Есенин и Клюев: был ли путь к русскому джазу?

Рубрика в газете: Судьба России, № 2021 / 32, 02.09.2021, автор: Максим АРТЕМЬЕВ

Недавно я задался вопросом в Фейсбуке – зачем в России играют джаз, когда за сто лет его существования в нашей стране не достигнуто никаких достижений. Русский джаз (как и рок, этот ещё в большей степени) представляет нечто совсем убогое и незначительное в планетарных масштабах. Если европейская классическая музыка, попав в Россию, дала уже вскоре блестящие всходы, сперва Глинку и Даргомыжского, а затем Чайковского, Мусоргского и Римского-Корсакова, и далее до Стравинского и Прокофьева, каждый из которых оказал громадное воздействие на мировую музыку, то джаз (и рок) пребывают совершенно в маргинальном статусе уровня жэковской самодеятельности. Никакие Цфасманы, Макаревичи и Гребенщиковы ситуации не меняют – они ни на кого не повлияли, новых течений не создали, и путей не открыли. В джазе (и роке) Чайковских и Стравинских у русских нет.
Дискуссия развернулась нешуточная, взгляды высказывались разные, но один из моих друзей, композитор Борис Фракнштейн написал так: «Максим, я понимаю Вас так. Почему уже век нет нового другого направления (а не подвида джаза) в области музыкально – попсовой качественной музыки или демократически развлекательной? ТАК, ЧТОБЫ МУЗЫКА ПУСТЬ И НЕ СРАЗУ СТАЛА БЫТЬ ПОПУЛЯРНОЙ, НО ВСЕ ГОВОРИЛИ: «НО ЭТО СОВСЕМ НЕ ДЖАЗ». Ну и чтобы первопроходцами стали российские музыканты. ЭТО ВОЗМОЖНО! НИЧЕГО НЕВЕРОЯТНОГО В ЭТОМ НЕТ! ВАЖНО ОТОРВАТЬ СВОЙ ПОПСОВЫЙ СЛУХ ОТ УЖЕ ПРОСВЕРЛЁННОЙ ДО ДЫР ДЖАЗОВОЙ СЕМАНТИКИ! НО НАДО ВООБЩЕ ОТ ДЖАЗА УСТАТЬ, ЧТОБЫ ОТ НЕГО ТОШНИЛО!! Легко тогда возможно!!»

Я уже давно думал о чём-то схожем в контексте собственных размышлений о судьбах России в XX веке. В его начале две великих державы стремительно завоёвывали себе место под солнцем, выходя на первый план и мировой политики-экономики, и мировой культуры – США и Россия. Но в 1917 году Россия сорвалась и рухнула практически в небытие. XX век стал американским веком, и триумф джаза и рока – тому подтверждение.
Однако можно помечтать – какой бы была массовая культура XX столетия, не сорвись Россия в пропасть? Тут можно представить как бы развивался свободный русский джаз, подобно тому как без проблем прижились до 1917 года кэкуок и матчиш – негритянские ритмы, уже успевшие попасть в Россию, и про которые мальчишки распевали:

Матчиш – хороший танец,
Кэкуок вроде.
Его привёз голландец,
В своём комоде.

Другие пели:

Пламенный матчиш
– прелестный танец,
Живой и жгучий.
К нам его завёз американец
Брюнет могучий…

Можно даже представить себе картину – как в условном 1928 году конституционный монарх Николай II слушает джаз, да ещё в исполнении отечественного джаз-банда. Возможно, в такой, «нормальной» России и появились бы новые течения в джазе, которые бы оказали влияние на мировую развлекательную музыку. А уже какой бы стала рок-музыка или кино с вольным российским участием – даже страшно представить. Ханжонков вполне мог выйти на мировой уровень и не уступать Голливуду…
Но рассмотрим тот вариант, о котором говорит Борис Франкштейн – порождение на русской почве принципиально иного вида поп-музыки, не с африканскими корнями, а с чисто русскими. Я не музыкант и вообще музыкально глух, поэтому судить не берусь о ладах и тонах, но, как разбирающийся в литературе, не могу не высказать несколько соображений.
Одним из самых известных певцов и музыкантов в стиле свинг и блюз был слепой техасский негр Блайнд Лемон (1893 – 1929), автор едва ли не самого знаменитого сочинения в этом роде – See That My Grave Is Kept Clean («Смотри, чтобы моя могила содержалась в порядке»). Если посмотреть на содержание этой грустно-заунывной песенки, то нельзя не увидеть сходства с есенинскими стихами, с чем-нибудь вроде «Знаю, знаю, скоро, скоро, на закате дня, Понесут с могильным пеньем хоронить меня…» И не только Есенина, но и крестьянских поэтов, кучковавшихся вокруг него.

В родственных джазу американских блюзах, спирчуэлсах бросается в глаза обилие библейско-христианской образности, все эти Go down, Moses. Но и у крестьянских поэтов, у Есенина, у Николая Клюева её было не меньше. Даже под большевиками Есенин просил положить его «в русской рубашке Под иконами умирать». И в 1918 году он посвящал «Инонию» пророку Иеремии, в которой вещал: «Так говорит по Библии Пророк Есенин Сергей… На реках вавилонских мы плакали… Радуйся, Сионе, Проливай свой свет! Новый в небосклоне Вызрел Назарет» – чем не текст из негритянского творчества? Как бывшие неграмотные рабы, ушедшие с плантаций, не имели иного языка и мифов, кроме полученных от белых господ, так и русские крестьяне жили в мире народного христианства.
Но чернокожие обладали своей музыкой, вывезенной из Африки, которая так не походила на музыку высших классов, и именно в виду этой непохожести и завоевавшая огромную популярность, совершенно затмив прежние предпочтения – европейскую классику, став невиданным доселе мировым феноменом. И уже сами белые активно перенимали непривычные ритмы и заявляли всё в том же библейском духе: «Сегодня мы популярнее, чем Иисус».
Есенин во время своей поездки в Штаты успел заметить музыкальный потенциал чёрных: «Выходцы из Африки, они сохранили в себе лишь некоторые инстинктивные выражения своего народа в песнях и танцах. В этом они оказали огромнейшее влияние на мюзик-холльный мир Америки. Американский фокстрот есть не что иное, как разжижённый национальный танец негров». Не забудем, что ездил он туда не один, а покорив крупнейшую фигуру шоу-бизнеса тогдашнего времени – Айседору Дункан. Это как если бы сегодня русский поэт смог закадрить Мадонну или Леди Гага – кто такое способен повторить?
Но имели ли вчерашние русские крепостные свой музыкальный потенциал подобной силы и мощи? Мог ли развиться на основе крестьянского мелоса популярный жанр, который бы охотно подхватили высшие сословия, или, по крайней мере, широкие городские мещанские круги? Чтобы он перешёл национальные границы?
Как я уже отметил выше, поэзия крестьянских поэтов представляла собой некое подобие того, о чём пели негры в спирчуэлсах и блюзах. Но вот как быть с собственно музыкальной стороной дела? В России начала века была популярна народная музыка, вспомним оркестр Василия Андреева, к которому обращался Шаляпин: «Ты пригрел у своего доброго, тёплого сердца сиротинку балалайку. От твоей заботы, любви она выросла в чудесную русскую красавицу, покорившую своей красотой весь мир». Под гусли выступал друг Горького – Скиталец. Есенин призывал: «Сыпь, тальянка, звонко, сыпь, тальянка, смело!» Но был ли потенциал у гуслей, тальянки и балалайки как у банджо и саксофона? История не дала на это ответа…

 

3 комментария на «“Есенин и Клюев: был ли путь к русскому джазу?”»

  1. Российский джаз сегодня даже очень ничего, нет пророка в своём отечестве, зачем нам покорять мировую сцену, поклонники стареют, передают эстафету молодым, а свой фольк-рок представлен в нашем Отечестве достаточно.

  2. Мне кажется автор не учел одной весьма важной детали. И джаз, и рок на западе были орудием мощнейшей пропаганды ценностей их лайф стайла. При соответствующей гос. поддержке.
    В СССР ситуация была прямо противоположной — я сам в юности мотался в Питер и Ригу на рок-фестивали из супер рок-н-рольного Тарту — к нам поиграть в «Ванемуйне» , ДК железнодорожников и на Ратушную площадь приезжали все — джазменов до рокеров.
    Так что была и есть музыка и очень здорово, что не использовалась она тогда в качестве пропаганды советского образа жизни — в том смысле в каком его понимали тёти с халами и дяди в шляпах «а-ля родное Полибюро», за эту пропаганду отвечавшие — вернее с этого имевшие многое — в т.ч. и лучшие образцы западной музыки, с которой они так нещадно «боролись».
    Как только Союз ушел в историю и борьба прекратилась — многие музыканты скурвились буквально буквально — началась фанера и прочие миражи с ласковыми маями….
    И, кстати, насчёт БГ Вы абсолютно неправы — уж кто кто, но он прекрасно «оттопырился во весь рост» экспериментируя — и довольно неплохо и с приличным результатом, — с таким спектром музыкальных направлений (от рэггей до фолька), что никакому Чайковскому не снилось.
    И кстати №2- советский чел таки закадрил фемину покруче леди Гаги — жену (пардон вдову) Кеннеди,
    Это я так — для Вашего общего развития…

  3. 1. Хорошо, что редакция пропускает для читателей такие опусы. Это позволяет прояснить картинку темы.
    2. Статья не только дилетантская, но и самопиарская, оказывается автор дружит с известным (ему и кому ещё?) композитором — Борис Фракнштейн.
    3. М. Артемьев молчит (поскольку не слышал -не знает) о саксофонисте и певце Армстронге (популярен в 50-60-е годы, в либеральной городской среде), о джазе Бени Гудмана (приезжал в СССР при Хрущеве в 60-е годы) о фильме «Серенада Солнечной долины» (комп. Гленн Миллер),
    о фильме «В джазе только девушки» (с Мэрилин Монро).
    3. М. Арт. промолчал (или не знает даже) сов. фильм «Мы из джаза» К. Шахназарова (1983 г.).
    4. Хватит навязывать (в том числе автором — М. Арт-ым) инородную для большинства коренного населения России инородную (негритянскую) муз. культуру. Лучше бы проанализировал творчество замалчиваемого народного композитора Г.В.Свиридова.
    5. Попытка привязать народность поэзии Есенина и Клюева к джазовой «подаче» какими-то «композиторами»- это своего рода диверсия. Я сам автор музыки на 16 стихотворений С.Есенина (есть CD-диск) на нашей музыкальной бардовской основе. И ЛМС «Родник» и МРЦ провели в 2005-2015 г.г. несколько фестивалей «Есенинская осень» в Московских ДК (есть CD-диск фест. 2005 — 16-и авторов-исполнителей). О которых скромно умалчивали и умалчивают не только в СПР. Или скажут: а почему нам не сказали? Знаю эту методику.
    Для дискуссии по теме с любыми.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.