это важно для оркестра, что он носит имя города – Жуковский симфонический оркестр.
Хочется, чтобы в названии коллектива было имя города ещё и потому, что это единственный полноценный оркестр в Подмосковье. Многие говорят: «У нас тоже оркестр!». А какой у них оркестр? Струнная группа, в которую иногда добавляет флейту или еще что-то… У нас настоящий штатный оркестр, который может играть любые произведения, не приглашая кого-то со стороны. За 60 лет он невероятно развился, стал настоящим симфоническим оркестром высокого уровня. Один только репертуар о многом говорит: мы переиграли почти все симфонии Бетховена, симфонии Чайковского, мы даже Манфреда играли и вторую симфонию Рахманинова, у нас был целый концерт, посвященный Свиридову.
Наш оркестр ещё ценен и тем, что является кузницей кадров. Все оркестры Москвы в своих рядах имеют наших бывших участников. Знаю, их с удовольствием берут в оркестры, так как музыканты уже набрались опыта у нас.
– Поддерживаете отношения с бывшими участниками оркестра?
– Иногда – да. Но чаще всего они, как дети, вырастают, у них появляются новые семьи. А я радуюсь, что у них сложилась судьба, благодаря нашему оркестру в том числе. В наше время очень трудно музыканту, не имеющему опыта, устроиться в оркестр. А где получить этот опыт? В нашем коллективе его и можно получить. Не зря один музыкант назвал наш оркестр «фермой», на которой выводятся очень ценные породы.
– Как оркестр пережил пандемию?
– Тяжеловато, много было больных. Да я и сам переболел. Неприятно всё это. Были и горькие утраты. Человек, который нас поддерживал морально и материально, помогал выезжать за рубеж, руководитель одного из крупнейших предприятий города, НИИП им. Тихомирова, Ю. И. Белый умер из-за коронавируса. Для нас это невыносимая, тяжелейшая потеря. Как это отразится на нас – не представляю.
– Репетиции были во время карантина?
– Какие могут быть репетиции? Онлайн? Выучить произведение онлайн невозможно. В оркестре должен быть ансамбль, коллективная работа. Сколько в Zoom-е может быть человек, 10-15? Не услышишь мнение коллег, не сможешь понять, как каждый будет звучать. Это баловство, которое навязывали люди, далекие от понимания работы оркестра.
– Опишите первую репетицию после долгого перерыва, карантина.
– Все сразу бросились друг к другу, потом вспомнили, что есть социальная дистанция, и начали необычными способами обниматься и целоваться.
– Есть ли в городе ваши постоянные слушатели, есть ли обратная связь с ними?
– Честно говоря, я не занимаюсь виртуальным общением. Это отнимает очень много времени, да и бестолку. Люди понимают во время наших концертов, что мы их ценим. Мы именно там выражаем свою любовь: в том, что мы играем и как мы играем, как мы с ними общаемся. Это самое главное. Фанатские дела – это уже другая область, сфера поп-культуры.
Любой способ благодарности публики – аплодисменты, цветы, улыбки, требования биса – это всё безумно дорого. Это и есть то, чего ждёт музыкант – отдачи. Когда публика неравнодушна, чувствуется сразу – по звенящей тишине, которая устанавливается в зале. Безразличие тоже ощущается. Редко, но бывает, когда приходит не наша публика. Однажды мы играли, так скажем, для технической элиты. Им сделали такой подарок – пригласили поиграть наш оркестр. Пока мы исполняли программу, в зале был гомон, шум, разговоры, звонки мобильников. Ну не привыкли они к этому, не их это музыка. После концерта на банкете один человек подошел ко мне и задал вопрос: почему мы так тихо играем? Я сначала не понял вопроса. Он уточнил, что приходилось прислушиваться. Говорю, что, мол, не надо в зале разговаривать. Музыка для того и создана, чтобы к ней прислушиваться и улавливать разные нюансы. Если она в сознание поступает через лобную кость или брюшную диафрагму – это не та музыка. Под такую музыку хорошо танцевать, перекрикивая друг друга.
Дальше было как в кино: я с этим человеком встретился через пару лет, и он мне сказал, насколько я был прав, потому что он стал прислушиваться к музыке, и ему так понравилось. Если один человек приобщился – уже хорошо, ведь он, наверное, приведёт своих внуков, а они будут слушать, как говорят, совсем другими ушами.
– 60 лет – это солидный возраст для любой организации. Какие традиции есть в оркестре?
– Самая главная традиция – любить музыку. Без этого не будет ни одного коллектива с творческой атмосферой и который достигнет хороших результатов. Первый раз мы получили полный зал публики в 1978 году. Это было 25-летие со дня смерти Прокофьева, и мы исполнили всем известную симфоническую сказку «Петя и Волк» и редко звучащую сюиту «Зимний костёр». Зал был битком. И мне стало интересно, почему бы и дальше не собирать полные залы. Началась другая работа, в том числе и по составлению программ. Тогда гораздо больше принимала участие та же музыкальная школа и ЦАГИ, они помогали распространять билеты. Сейчас все устранились от этого.
Еще, как я уже говорил, оркестр является «инкубатором» для воспитания музыкантов. Эта традиция существует давно и продолжается до сих пор. К тому же молодое поколение получает возможность играть на равных в ансамбле с опытными коллегами. Весной у нас каждый год бывает концерт «Ступени мастерства», где в качестве солистов выступают юные музыканты.
Мы стараемся приглашать ветеранов на наши концерты. Но сейчас тяжёлое время, многих уже нет.
– Если бы кто-то снимал фильм об оркестре, каким бы на ваш взгляд был эпизод о нынешних днях? Какая ключевая идея?
– Не знаю. Идея? У меня была идея, чтобы оркестр развивался и дальше как самостоятельная единица. А теперь он не самостоятельный, поэтому можно сказать, что идею выбили, как стул из-под ног у обреченного.
Мы не представляем пока, как будем жить, потому что сейчас при урезании бюджета стали очень сильно зависимы. Я бы сейчас не фильм снимал об оркестре, а написал бы некролог. Мы живём в ковидное время и находимся в очень непростой ситуации.
– Назовите три главных достижения оркестра.
– Самое главное достижение – оркестр пока живет.
Второе достижение – у нас очень интересная концертная программа, оркестр играет новую и редко исполняемую музыку, например, ораторию Дегтярёва и «Реквием» Козловского. Сложились абонементные циклы. Каждый сезон мы начинаем с концерта, входящего в цикл «Парад юбилеев», обязательно есть концерт «Ступени мастерства», где молодые музыканты выходят на сцену и солируют с Жуковским оркестром, часто работаем с хоровыми коллективами. Мы всегда стараемся порадовать нашу верную публику солистами мирового уровня. В юбилейном концерте с нами выступила солистка Большого театра и мировых оперных сцен Венера Гимадиева.
Третье достижение – фестиваль «Еврооркестр», на который приезжали многие коллективы из-за рубежа. С 2004 года мы его проводили раз в два года. Во всем мире по пальцам можно пересчитать такие фестивали. А наш проводился в Жуковском! Это было большим культурным событием и праздником для всех, в том числе и для горожан. Мы очень надеялись, что город поддержит и будет развивать эту историю, но сейчас финансирование прекратили, и фестиваль больше не проводится.
Перечисленные достижения объединены, как я уже говорил, одной традицией – любовью к музыке. Наши слушатели ждут того, к чему они привыкли за эти годы: регулярных выступлений оркестра, интересных программ и погружения в удивительную атмосферу концертов.

Беседовали
Дениза Хасан,
Анастасия Адамек

Один комментарий на «“Чиновники нас не слышат!”»

  1. Ай-я-яй, как жалко… Как жалко…
    Попали люди под колесо истории… Под колесо пустеющих карманов госбюджета.
    Жалко, жалко…
    Не знаю, как вы, граждане, но я даже не представляю себе, как мог бы идти по жизни без музыки… Не представляю.
    Но, как известно, худа без добра не бывает: авось, это государство бюрократов вконец обанкротится, и трудовой люд, созидатели, — да такие же люди, как эти голодающие сегодня музыканты! — наконец-то возьмут власть в свои руки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *