Истоки русофобии как родовой травмы либеральной русской интеллигенции

№ 2022 / 7, 25.02.2022, автор: Владимир КОРНИЛОВ (г. Ярославль )

Сегодня коллективный Запад во главе с США в информационной войне против России с маниакальной настойчивостью все масштабнее и совершенно неприкрыто использует идеологию русофобии, как в своё время гитлеровская Германия взяла на вооружение антисемитизм в борьбе с еврейским народом. Вопрос об истоках русофобии и почему эта идеология имеет место в общественном сознании российской либеральной интеллигенции, становится, как никогда, с точки зрения борьбы за сохранение России чрезвычайно актуальным.  

 

Важнейшим истоком политики русофобии Запада служит на протяжении многих веков его предвзятое и настороженное отношение к России. В нас видят не столько партнера, сколько потенциального врага. Русская цивилизация наиболее опасна для Запада тем, что несёт в себе, исходя из Православной веры, а в период СССР – советской идеологии, начала правды и этики совести, позволявшие мирно сосуществовать всем народам на территории страны. В то же время Западному миру исторически присуще использование ресурсов и энергии других народов для своего существования. Не случайно, одним из главных отрицательных последствий Великих географических открытий – создание колониальной системы жесточайшего грабежа и геноцида народов Латинской Америки, Африки и Азии. Русские – это народ-воин, на полях сражения их нет достойней. К тому же Россия является территориально самой огромной страной в мире на протяжении последних шести столетий, что особенно пугает на протяжении многих столетий хозяев Запада.  Европейцы в период правления Ивана Грозного серьезно принялись за формирование образа России как страны, населенной варварами во главе с царями-тиранами. Как в современной западной прессе, так и тогда отбирались факты, наиболее шокирующие из жизни России, и преподносились они в виде объективной картины случившегося, воздействуя на чувства читателей. В записках Д. Горсея (вторая половина XVI века), английского дипломата, автора трёх сочинений мемуарного характера по истории России, сообщалось, что Царь ворвался в Новгород с тридцатью тысячами своих татар и десятью тысячами своей охранной стражи, которые обесчестили всех женщин и девушек. В Новгороде опричники вырезали семьсот тысяч (!) человек. На самом деле, в те времена в Новгороде проживало не более 40 тыс. человек. «Сложившийся исторически негативный образ Ивана Грозного являлся, по словам ученого-историка Д. Мальцева, образцом успешной информационной кампании против русских царей».

Обращаем внимание на лингвистическую ошибку, а, может быть, это сознательное действие интерпретаторов при переводе русского слова «Грозный» на английский язык, когда употребляется слово «Terrible». В английском языке слово «Terrible» означает ужасный, жуткий. Русские люди, называя Ивана IV Грозным, характеризовали его, как Царя строгого и справедливого в борьбе с врагами, а не ужасного и, тем более, жуткого. Кстати, в английском языке есть слово «redoubtable», которое означает грозный, устрашающий, опасный, доблестный, храбрый.

             В конце ХVIII века главной мишенью английской русофобской политики были Екатерина II и полководец А. Суворов. Поводом послужило польское восстание во главе с Т. Костюшко в апреле 1794 года в Варшаве, в ходе которого были убиты 2265 русских солдат и офицеров, причем многие безоружными. Екатерина II, узнав о резне безоружных солдат, устроенной поляками, в том числе и в варшавских церквях, потребовала отомстить за их вероломное убийство и навести порядок в Польше. А.В. Суворов, возглавив экспедиционный корпус, издает Приказ, в котором, обращаясь к солдатам и офицерам, пишет: «В дома не забегать; неприятеля, просящего пощады, щадить; безоружных не убивать; с бабами не воевать; малолетков не трогать. Кого из нас убьют, — Царство Небесное; живым — слава! слава! слава!». Однако солдаты, помнившие об участи своих товарищей, не настроены были щадить мятежников. После штурма  А. Суворов оказался настолько великодушным, что почти сразу же освободил 6000 ещё недавно сражавшихся против него неприятельских солдат, 300 офицеров и 200 унтер-офицеров королевской гвардии.  Тем не менее на Западе в массовом количестве издавались карикатуры о «русском зверстве». На карикатуре «Царская забава» А. Суворов протягивает Екатерине головы польских женщин и детей со словами: «Итак, моя Царственная Госпожа, я в полной мере исполнил Ваше ласковое материнское поручение к заблудшему народу Польши, и принес Вам Сбор Десяти тысяч голов». За А. Суворовым стоят трое солдат с корзинами голов несчастных полек.

А. Суворов: «Итак, моя Царственная Госпожа, я в полной мере исполнил Ваше ласковое материнское поручение»

       Немалого накала английская русофобская политика достигла во времена царствования Павла I. Она была информационным ответом на его действия по сближению с наполеоновской Францией. Центральные английские газеты, начиная с января 1801 года вплоть до 11 марта 1803 г. (дня убийства Павла), чуть ли не ежедневно печатали сообщения о свержении его с трона как о свершившемся факте. Эти инсинуации были сигналами поощрения действий команды его убийц: «Зачем жалеть полусумасшедшего монстра на троне». Как это напоминает информационные фейки, заполонившие сегодня западные СМИ!

           Проводимая в течение столетий Западом политика формирования образа врага в лице России вылилась к середине ХIХ века в идеологию русофобии. Русофобия означает не просто ненависть к русским, а к России как к стране. С учетом того, что на ее территории проживают кроме русских еще более 170 народов, то, следовательно, и к ним относится политика русофобии, поскольку они вместе с основным этносом, русскими, активно участвуют в строительстве и функционировании данного государства. Понятие «русофобия» впервые ввел в оборот речи Ф.И. Тютчев, который был не только одним из тончайших русских поэтов-лириков середины ХIХ века и автором знаменитейшего русского романса «Я встретил Вас», но и выдающимся дипломатом своего времени, проработавшим несколько десятилетий на Западе. В.В. Путин, поздравляя министра иностранных дел С. Лаврова с очередным Днем рождения, подарил ему томик стихов Ф.И. Тютчева. Видимо, с определенным намеком, что С. Лавров также успешно защищает интересы России, как Ф.И. Тютчев в середине ХIХ века. Термин «русофобия» Ф.И. Тютчев употребил в связи с конкретной ситуацией в Европе. Тогда на Западе усилились настроения по вытеснению России из Европы, если не силою оружия, то презрением, всевозможными, будоражащими умы европейцев, измышлениями. Почему! После блистательной победы русских войск под предводительством фельдмаршала М.И. Кутузова над многонациональной 600-тысячной армией Наполеона (в ней кроме французов были поляки, немцы, испанцы и др.) и вступлением их в поверженный Париж (март 1814 г.), устраивать военные козни против России – себе дороже.  Исторически на тот момент основными наиболее явными противниками России оказались Франция, испытавшая горечь сокрушительного военного поражения от русского оружия.  Именно тогда появляется книга маркиза А. де Кюстина «Россия в 1839 году». В ней он писал: «Весь русский народ, от мала до велика, объединен своим рабством до потери сознания. Россия живёт и мыслит, как солдат армии завоевателей». Его произведение стало мощным ходом в информационно-пропагандистской войне против России, надолго определившее отношение Европы к русским, поскольку был сформирован   образ России как «империи зла», и русских, как только «рабов» и «агрессивных варваров».

В русофобской политике в те годы приняли самое активное участие поляки, которые не могли простить российским Царям (Екатерина II, Александр I и Николай I) их содействие трём разделам Польши. Именно политические круги Польши оказались в эпицентре одной из крупнейших информационных антироссийских операций – в составлении и опубликовании русофобской фальшивки посмертного «Завещания Петра l». Данный документ якобы похитил Шевалье д’ Эон, секретарь французского посольства в России в 60-х годах ХVIII  столетия из секретных архивов императрицы Елизаветы Петровны и передал его  французскому королю Людовику XV. Впервые весной 1812 года она  оказалась востребованной в преддверии похода Наполеона на Россию. Небольшой фрагмент из нее был опубликован в книге французского историка Ш. Лезюра «О возрастании Российского могущества с самого начала и до XIX века». В ней историк убеждал французскую общественность, что Россия – заклятый враг Франции со времен Петра I. В соответствии с такой трактовкой внешней политики России с петровских времен, сам Наполеон считал, что его  армия в борьбе с варварской Россией осуществляет не агрессию, а благое дело во имя процветания Европы. В XX веке текст мнимого «Завещания Петра I» использовался в пропагандистских целях нацистским министерством пропаганды Геббельса с целью оправдания вероломного нападения на СССР 22 июня 1941г.

В настоящее время этот дезинформационный документ используется в преподавании истории России во многих западных университетах, в том числе и США. Британский генерал Д. Хеккетт цитирует «Завещание» в книге «Третья мировая война: нерассказанная история», утверждая о «бесспорной преемственности основных целей русской внешней политики», приведшей в итоге к Третьей Мировой войне. Удивительно, но факт, что в отечественных учебниках по истории России для средней и высшей школы этой фальшивке, как ярчайшему примеру Западной политики русофобии в информационной войне против российского государства, не уделяется никакого внимания. В период горбачевской перестройки сам термин «русофобия», введенный в словарный оборот во времена Сталина (30-50 гг. XX века), вообще исчез из толковых словарей. Данный термин отсутствовал и в царский период в знаменитом толковом словаре В. Даля, хотя тот был современником Ф. Тютчева.

Согласно директиве Совета национальной безопасности США «Цели США в войне против России» от 18 августа 1948 г., опубликованной в 1978 г. в Америке в сборнике «Сдерживание. Документы об американской политике и стратегии 1945 – 1950 гг.», речь идёт об информационных атаках против России, а о целой геополитике русофобии как системы политических, информационных, идеологических, финансово-экономических, морально-психологических и тому подобных мер. Геополитика русофобии направлена на явное искажение Русской истории, подрыв военно-экономической мощи, дискредитацию национальных лидеров, духовный геноцид народов России и, прежде всего, русского народа, ведущего этноса. Американские ученые М. Каку и Д. Аксельрод опубликовали в 1987 г. исследование «Ставка на победу в ядерной войне. Секретные планы Пентагона». Там говорилось, что в 1977 году З. Бжезинский, главный идеолог геополитических интересов Америки, проводя секретное совещание в Белом Доме по вопросу о нанесении ядерных ударов по СССР, доказывал, что в первую очередь надо нанести их по районам, где проживает русское население. Это вызовет моментально распад страны».

Следует отметить, что ареал русофобии в последние три десятилетия значительно расширился за счет распада Системы стран социалистического содружества и новых государственных образований, бывших республик СССР. Многие из них предъявляют счёт России за «оккупацию», «геноцид», «колониальное прошлое», ибо такими «идеологемами» они пытаются легитимировать свое движение на Запад и становление как государств.

В живучести довольно опасного для государственных устоев российского государства политико-общественного феномена под названием «русофобия» виновна отчасти и российская правящая элита, начиная с царствования Петра I. Не умаляя огромного вклада Петра I в модернизацию экономики и военное строительство, тем не менее, его радикальный поворот к западным ценностям в целях сделать Россию частью европейской цивилизации, привел к политике денационализации правящей элиты на основе сначала отторжения, а затем презрения к русскому языку, отечественным традициям и быту. По завещанию Петра I, ни один великий князь, как претендент на русский трон, не имел права жениться на русской девушке. По этому поводу существует такая байка. Александр III однажды в беседе с историками, поинтересовался их мнением: является ли Павел I законнорожденным сыном Екатерины Великой и Петра III. На что получил неоднозначный ответ. Одни утверждали, что у императрицы в это время был роман с графом Салтыковым, другие считали, что есть явное сходство между отцом и сыном. Император, будучи человеком с юмором, на первое высказывание ответил: «Слава Богу! Значит, в Нас есть хоть капля русской крови!..», а на второе: «Слава Богу! Значит Мы — законные!».

Писатель, филолог, мемуарист, военный и государственный деятель, адмирал, Шишков А.С. (начало XIX века) отмечал: «Они (французы) запрягли нас в колесницу, сели на нее торжественно и управляют нами – а мы возим их с гордостью… Мы учителей своих побеждаем оружием, а они победителей своих побеждают комедиями, романами, пудрою, гребенками… Доколе мы не возлюбим языка своего, обычаев своих, воспитания своего, до тех пор во многих наших науках и художествах будем мы далеко позади других. Надобно жить своим умом, а не чужим». Ярким примером вытеснения французским языком русского из общения в дворянском обществе является следующий факт. До 5 лет А.С. Пушкин изъяснялся только на французском языке. С русским языком он познакомился, когда по распоряжению бабушки по материнской линии к нему была приставлена в качестве няни Арина Родионовна. Свои первые стихи он писал исключительно на французском языке. Не случайно у него в Царскосельском Лицее была кличка «француз».

Идеологические воззрения современной либеральной интеллигенции – это отражение все той же смердяковщины как крайней формы проявления русофобии, зародившейся в сознании русской интеллигенции во второй половине ХIХ века. Смердяков – персонаж романа «Братья Карамазовы» великого русского писателя Ф.М. Достоевского – рассуждал: «В двенадцатом году было на Россию великое нашествие императора Наполеона французского первого, и хорошо, кабы нас тогда покорили эти самые французы, умная нация покорила весьма глупую-c и присоединила к себе. Совсем даже были бы другие порядки». Именно про такую интеллигенцию в одном из своих интервью известный кинорежиссер С. Говорухин говорил, что «она не просто антипутинская. Они враги Отечества на 80% в силу своей проституированности». И дальше он отмечал, что сегодня многие кинематографисты, ориентируясь на получение престижных премий на Западе, ставят фильмы, одинаковые в основном по содержанию, под общим названием «Россия в дерьме». Например, фильм «Левиафан» (кинорежиссер С. Звягинцев) по своему содержанию является исключительно антироссийским. Смысл фильма: в России живут одни коррупционеры и алкоголики. Автор невольно подводит зрителя к мысли: такой стране и ее народу нет места на земле. За ярко выраженную русофобию фильм усыпан всевозможными престижными наградами на Западе.

В 2011 году Президент РФ В.В. Путин на заседании Правительственного совета по развитию отечественной кинематографии отмечал: «Наши кинотеатры, телевизионные эфиры, радиоэфиры заполняет все больше и больше продукции со сценами насилия, убийств, предательств. Более того, доступ к ним детей и подростков не ограничен». Он предложил по примеру Американской Ассоциации производителей и прокатчиков фильмов, которые, чтобы не травмировать общественное сознание граждан страны, приняли в 30-х годах ХХ века этический кодекс Хейса, по имени инициатора. Он был неофициальным действующим национальным стандартом нравственной цензуры кинематографа в США до 1968 года. Однако работники отечественной теле-киноиндустрии не услышали призыв Президента РФ.
В учебном пособии «Поехали», базовом курсе русского языка для взрослых иностранцев, обыгрываются различные российские реалии: полицейский, собирающий поборы, непопулярные в народе депутаты и бандиты кавказской национальности, преподаватель вуза-наркоман читает лекции и т.п. Автор учебника утверждает, что именно благодаря такой неординарной подаче пособие пользуется особой популярностью у иностранцев в Великобритании, Франции, Германии, Японии и др. По мнению депутатов Госдумы РФ, этот учебник выставляет Россию в нелепом виде и подрывает ее репутацию на международной арене. Обращаем внимание на то, что данный вопрос в Думе поднимался еще в 2012 году. Однако этот учебник до сих пор является официальным учебным пособием для иностранцев. Потом удивляемся, откуда у них, даже на бытовом уровне, русофобская предвзятость к российским гражданам.
 

Сегодня информационная война с созданием информационных войск выходит на новый уровень. Кто бы мог еще вчера подумать, что протестные акции с огромным количеством людей в режиме онлайн будут информационно управляться координаторами из-за рубежа! Кто бы мог представить, что в России вырастет поколение «протестантов», которое настолько будет лишено чувства патриотизма и собственного достоинства, что позволит информационно управлять собою координаторами, а может быть представителями иностранных спецслужб, находящимися за границей!         

В силу русской доверчивости к действиям коллективного Запада во главе с США и политического предательства либерал-демократов во власти с 90-х годов прошлого века, Россия во многом потеряла свою информационную безопасность. Если ее не восстановим, то все наши военные достижения в области новейшего высокоточного вооружения окажутся мало результативными. Есть серьёзная опасность того, что произойдёт, как в 91 году, когда СССР, обладая мощным военным потенциалом, без единого выстрела пал к ногам Запада, поскольку руками информационно одурманенных миллионов сограждан был развален Советский Союз и на долгие десятилетия Россия оказалась тщетной пытающейся достигнуть экономического паритета с ведущими державами мира…

 

Один комментарий на «“Истоки русофобии как родовой травмы либеральной русской интеллигенции”»

  1. В последнее время статьи на тему «русофобии» появляются с регулярностью движения поездов в метро.
    Но, что интересно, у разных авторов из статьи в статью кочует один и тот же набор налипших на тему аргументов. Не смотря на «научность изложения», и наш автор совершает одно «вольное допущение»: «…русский народ, ведущий этнос…» Откуда он почерпнул это утверждение? На чём оно основано? Я был бы очень благодарен автору, если бы он привёл какие-либо юридические документы подтверждающие этот тезис. В законодательстве РФ статус «русской нации» никак не определён (поправьте меня). Народная память, сохраняемая поколениями и отражённая в языковых генотипах, вещь неуничтожимая, собственно, это и есть менталитет. В русской лексике нет ни одного положительного высказывания о царе Иване Грозном. Ни одного! Можно сослаться на давность лет, но, о других-то есть.
    И странными, с точки зрения логики. являются претензии автора к полякам: их народная память сохранила предания и о Суворове, и о братской помощи товарища Сталина в борьбе с германским фашизмом. Адмирал Шишков напоминает мне тех современных деятелей, которые предлагают закрыть интернет. Но, в то же время, я вынужден признать, что без таких общественных деятелей русская литература никогда бы не обогатилась таким произведением, как «Левша» Н.С.Лескова. Тут их заслуга неоспорима.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.