Хант Еремей Айпин взывает к коллеге-писателю Сергею Шаргунову

Рубрика в газете: Бьём в набат, № 2021 / 29, 29.07.2021, автор: Еремей АЙПИН

Депутату Государственной Думы
Федерального Собрания
Российской Федерации
С.А. Шаргунову

Уважаемый Сергей Александрович!

Обращаюсь к Вам как коллеге-писателю, а также как к депутату Государственной Думы от Республики Бурятия, с просьбой привлечь внимание региональных органов власти к жизненной ситуации видного деятеля культуры Российского Севера Латкина Александра Гурьевича.
Александр Латкин – член Союза писателей России. Родился в 1952 году, живёт в селе Уоян Северо-Байкальского района Республики Бурятия. Окончил Литературный институт имени М. Горького в Москве. Советский, российский и эвенкийский писатель. Автор пронзительно-острых повестей «Амикан» и «Последнее пришествие». Прозаик со своим стилем, самобытный публицист с острым пером. Я знаком с творчеством Латкина с первых его публикаций. Это один из самых талантливых творцов сибирской глубинки.
Как неравнодушный человек с активной гражданской позицией, Александр Латкин помимо литературного творчества системно занимался краеведением, а также вопросами сохранения и развития языка и культуры коренных народов Севера. Он автор 10 учебных пособий по краеведению и национальным культурам малочисленных народов Восточной Сибири.
Всю жизнь он много и честно трудился. Был охотником-промысловиком и оленеводом, трактористом и шофёром, метеорологом, журналистом, учителем. При этом, как истинный патриот, всегда жил заботами о малой родине, о народе, о нашем Отечестве. Всё это нашло отражение в его публицистике, повестях и рассказах.
Сегодня, несмотря на все заслуги, известный на Российском Севере писатель, член Союза писателей России Александр Гурьевич Латкин в свои 69 лет буквально выживает на малой родине на мизерную социальную пенсию в ветхом аварийном жилье.
Единственным источником его доходов является социальная пенсия в 10 372 руб. В условиях массовой безработицы в селе и районе устроиться на работу (даже на временную подработку на общественных сезонных работах) возможности нет.
Пенсию по старости не получает, т.к. не удалось подтвердить в Пенсионном фонде РФ страховой стаж – после крушения СССР архивы большей части предприятий и организаций, в которых он работал, не сохранились.
В последние годы жизненная ситуация стала критичной из-за ухудшившихся жилищных условий. Писатель живёт в ветхом жилом доме, который находится по адресу: Республика Бурятия, Северо-Байкальский район, с Уоян, ул. Охотников, д. 4. В 2018 году жильё признали непригодным для проживания и подлежащим сносу.
Состояние дома таково, что жить и заниматься творчеством в нём совершенно невозможно (от сырости страницы слипаются, от влажности компьютер зависает).
Поскольку Северо-Байкальский район – самый северный район Республики, особенно трудно Александру Гурьевичу приходится в холодные зимы. Каждую зиму он вынужден на социальную пенсию в 10 372 рубля либо арендовать жильё, либо покупать дрова за 8 000 рублей объёмом в грузовую «Газель». Партию дров при самом экономном расходовании удаётся растянуть только на две недели.
При таком стечении жизненных обстоятельств Александр Латкин в настоящее время остро нуждается в содействии для выхода из сложной жизненной ситуации.
Учитывая вклад А.Г. Латкина в развитие культуры и литературы коренных малочисленных народов Республики Бурятия и Российского Севера, прошу оказать писателю содействие в решении вопроса улучшения жилищных условий и иных мер государственной поддержки, предусмотренных законодательством Российской Федерации и законодательством Республики Бурятия.
Приложение: Краткие сведения о творчестве А.Л. Латкина на 1-ом листе.
С уважением,

заместитель Председателя Думы —
председатель Ассамблеи представителей
коренных малочисленных народов Севера
Еремей АЙПИН

14 комментариев на «“Хант Еремей Айпин взывает к коллеге-писателю Сергею Шаргунову”»

  1. А ежели самим писателям сброситься по сотне, друго, да и помочь коллеге? Или слабо? А если слабо, тогда что вы в Союзе писателей делаете? Братство талантов и гениев из себя изображаете? Так нет ведь никакого братства, нет! И никогда его не было.

  2. Мимоходу. Сбросятся один раз. Может быть, и другой… Но ведь нужна постоянная помощь, а не одноразовая. Нужно, чтобы власти дали писателю полноценное жилье, прибавку к пенсии и много чего нужно, а не единовременные подачки от писателей, которые сегодня сами выживают. Речь идет о централизованной помощи. Содействии от властей. И вопрос к Шаргунову надо было ставить не об одном писателе, а о помощи всему сообществу писателей Бурятии.

  3. Анониму. «Помощь всему сообществу писателей» звучит как «помощь инвалидам». Ладно, инвалиды: ни рук, ни ног, такому даже лопату не дашь. Но писатели у госкормушки каким боком? Пусть работают, наравне со всеми, или на пенсии сидят, опять же как все. Почему-то инженеры кусок хлеба у государства не просят, а работают, и строители работают, и водители и прочие тоже без дела не сидят. А этим слабосильным — помогай… Да щас! Работать надо, а не ладошки ковшиком складывать )

  4. Мимоходу. У разных людей слух разный и восприятие разное. Вам так звучит, а мне звучит иначе. Помощь писателям от государства я рассматриваю как социальную помощь незащищенной группе. По-моему, власти должны ее предусмотреть. Тем более, что здесь речь идет о пожилом писателе с маленькой пенсий и неудобным жильем. Ему разве не нужна помощь? А если нужна, то и надо помочь старому человеку. По мне, так и инженерам, и строителям, и сталеварам, и блиотекарям, и учителям, и музыкантам и тд. надо помогать, если им помощь требуется. Но строителям и прочим профессионалам может помогать их предприятие, где они работают, а писатели, как правило, не служат нигде, работают дома. Они работают — пишут. Или вы хотите, чтобы они параллельно работали инженерами и строителями? И ваше «пусть» не должно быть приказом писателям, как им жить. Живите сами согласно своему «пусть», а от других не требуйте.

  5. Анониму. Что значит — «от других не требуйте»? Миль пардон, мадам! Кормить писателей на деньги налогоплательщиков — в том числе и на мои деньги! — это , по-вашему, нормально? А по-моему, это смахивает на обыкновенное разбазаривание бюджетных средств. Давайте так: можешь жить на писательский труд — живи, не можешь — иди работай куда хочешь, хоть в депутаты, но работай, а не выпрашивай! Вот это будет справедливо.

  6. Мимоходу. Почему бы не помочь некоторым писателям даже и на деньги из бюджета? (Не думаю, что именно на ваши налоги сытно прокормишься.) Дают же деньги телевидению, финансируют театры и кинематограф. Писатели не просят столько, сколько получают они. Вы имеете право на свое мнение, живите с ним и дальше. Ну а я буду по-прежнему придерживаться своего. В отличие от вас, никому его не навязываю и считаю, что если можешь жить на писательский труд — живи. А тем, у кого такие малые тиражи, что на их реализацию и гонорары не проживешь, неплохо, если бы можно было бы надеяться на помощь государства. Когда-то раньше писатель имел возможность получать в течение года стипендию для написания книги. Писатели, проживающие в крупных городах, имеют возможность устроиться на работу, а вот в провинции такое невозможно. Я за то, чтобы таким людям помогать. Нельзя допускать, чтобы талант закапывался в землю.

  7. Вы навязываете свое мнение ровно в такой же степени, что и я — свое. Давайте не будем кидаться словами, типа «в отличие от вас…» Так вот , г-н Аноним, в отличие от вас я убежден, что закопать талант в землю может только сам писатель, и то лишь в том случае, если он лишен силы воли. А такие литературе не нужны. Помогать таким «слабым» — значит, растить иждивенцев. Таких в СССР было около 10 000 тысяч. И что, все они остались в литературе? Поэтому не будем спорить и примем все как есть.

  8. Мимоходу. Свое мнение не навязываю, а всего лишь высказываю и пока его придерживаюсь. Брезгую никчемными «пусть» и «давайте не будем». Именно отличие от вас радует меня. Рад и тому, что вы признаете свое отличие от меня. Сам я таланту скорее помогаю. Бездарности пробьются сами именно силой своей ненасытной воли; как правило, они волевые. Остался писатель в литературе или нет определяется лет через двести-триста. Даже сейчас выявляются удивительные и замечательные писатели прошлого, мимо которых при их жизни читатели и критика проходили мимо. С вами я не спорю, и принимать все как есть не считаю возможным. Глубоко верю, что не вам решать, кто нужен литературе, а кто не нужен.

  9. Анониму. Заботливый вы наш! Без силы воли в литературе делать нечего, разве только ручку за подаянием протягивать… на таких вот добрячков записных, как вы, рассчитывая… Всё, дискуссия закончена. Живите как можете. Бог в помощь

  10. Прочитал опубликованные комментарии и еще раз убедился, почему из больших городов к нам в Крым приезжают летом большинство агрессивных и злых людей. Не меньше месяца нужно здесь их «лечить» покоем и отдыхом, чтобы они снова стали «нормальными» людьми — спокойными и доброжелательными.
    Согласен лишь с тем, что писательство должно быть «хобби» в свободное от основной работы время, чтобы писатель к 70 годам мог иметь необходимое для своей жизни и жизни своих детей.

  11. Головкину. Вряд ли можно представить себе сталевара или экскаваторщика, которые после тяжелого физического труда пишут рассказы, допустим, или стихи. Если и так, то им придется выбирать — либо оставить основную профессию, либо пожертвовать своим хобби. Основной работой у писателя может стать профессия, так или иначе связанная с литературой или журналистикой — редактор, литконсультант, преподаватель. Булгаков был врачом, но оставил эту профессию ради литературы. Есть и другие примеры. Не может врач после работы целую ночь сидеть за писательством, а наутро опять идти на работу в поликлинику или на вызовы, или делать операцию. Разве что по молодости получится недолго, а потом или язва желудка или гипертония. Все равно рано или поздно придется определяться. Плохо, когда человек проучился в институте, по сути занимал чужое место, бросил полученную профессию. К сожалению, сейчас нет такого положения, что писательский стаж дает право на пенсию, то есть можно не работать по другой профессии. Раньше членство в Союзе или в группкоме литераторов такое право давало. Был и Литфонд, поддерживавший литераторов. Сейчас положение другое. Я придерживаюсь того мнения, что писателям надо помогать. Либо на федеральном уровне, либо на местах. Это не дело, что человек талантливый и востребованный читателем, тем более старый, должен жить в развалюхе и в наш век отапливаться дровами. ИМХО и ничего личного.

  12. Если хобби, то любой может писать в охотку сколько влезет. Это ни к чему не обязывает. Но если человек решил писать серьезно и печататься, посвятить себя созданию прозы или поэзии, то ему придется работать систематически, не отвлекаясь на другие занятия, войти в писательскую среду, искать совета и содействия, возможности опубликоваться и понять, насколько это дело его жизни и стоит ли ему продолжать писать. Я так понимаю серьезный писательский труд. В конце концов ему придется покинуть ту профессию, которой он учился, учиться другому и заниматься тем, без чего он не сможет прожить. Не исключаю и дальнейшего разочарования.

  13. Алексею. Не заниматься никакой работой, кроме писательства и придти к такому финалу жизни, как член Союза писателей России Александр Латкин? До революции 1917 года почти все именитые писатели и поэты состояли на государственной гражданской или военной службе и оставили заметный след в литературе. Заниматься в наше время написанием книг, не имея никакой другой работы и заработка — это самоубийство.

  14. По-моему, лучше такое самоубийство, чем занятие нелюбимой работой ради денег. Если можешь не писать, то лучше не пиши совсем. И я уважаю Александра Латкина за честность и преданности литературе; считаю, что власти должны ему помочь. Всякому, кто нуждается в помощи, надо помогать. Что касается писателей прошлого, у каждого была своя жизненная ситуация, и мне кажется, что обсуждать это здесь бесполезно и не по теме.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *