Гоголь – основоположник литературоведения в России

№ 2019 / 13, 05.04.2019, автор: Юрий КИРИЕНКО-МАЛЮГИН

Статья Н.В.Гоголя «В чём же, наконец, существо русской поэзии и в чём её особенность» (1846г.) практически не замечается современными критиками и литературоведами. Между тем, в ней заложены основы русско-славянского литературоведения и рассматривается история возникновения и развития поэзии после поэтического вакуума, возникшего с периода эпических ведических песен-стихов славянских народов на территории Древней Руси, Киевской и Московской Руси и Московского царства. Отсчёт нового этапа светской по сути поэзии (после «Слова о полку Игореве») начинается с середины 18-го века. В статье Н.В.Гоголя приведен обзор поэзии середины 18-го – начала 19-го веков в России.

Из анализа Гоголем творчества каждого поэта можно выделить определённый критерий, применённый и применяемый в поэзии.

* * *

Н. В. Гоголь (1809 — 1852) выдвигает в качестве поэтического первопроходца русского учёного М. И. Ломоносова (1711 — 1765):

«Что такое Ломоносов, если рассмотреть его строго?… Случаем попал он в поэты: восторг от нашей новой победы заставил его набросать первую оду. Впопыхах занял он у соседей немцев размер и форму, какие у них на ту пору случились, не рассмотрев, приличны ли русской речи… Коснулся он северного сияния, бывшего предметом его учёных исследований, – и плодом этого прикосновения была ода «Вечернее размышление о божием величестве», вся величественная от начала до конца, какой никому не написать, кроме Ломоносова…Изумительнее всего то, что, заключа стихотворную речь свою в узкие формы немецкого ямба, он ничуть не стеснил языка… Он у него свободнее и лучше в стихах, нежели в прозе, и недаром Ломоносова называют отцом нашей стихотворной речи. Изумительно то, что начинатель уже явился господином и законодателем языка».

Критерий 1: Свобода изложения идеи в сжатых формах ритма.

* * *

Гоголь разоблачил компиляторов тем Ломоносова, заметив, что «слагатели их (од) выразили только бездарную прыть наместо восторга» и «показали наместо благозвучия ломоносовского языка трескотню и беспорядок слов, терзающий ухо».

Гоголь после Ломоносова выделил поэзию Г. Р. Державина (1743 – 1816): «То же самодержавное, государственное величие России слышится и у него: но уже видны не одни только географические очерки государства: выступают люди и жизнь… Оды его обращаются уже к людям всех сословий и должностей». Гоголь удивляется:

«…откуда взялся в нём этот гиперболический размах его речи. Остаток ли это нашего сказочного русского богатырства, которое… носится до сих пор над нашей землёю, прообразуя что-то высшее, нас ожидающее…». «О Державине можно сказать, что он – певец величия…».

Критерий 2: Образность поэзии и направленность к обществу.

* * *

Говоря о поэтах и поэзии Гоголь рассматривает состояние мировоззрений того исторического периода: «Наступил век Александра, опрятный благопристойный, вылощенный…Французы стали вполне образцы всему, и так же как щеголи Парижа завладели надолго нашим обществом, ловкие французские поэты завладели было на время нашими поэтами. ..», в образец пошёл один Лафонтен, затем именно, что был ближе к природе: Дмитриев, Хемницер и Богданович стали производить подобные ему в простоте творения, обрабатывая те же предметы… Русский язык вдруг получил свободу и лёгкость перелетать от предмета к предмету, – лёгкость, не знакомую Державину».

Критерий 3: Свобода выбора тем стихотворений.

* * *

Гоголь пишет: «Но не могла долго оставаться наша поэзия на этой поверхностной светской верхушке… Вдруг приметила она, что от французов, кроме ловкости, ничего не переймёт в своё воспитание и обратилась к немцам. В немецкой литературе происходило в это время явление странное. Неясные грёзы, таинственные предания, необъяснимые чудесные происшествия, тёмные призраки невидимого мiра, мечты и страхи, сопровождающие детство человека, стали предметом немецких поэтов… Чуткая поэзия наша остановилась с любопытством младенца перед таким явлением. Её собственные славянские начала напомнили ей вдруг о чём-то и у неё похожем».

Гоголь чутко ощущает тенденцию в появлении поэта нового направления. Это был В. А. Жуковский (1783 — 1852), который, по мнению Гоголя, «бросался он на всё неизъяснимое и таинственное» и «стал облекать его в звуки, близкие нашей душе».

Критерий 4: Отражение мистических явлений в мiре.

* * *

Гоголь отмечает: «Переводя, производил он (Жуковский) переводами такое действие, как самобытный и самоцветный поэт… Переводя, он оставил переводами початки всему оригинальному, внёс новые формы и размеры, которые стали потом употреблять все другие наши поэты… Признаки творчества показал он в себе уже с самого начала своего поприща: «Светлана» и «Людмила» разнесли в первый раз греющие звуки нашей славянской природы, более близкие нашей душе».

Критерий 5: Разнообразие форм и размеров в стихосложении.

* * *

«Элегический род нашей поэзии создан им (Жуковским. – Прим. Ю.К.-М.). Есть ещё первоначальнейшая причина, от которой произошла и самая лень ума: это – свойство оценивать, которое, поселившись властительно в его уме, заставляло его останавливаться с любовию над всяким готовым произведением. Отсюда его тонкое критическое чутьё, которое так изумляло Пушкина. Пушкин сильно на него сердился за то, что он не пишет критик. По его мнению, никто, кроме Жуковского, не мог так разъять и определить всякое художественное произведение».

Критерий 6: Критическая объективная самооценка поэта.

* * *

Гоголь сказал о Жуковском: «Появление такого поэта могло произойти только среди русского народа, в котором так силён гений восприимчивости, данный ему, может быть, на то, чтобы оправить в лучшую оправу всё, что не оценено, не возделано и пренебрежено другими народами». «В то время, когда Жуковский стоял ещё в первой поре своего поэтического развития, отрешая нашу поэзию от земли и существенности и унося её в область бестелесных видений, другой поэт, Батюшков (1787 – 1855), как нарочно ему в отпор, стал прикреплять её к земле и телу, выка-зывая всю очаровательную прелесть осязаемой существенности. Как тот терялся весь в неясном ещё для него самого идеальном, так этот весь потонул в роскошной прелести видимого…».

Критерий 7: Реалистическое восприятие окружающего мiра.

* * *

Гоголь делает неожиданный посыл: «Два разнородные поэта внесли вдруг два разнородные начала в нашу поэзию: из двух начал вмиг образовалось третье: явился Пушкин (1799 – 1837). В нём середина. Ни отвлечённой идеальности первого, ни преизобилия сладострастной роскоши второго. Всё уравновешено, сжато, сосредоточено, как в русском человеке… Приведу пример. Поэта поразил вид Казбека, одной и высочайших кавказских гор, на верхушке которой увидел он монастырь, показавшийся ему реющим в небесах ковчегом. У другого поэта полились бы пылкие стихи на несколько страниц. У Пушкина всё в десяти строках, и стихотворение оканчивает он сим внезапным обращением:

Далёкий вожделенный брег!
Туда б, сказав «прости» ущелью,
Подняться к горной вышине!
Туда б в заоблачную келью,
В соседство Бога скрыться мне!

Именно одно это мог бы сказать русский человек, в то время как и француз, и англичанин, и немец пустились бы на подробный отчёт ощущений. Никто из наших поэтов не был ещё так скуп на слова и выражения, как Пушкин…».

Критерий 8: Избегать многословия. Словам должно вам тесно, а мыслям просторно.

* * *

Гоголь о темах Пушкина: «От заоблачного Кавказа и картинного черкеса до бедной северной деревушки с балалайкою и трепаком у кабака – везде, всюду: на модном бале, в избе, в степи, в дорожной кибитке – всё становится его предметом».

«Все сочинения его – полный арсенал орудий поэта. Ступай туда, выбирай себе всяк по руке любое и выходи с ним на битву; но сам поэт на битву …не вышел».

Гоголь приводит фрагмент стихотворения Пушкина о поэзии:

Не для житейского волненья,
Не для корысти, не для битв,
Мы рождены для вдохновенья,
Для звуков сладких и молитв.

Гоголь восхищается поэзией Пушкина: «Какая точность во всяком слове! Какая значительность всякого выражения!».

«Пушкин слышал значение своё лучше тех, которые задавали ему запросы, и с любовью исполнял его. Даже в те поры, когда метался он сам в чаду страстей, поэзия была для него святыня –точно какой-то храм».

Критерий 9: Ответственность поэта перед Словом и Читателем.

* * *

Гоголь отмечает: «Что же касается Пушкина, то он был для всех поэтов, ему современных, – точно сброшенный с неба поэтический огонь, от которого, как свечки, зажглись другие самоцветные поэты. Вокруг него образовалось их целое созвездие: А. А. Дельвиг (1798 — 1831), поэт-сибарит, который нежился всяким звуком своей почти эллинской лиры и, не выпивая залпом всего напитка поэзии, глотал его по капле, как знаток вин, присматриваясь к цвету и обоняя самый запах… Е. А. Баратынский (1800 – 1844), строгий и сумрачный поэт, который показал так рано самобытное стремление мыслей к миру внутреннему и стал уже заботиться о материальной отделке их, тогда как они ещё не вызрели в нём самом»

Из так называемых антологических поэтов Гоголь упоминает «обоих Туманских, Крылова, Тютчева, Плетнёва…». Гоголь упоминает также Гнедича, Ф.Глинку, Давыдова и Жуковского. Он считает, что «Всех соблазнила эта необыкновенная художественная обработка стихотворных созданий, которую показал Пушкин».

Критерий 10: Работа над художественностью поэзии.

* * *

Далее Гоголь отмечает: «Из поэтов времени Пушкина более всех отделился Языков Н. М . (1803 – 1846). Имя Языков пришлось ему недаром: владеет он языком, как араб диким конём своим, и ещё как бы хвастается своею властию. Откуда не начнёт период, с головы ли, с хвоста, он выведет его картинно, заключит и замкнёт так, что остановишься поражённый».

Критерий 11: Насыщенность словарная в стихах. Эрудиция.

* * *

Гоголь заметил воздействие одного из стихотворений Языкова: «Я помню те строфы, которые произвели у него (Пушкина) слёзы: первая , где поэт, обращаясь к России, которую уже было признали бессильною и немощною, взывает так:

Чу! Труба продребезжала!
Русь! Тебе надменный зов!
Вспомыни ж, как ты встречала
Все нашествия врагов!
Созови от стран далёких
Ты своих богатырей,
Со степей, с равнин широких,
С рек великих, с гор высоких,
От осьми твоих морей.

Критерий 12: Жизненная позиция автора, патриотизм, ответ русофобам на претензии к России.

* * *

Гоголь отмечает: «В последних стихах его (Языкова) уже не было ничего, шевелившего русскую душу… Не приметили даже необыкновенной отработки позднейших стихов его. Его язык… был на тощих мыслях и бедном содержании, что панцырь богатыря на хилом теле карлика», «…свет любви погаснул в душе его – вот почему примеркнул и свет поэзии».

«Не по стопам Пушкина надлежало Языкову обрабатывать и округлять стих свой…».

Критерий 13: Нужно работать над стихом постоянно, выдерживая авторский стиль, не чураясь чёрной работы.

* * *

«Уделы поэтов не равны. Одному определено быть верным зеркалом и отголоском жизни – на то и дан ему многосторонний описательный талант. Другому повелено быть передовою, возбуждающею силою общества во всех его благородных и высших движениях – и на то дан ему лирический талант».

Критерий 14: Судьба поэта зависит от его творческого уровня.

* * *

Гоголь из поэтов пушкинского эпохи выделил также князя П.А.Вяземского (1792 г.-1878 г.): «В князе Вяземском – противоположность Языкову: сколько в том поражает нищета мыслей, столько в этом (Вяземском, прим. Ю.К.-М.) обилие их. Стих употреблён у него как первое попавшееся орудие: никакой наружной отделки его …он не художник и не заботился обо всём этом. Его стихотворения – импровизации, хотя для таких импровизаций нужно иметь слишком много всяких даров и слишком приготовленную голову. В нём собралось обилие необыкновенное всех качеств: наглядка, наблюдательность, неожиданность выводов, чувство, ум, остроумие, весёлость и даже грусть: каждое стихотворение его – пёстрый фараон всего вместе. Он не поэт по призванию…».

Критерий 15: Нестандартный ум и самообразование.

* * *

Цитируем Гоголя дальше: «Но отсутствие большого и полного труда есть болезнь князя Вяземского, и это слышится в самих его стихотворениях. В них заметно отсутствие внутреннего гармонического согласования в частях, слышен разлад: слово не сочеталось со словом, стих со стихом, возле крепкого и твёрдого стиха, какого нет ни у одного поэта, помещается другой, ничем на него не похожий…слышна несобранность в себя, неполная жизнь своими силами: слышится на дне всего что-то придавленное и угнетённое».

Критерий 16: Необходима логическая связь в структуре стихотворения и согласование словесно-образных связей.

* * *

Далее Гоголь пишет о И. А. Крылове (1769 – 1844): «Выбрал он себе самую незаметную и узкую тропу, шёл он по ней почти без шуму, пока не перерос других… Выбрал он себе форму басни, всеми пренебрежённою как вещь старую… – и в сей басне умел сделаться народным поэтом. Это наше крепкая русская голова, тот самый ум, который сродни уму наших пословиц, тот самый ум, которым крепок русский человек…».

«Его басни отнюдь не для детей. …Его притчи – достояние народное и составляют книгу мудрости самого народа. Звери у него мыслят и поступают слишком по-русски: в их проделках между собою слышны проделки и обряды производств внутри России…Словом у него повсюду Русь и пахнет Русью. Всякая басня имеет сверх того историческое происхождение…».

Критерии 17: Подмечать острые темы и высвечивать социальные недостатки через адекватные образы и мышление.

* * *

Гоголь подметил социальные явления в творчестве поэтов: «Когда у некоторых доброжелательных, но не дальнозорких начальников утвердилось было странное мнение, что нужно опасаться бойких, умных людей и обходить их в должностях из-за того единственно, что некоторые из них были когда-то шалуны и замешались в безрассудное дело, он написал не меньше замечательную басню «Две бритвы» и в ней справедливо попрекнул начальников, которые

«Людей с умом боятся
И держат при себе охотней дураков».

Критерий 18. Разоблачение психологии карьеризма.

* * *

Гоголь продолжает уточнять характер поэзии Крылова: «Ни один из поэтов не умел сделать свою мысль так ощутительною и выражаться так доступно всем, как Крылов. Поэт и мудрец слились в нём воедино». «Всё так сказано метко, так найдено верно и так усвоены крепко вещи, что даже и определить нельзя, в чём характер пера Крылова. У него не поймаешь его слога. Предмет, как бы не имея словесной оболочки, выступает сам собою, натурою перед глаза. Стиха его также не схватишь. Никак не определишь его свойства: звучен ли он? Лёгок ли? Тяжёл ли? …Его речь покорна и послушна мысли и летает как муха, то являясь вдруг в длинном шестистопном стихе, то в быстром одностопном…».

Критерий 19: Может допускаться локальное изменение ритма стиха, например, в заключительных ударных по смыслу строках.

* * *

Гоголь пишет дальше: «От Крылова вдруг можно перейти к другой стороне нашей поэзии – сатирической». Гоголь, отдав дань некоторым сатирикам, пишет: «но всё это побледнело перед двумя яркими произведениями: перед комедиями Д. И. Фонвизина (1745 – 1792) «Недоросль» и А.С.Грибоедова (1795 – 1829) «Горе от ума».

О комедии Фонвизина Гоголь пишет: «Кто может узнать что-нибудь русское в этом злобном существе, исполненным тиранства, какова Простакова, мучительница крестьян, мужа и всего, кроме своего сына?… Эта безумная любовь к своему детищу есть наши сильная русская любовь, которая в человеке, потерявшем своё достоинство, выразилась в таком извращённом виде, в таком чудном соединении с тиранством, – так что, чем более она любит своё дитя, тем более ненавидит всё, что не есть её дитя… Словом – лица эти как бы уже не русские… Всё в этой комедии кажется чудовищною карикатурою на русское…».

Критерий 20: Разоблачение материнского эгоцентризма.

* * *

«Комедия Грибоедова взяла другое время общества – выставила болезни от дурно понятого просвещения, от понятия глупых светских мелочей наместо главного, – словом, взяла донкишотскую сторону нашего европейского образования, несвязавшуюся смесь обычаев, сделавшую русских нерусскими, но иностранцами», «он (Фамусов. – Прим. Ю.К.-М.) хвастается полупросвещением, как собственным, так и всего того сословия, к которому принадлежит: хвастается тем, что … дверь у него отперта для всех, как званых, так и незваных, особенно для иностранных; что канцелярия у него набита ничего не делающею роднёю».

«Вредны …на служащем поприще – тем, что доставляя места одним только ничего не делающим родственникам своим, отняли у государства истинных дельцов и отвадили охоту служить у честного человека».

«Не менее замечателен третий тип: глупый либерал Репетилов, рыцарь пустоты во всех её отношениях, рыскающий по ночным собраниям».

«Такое скопище уродов общества, из которых каждый окарикатурил какое-нибудь мнение, правило, мысль, извративши законный смысл их, должно было вызвать в отпор ему другую крайность, которая обнаружилась ярко в Чацком…».

«Прямо русского типа нет ни в ком» из персонажей комедии Грибоедова, отмечает Гоголь.

Критерий 21: Разоблачение полупросвещенцев и карьеристов.

* * *

Гоголь обращает внимание на неслучайные факты:

«Три первостепенных поэта: Пушкин, Грибоедов, Лермонтов, один за другим, в виду у всех, были похищены насильственною смертию, в течение одного десятилетия, в поре самого цветущего мужества, в полном развитии сил своих, – и никого это не поразило: даже не содрогнулось ветреное племя!».

«Но пора, однако же, сказать в заключение, что такое наша поэзия вообще, зачем она была, к чему служила и что сделала для всей русской земле нашей…Она была почти незнаема и неведома нашим обществом, которое в то время воспитывалось другим воспитанием – под влиянием гувернеров французских, немецких, английских, под влиянием выходцев изо всех стран, всех возможных сословий, с различными образами мыслей, правил и направлений. Общество наше, чего не случалось ещё доселе ни с одним народом, воспитывалось в неведении земли своей посреди самой земли своей.

«Поэты наши слышали, что не приспело ещё время … хвастаться собою, что ещё нужно нам самим прежде организоваться, стать собою и сделаться русскими».

Критерий 22: Анализ инородного влияния на русское общество.

* * *

«Поэзия есть чистая исповедь души, а не порождение искусства или хотения человеческого; поэзия есть правда души, а потому и всем равно может быть доступна. Способность вымысла и творчества есть слишком высокая способность и даётся одним только всемирным гениям, которых появление слишком редко на земле; опасно и вступать на этот путь другому.

Многие даже из первокласснейших талантов становились ниже себя, зашедши в область вымысла, но высоко возвышались даже и небольшие таланты, когда событиями собственной души своей были наведены на то, чтобы передавать одну чистую правду души»…

«Ещё доселе загадка – этот необъяснимый разгул, который слышится в наших песнях, несётся куда-то мимо жизни и самой песни, как бы сгорая желанием лучшей отчизны, по которой тоскует со дня создания своего человек… Ещё тайна для многих этот необыкновенный лиризм – рождение верховной трезвости ума, – который исходит от наших церковных песней и канонов и покуда так же безотчётно возносит дух поэта, как безотчётно подмывают его сердце родные звуки нашей песни».

Критерий 23. Песенность и духовный лиризм поэта.

* * *

Пророческими представляются следующие литературоведческие высказывания Н.В.Гоголя:

«Нет, не Пушкин или кто другой должен стать теперь в образец наш: другие уже времена пришли… свойства, обнаруженные нашими поэтами, суть наши народные свойства…, поэты берутся не откуда же нибудь из-за моря, но исходят из своего народа. Это огни, из него излетевшие, передовые вестники сил его. Другие времена несут и другие дела, иные задачи, а потому и не напомнят они уже никого из наших прежних поэтов. Самая речь их будет другая; она будет ближе и родственнее нашей русской душе: ещё в ней слышнее выступят наши народные начала».

«Наконец самый язык наш есть ещё тайна. В нём все тоны и оттенки, все переходы звуков от самых твёрдых до самых нежных и мягких; он беспеределен и может, живой как жизнь, обогащаться ежеминутно, почерпая с одной стороны, высокие слова из языка церковно-библейского, а с другой стороны выбирая на выбор меткие названия из бесчисленных своих наречий, рассыпанных по нашим провинциям, имея возможность, таким образом, в одной и той же речи восходить до высоты, недоступной никакому другому языку, и опускаться до простоты… язык, который сам по себе уже поэт и который недаром был на время позабыт нашим лучшим обществом: нужно было, чтобы выболтали мы на чужеземных наречиях всю дрянь, какая не пристала к нам вместе с чужеземным образованием… Скорбию ангела загорится наша поэзия… взовёт нам нашу Россию – нашу русскую Россию: не ту, которую показывают нам грубо какие-нибудь квасные патриоты, и не ту, которую вызывают к нам из-за моря очужеземившиеся русские…».

Гоголь выражает надежду: «…все до единого, каких бы ни были они различных мыслей, образов воспитания и мнений, скажут в один голос: «Это наша Россия; нам в ней приятно и тепло, и мы теперь действительно у себя дома, под своею родною крышей, а не на чужбине»! (1846)

Пророческие предвидения основоположника литературоведения в России и создателя духовно-психологического художественного направления в русской литературе проявилось в творчестве народных русских поэтов С.Есенина и Н.Рубцова.

Гоголь мазками набросал пёструю картину современного ему общества. Летящая неизвестно куда Россия – мистическая тройка, перед которой расступаются народы и государства. Мертвые души Собакевича, Плюшкина, Коробочки, Ноздрёва и других – это потерянные души управляющего сословия той эпохи.

23 комментария на «“Гоголь – основоположник литературоведения в России”»

  1. Автор уверен, что у ритма бывают сжатые формы? Или он сам основоположник нового направления в литературоведении — невестьчтоизма? Про художественность поэзии умолчу.

  2. Доморощенный анализ. В основном — пересказ содержания. Эти » критерии» вряд ли представляют интерес. Уж извините.

  3. Кугелю. 1. Ваша позиция ясна: прочитал не Своё — описал кабыкаизмом. Опубликованное — не для «средних умов». Дообразовывайтесь.
    2. Вы, как смотрящий по сайту, от какой конторы выступаете? То, что поэты-поэтессы пишут без всякой ритмики, (примерно, что вижу — о том пою), видно по сайту стихи.ру.
    3. Вы бы лучше повоевали с напористыми графоманами.

  4. Guest-у. 1. Вы расшифруйте Вашу парткличку, чтобы народ знал своих «героев».
    2. Такого рода болтология без обоснований выдают Вас как недообразованца.
    3. Критерии опубликованы не для Вас. Или Вы представьте свои «шедевры» для оценки.

  5. Для Кириенко. Мне не кажется, что у вас есть данные для того, чтобы здесь распоряжаться. Мне не нужно, чтобы народ меня знал. Недообразованец это вы сами: всякий свой чих и пук выдаёте за великое открытие. Ваши критерии пошлите в ИМЛИ, там есть гоголевская группа, они вам ответят достойно. Странно, что человек без проблеска ума называет других средними умами. Будто сам он семи пядей по лбу.

  6. Для Кириенко. Если здесь вас не понимают и ваши критерии средние умы не оценили, то почему бы вам не опубликовать их в серьезных изданиях Академии наук? Там не средние умы, там — великие. Может быть, там вам найдется достойное место? Зачем вам здесь тусоваться среди необразованцев? Блесните там своим умом в виде критериев. Заткните всех за пояс.

  7. Guest-у. 1. Вы не стесняйтесь, расшифруйте Вашу парткличку, чтобы народ знал своего «героя». Привыкли действовать из подтишка?
    2. Читайте басню Крылова «Слон и моська».
    3. Я «здесь» — не распоряжаюсь. Это сайт «Литературной России» и редакция решает, какие статьи печатать и какие комментарии допускать к дискуссии.
    4. В ИМЛИ знают об этой статье и помалкивают. Если бы в статье были серьёзные недостатки, то разгромили бы по полной программе. Филологи Там за это и не за то — зарплату получают.

  8. Гюрзе. 1. Вы не всё отслеживаете по роду своей работы.
    2. Эта статья о Гоголе входит как глава 1 в авторскую книгу «Методика оценки и критерии народности поэзии» (Изд. НКО «Рубцовский творческий союз», М. 2014).
    3. Эта книга отмечена в длинном списке премии «Золотой Дельвиг» «Литературной газеты» за 2015 год.
    4. Эта книга отмечена в длинном списке «Бунинской премии» за 2016 г.
    5. Что-то Ваших «шедевров» я ни в каких списках лит.премий не встречал.
    6. «Умеете» Вы «сепарировать» (отсеивать) книги и авторов по известным Вам (и не только) соображениям и тенденциям.

  9. У меня другие ценности, не Ваши сочинения. И в моем массиве обсуждений Гоголя другие авторы — вас там нет. Увы. Никаким премиям и регалиям не доверяю: их не было ни у Пушкина, ни у Лермонтова, ни у Тютчева, ни у Гоголя, ни у многих других авторов, но те остались в литературе и в истории без премий. Рода моей работы вы не знаете, а вот ваш род работы — начетничество, хвастовство и самолюбование. Счастлива, что мои соображения и тенденции так разнятся с вашими. Счастья вам, здоровья и будущего пребывания в длинных и коротких списках.

  10. Гюрзе. 1. Ваши ценности ясны. Это судя по Вашему пиару блудницы Марины Цветаевой.
    2. Есть такой метод это «замалчивание» другого мнения, которым Вы владеете почти в совершенстве. «почти» — потому, что кроме Вас имеются другие «функционеры», чьи «шедевры» почему-то не поступают в открытый доступ.
    3. Вы не обижайте победителей Бунинских премий (Волгина, Лихоносова, Личутина и др. более полусотни). Вас там нет, потому что — нечего было представить читающей аудитории.
    4. Желаю лит.кураторам и лит.секретарям, чтобы для повышения объективности оценки конкурсных и др. лит.материалов, Вас удалили из состава анонимных «экспертов» на заслуженный отдых.
    5. Желаю «Счастья вам, здоровья и продолжения закулисной деятельности» для оправдания Вашего очаровательного Ника. Или это – «парткличка»?

  11. Справедливости ради Личутин, Лихоносов, Волгин и многие другие уважаемые и известные литераторы — победители премий, а не участники длинных листов.

  12. Закадрового интереса нет. Есть справедливость. Вот она мне и важна. И разве я где-то ошибся? Что не так?

  13. Кириченко. Не знаю, что именно вы по-хамски называете моим «пиаром блудницы Цветаевой». Я никогда не обсуждала эту сторону личности поэтессы. Никогда не называла ее блудницей. Никогда не уважала мужчин, которые плохо пишут о женщинах в комментариях. Везде и всегда меня интересует не личная жизнь, а творчество писателей.

  14. Марку. 1. О лауреатах В., Л., Л., я сказал выше. Зачем повторяться? «Участники длинных листов» — это по вашей ёрнической терминологии.
    2. Вы попробуйте подать свой лит.материал на серьёзный конкурс и примёт ли его комиссия к рассмотрению?
    3. Потому молодые тусуются на молодёжных конкурсах, где их оценивают самозванные или назначенные «эксперты» того же уровня (в лучшем случае)

  15. гюрзе. 1. А зачем вам пиарить блудницу М.Цветаеву. Термин-печать ведь не я придумал!
    2. Содержание поэзии Цветаевой вам нравиться. (по отзыву от вас)
    3. Вы что хотите, чтобы М.Цветаеву русско-славянская поэтическая молодёжь взяла да Идеал? Как в жизни, так и в её «поэзии» ? И куда это заведёт начинающую поэтессу?

  16. Не перевирайте. Я не писала о том, что именно мне нравится в поэзии Цветаевой. Про содержание (дурацкое понятие) это тоже вы приплели. Про русско-славянскую молодежь тоже не писала. Впрочем, думаю, что ей надо бы подальше держаться от таких, как вы. Как и начинающим поэтессам, к которым тоже не имею никакого отношения. Что касается слова «пиар», то сначала разберитесь, что такое PR (public relations).

  17. Гюрзе. 1. Напоминаю ( ваш комм. поз 13. от 07.04.2019 к статье «Цветаева блудница….») ваш журналистского класса реверанс: «У Цветаевой есть прекрасные стихи. Она большой поэт. Мне нравится о ней эссе М.Гаспарова. Разумнее рассказывать о её творчестве, а не о личной жизни».
    2. Приведите эти «прекрасные стихи» М.Цветаевой! Молодым поэтессам для ориентира!
    3. Хватит передёргивать , гюрза! Приходится прихватить вас на, мягко говоря, Неправде («Я не писала о том, что именно мне нравится в поэзии Цветаевой.»)
    4. На ваш пиар М.Цветаевой повторяю в ваш адрес: «Вы что хотите, чтобы М.Цветаеву русско-славянская поэтическая молодёжь взяла да Идеал? Как в жизни, так и в её «поэзии» ? И куда это заведёт начинающую поэтессу?». Вот таких, как вы надо держать подальше от молодёжи!
    5. Ваш очаровательный Ник «Гюрза» — выдаёт вас с головой.

  18. Вы действительно думаете, что я собираюсь перечислять Вам те стихи Цветаевой, которые мне нравятся? Чтобы вы их обгадили? Метать перед вами бисер не имею никакого желания.

  19. гюрзе. 1.Зря вы так плохо обо мне думаете. Я бы эти стихи похвалил или критикнул. В порядке самопиара всё-таки уже почти 20 лет редактирую всякую поэзию для ежегодных альманахов. Боитесь пародии на М.Цветаеву?
    2. А бисер надо иметь, чтобы его метать!

  20. По теме. 1.Заканчивается неделя обсуждения авторской статьи о Гоголе-литературоведе и о критериях поэзии на основе статьи Н.В.Гоголя «В чём же, наконец, существо русской поэзии и в чём её особенность» (1846г.)» Что можно констатировать?
    2. Некая «гюрза» (особенно) и англосакс Guest методом усомнений всячески уводили от обсуждения критериев, которыми целесообразно руководствоваться поэтам в личной жизни и в творчестве.
    3. Опровержений прямых и кривых не последовало. Давали Советы всякие «антисоветчики». А гюрза пиарила поэтессу «блудницу» М.Цветаеву, как некий эталон поэтической мысли и философии (какая у той философия рассказала Юлия Меньшова в ТВ-передаче).
    4. Думаю, что содержание статьи и приведенные критерии ещё будут предметом конкретной дискуссии. Спасибо редакции «Литературной России» за публикацию.

  21. Лично я не участвовала в обсуждении Гоголя под руководством дилетанта Кириенко. Просто высказывала свое личное мнение. Поэтому не имею отношения к подведению итогов «недели обсуждения».

  22. Некую активистку- «гюрзу», спрятавшуюся под парткличкой, никто и не просил участвовать в обсуждении литературоведческой статьи о критериях поэзии, исходящих из статьи Гоголя «В чём же, наконец, существо русской поэзии и в чём её особенность» (1846г.)»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *