«ФЕЙСБУЧНЫЙ» МИР ПОБЕДИЛ

Дискуссиям в печати, похоже, пришёл конец

Рубрика в газете: Скандал, № 2019 / 7, 22.02.2019, автор: Иван КОРОТКОВ

В свежем номере журнала «Знамя» (№ 2/2019) литературовед, доктор филологических наук Николай Анастасьев хорошенько прошёлся по «незыблемой» фигуре современной критической мысли. Как вы могли догадаться, под «незыблемой фигурой» я имею в виду Галину Юзефович. Попутно досталось другим представителям литературной тусовки, которую принято называть либеральной (я не очень люблю это определение, но уж как есть) – Евгении Вежлян и Дмитрию Кузьмину.


Статья, о которой идёт речь, написана, конечно, не без иронии, но аккуратно и выдержано – и даже название соответствующее, мягкое – «Трель жаворонка». Николай Анастасьев отмечает загромождённую филологическими выкрутасами лексику Вежлян: «Деиерархизация», «автолитературоцентристская оптика», «эмерджентное чтение», «имитационные практики», «аппроприация права на метаязык» – голова на таких интеллектуальных высотах кругом идёт, кислорода не хватает…». Прочитав у Вежлян и Кузьмина, что Юзефович – светоч современной критики, Анастасьев, что естественно, обращается к её трудам – в первую очередь к её книге «О чём говорят бестселлеры» (Редакция Елены Шубиной, 2018).


Как и полагается, он аргументировано разбирает этот текст с позиций человека знающего – Анастасьев – крупный специалист по американской литературе XX века, а в книге Юзефович очень многое посвящено этой литературе, разве что большее внимание уделено XXI веку. Где-то Анастасьев точно подмечает простоту и поверхностность суждений автора, где-то не соглашается в оценках, недоумевает, «каким образом могут свидетельствовать о творческом уровне художника вкусы и предпочтения популярной телеведущей» Опры Уинфри, изумляется удивительной прямо-таки «фиксации» Юзефович на крупных литературных премиях и других критериях «успеха», когда дело доходит до оценки тех или иных произведений. Короче говоря, конструктивная критика содержательной части книги. В конце концов, Анастасьев резюмирует: «Не оставляет ощущение, что просвещённый – говорю без тени иронии – автор по-прежнему предаётся весёлому занятию взбивания пены».
Этот образ очень точно определяет несостоятельность Галины Юзефович как литературного критика. Она – книжный обозреватель и не более. И здесь Анастасьев, конечно, не «открыл Америку». Например, другую книгу Юзефович – «Удивительные приключения рыбы-лоцмана: 150 000 слов о литературе» (М.: АСТ, 2016) – Борис Кутенков в своём обзоре, опубликованном в журнале «Знамя» (№ 2/2017), также счёл недостаточно глубокой. Да и многие другие критики и литературоведы, для которых фигура Юзефович не является «священной», – причём, как говорится, и с «той», и с «другой» стороны, – не раз отмечали её рекламно-поверхностный стиль, который не позволяет ей делать сколь-либо значимые литературные открытия.


Тут, конечно, – кому как. Читателей у Юзефович много: Сергей Оробий на страницах сетевого издания Homo Legens (№ 1/2017), например, и вовсе утверждал, что Галина Юзефович, с тех пор, как стала работать на портале Meduza, «заняла в массовом сознании место Данилкина», тем самым утвердившись на позиции самого знаменитого книжного обозревателя. И это не далеко от истины. Юзефович действительно влияет на продажи – с этим трудно спорить. Хотя некое смещение и смешение понятий на портале Meduza, где она значится как «литературный критик», вызывает, в лучшем случае, улыбку – даже тот же Данилкин, к примеру, всегда настаивал, что он критик не литературный, а книжный, и не управляет литературным процессом, а служит неким «фильтром» для читателя.
Но всё это, по большому счёту, закономерно и понятно. Непонятно и печально другое: то, как критик воспринимает критику, извините за каламбур. 15 февраля Галина Юзефович опубликовала на своей странице в «Фейсбук» следующее сообщение:
«Заплатила 90 рублей, чтобы прочесть в журнале «Знамя» (№ 2 за 2019 год), как доктор филологических наук Николай Анастасьев на протяжении 12 страниц несёт меня по всем кочкам, с шутками, прибаутками, цитатами из Кольриджа и прочими увеселениями. Чувствую, что за свои деньги урвала прямо сокровище. (Давайте считать, что это была реклама толстых литературных журналов – ибо что же это, если не она)».
То есть она как бы «снизошла» до рекламы журнала, в котором неоднократно печаталась ещё в начале своей карьеры; «снизошла» до спонсорской помощи в виде 90 (!) рублей, о чём ещё раз с гордостью повторила в комментариях: «Я всегда покупаю пдф – ну кто, если не я». Некоторые комментаторы даже пожалели потраченных ею рубликов – это, конечно, смешно, учитывая размер гонораров Юзефович; кто-то посоветовал Галине «подавать» только тем изданиям, которые нравятся, уподобляя «толстые» журналы уличным музыкантам. Но это так, между строк…
Главное тут другое: Юзефович ироничным и саркастическим тоном высказывания ясно дала понять, что отвечать развёрнуто в печати она не собирается – зачем? Есть же «Фейсбук», зачем тратить силы на спор с доктором филологических наук, неважно – прав он или заблуждается? Это выше её достоинства, да и к чему что-то доказывать, когда главнейший критерий в её системе ценностей – «успешность» – на её стороне. И это не моя догадка, о такой расстановке приоритетов Юзефович и сама заявляла всё в том же «Фейсбуке»:
«Иными словами, критерий успешности – да, не более, чем внешний, поверхностный маркер. Но он хотя бы в самом деле есть, и его можно некоторым образом – со многими оговорками – пощупать. Другие же критерии качества так совершенны, что, подобно богу, не нуждаются в существовании…»
Конечно, развёрнутая дискуссия в печати была бы интересна и даже продуктивна для всего литпроцесса, но – увы! Всё переместилось в «Фейсбук» – посмеялись над «старичками» и разошлись. И если от Юзефович ещё можно было бы ожидать интересной дискуссии, то от других упомянутых в статье литературоведов, – наверное, вряд ли – их хватает исключительно на «Фейсбук». Евгения Вежлян, например, вообще не понимает «зачем это напечатали», а Дмитрий Кузьмин способен, похоже, только на такие заявления: «…в этом говножурнале такое печатают, сколько я себя помню, это их фирменный стиль: выжившие из ума старцы демонстрируют свою неспособность понять происходящее…». При этом он прямо-таки призывает к ответу Ольгу Балла, зав. отделом публицистики журнала «Знамя», которая почему-то испугавшись, оправдывается, что «возражала» Анастасьеву. На её защиту тут же встаёт Юзефович: «…Едва ли ошибусь, предположив, что этот текст был спродюсирован и выпущен по решению многоуважаемого Сергея Ивановича Чупринина – мне кажется, он ему очень близок по духу. Нельзя спрашивать с Ольги за всё содержание журнала – мы же примерно представляем, как там он изнутри устроен».
Чтобы выяснить, как всё было на самом деле и чем руководствовалась редакция, принимая решение о публикации, мы обратились за комментарием к главному редактору журнала «Знамя» Сергею Ивановичу Чупринину, который в телефонном разговоре с «ЛР» высказал искреннее недоумение по поводу сложившейся ситуации:
«Всё было как обычно. В редакцию поступила статья Николая Аркадьевича Анастасьева – крупного специалиста по русской и американской литературе. Она показалась нам чрезвычайно интересной и, что важно, предельно аргументированной. Это была не рецензия на отдельную книгу – в данном случае, Галины Юзефович – отнюдь, скорее, размышления о современной критике. Мы хотели открыть дискуссию, поэтому статья Анастасьева была опубликована в рубрике «Дважды» – традиционной для нашего журнала, – где мы стараемся дать две точки зрения на проблему. Две статьи рядом (имеется в виду статья Ольги Балла «Восполняя недостающее». – ЛР). Очень досадно видеть, какую реакцию публикация Анастасьева вызвала в «Фейсбуке» – такое чувство, что саму статью мало, кто прочитал, просто прозвучал клич «Наших бьют!»… Иначе чем объяснить, что аргументы Анастасьева остались без ответа?» Сергей Иванович также заметил, что был бы рад увидеть развёрнутый ответ Галины Юзефович в печати. «Разумеется, это было бы интересно» – сказал он.
Что тут можно добавить? На самом деле, не столь важен технологический инструмент и площадка для высказываний: можно дискутировать с авторами «толстых» журналов хоть в «Фейсбуке», хоть на страницах электронных СМИ, да где угодно, если там есть аудитория, которая в этом заинтересована. Но, видимо, «фейсбучный» мир так устроен, что аргументированный, серьёзный разговор здесь не воспринимается. «Неформат» это, короче. Точно такой же «неформат», как и «традиционная», вдумчивая литературная критика. И Галина Юзефович прекрасно понимает и принимает эти правила игры. Поэтому, извините, Сергей Иванович, дискуссии не будет.

 

6 комментариев на «“«ФЕЙСБУЧНЫЙ» МИР ПОБЕДИЛ”»

  1. 90 рублей — цена ОДНОГО экземпляра «Знамени»? А тираж? Тысячи три, не более. Вопрос: как же этот журнал ДО СИХ ПОР существует?

  2. Почитав примеры «лексики» Евгении Вежлян хочу предложить для Е.Веж., также Г.Юз. авторские лексические находки для крит. статей:
    «деглобализация русского языка», «апробация англицизмов в стане аборигенов», «синтезация ненормативной лексики», «визуализация предрассудков», «депопулизация принципа равных возможностей». Для начала.

  3. Фокус даже не в том, что Юзефович продемонстрировала уровень базарной хамки, а какую-то физиологическую неспособность к рефлексии. А ведь без рефлексии соваться в литер.критики, право, смешно. Но, с другой стороны, кто вспомнит эту Юзефович лет через десять? Как, впрочем, и остальных участников шумного гевалта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *