Юзай прошлое как тебе хочется

Рубрика в газете: Уроки истории, № 2020 / 35, 24.09.2020, автор: Олег ВОСКОБОЙНИКОВ

В последние годы всё чаще говорят о том, что мы возвращаемся в Средневековье. Так ли это? Мы спросили об этом Олега Воскобойникова, доктора исторических наук, специалиста по Средним векам и переводчика, профессора НИУ «ВШЭ» и «Высшей школы социальных наук» в Париже. В ходе оживлённой беседы мы попытались разобраться, относится ли Россия к Европе, с чего началась евроинтеграция и какие книги следует прочесть, чтобы почувствовать вкус Средневековья. Что из этого вышло – читайте в интервью с Александром Рязанцевым.


 

– Есть ли разница между западной традицией изучения истории и российской?
– В какой-то степени есть, но хорошая русская историческая наука всегда была связана с западной, я бы не стал их разводить.
– Интересен пример Аарона Гуревича, который, будучи историком в СССР, не следовал государственной идеологии, из-за чего всё время сталкивался с интригами и трудностями. Хотя на Западе труды Гуревича признавались ещё при его жизни!
– Я вас чуть-чуть поправлю: Гуревич тоже европеец, потому что мы с вами, русские, всё-таки европейцы. Во-вторых, у Гуревича были, конечно, проблемы с руководством, его не выпускали за границу – как почти всех советских писателей и учёных. Тем не менее, в сорок лет он уже был доктором наук, его книги, не шибко марксистские, выходили тиражами, которые нам с вами и не снились… Книги Гуревича имели очень большой успех и у нас, и за рубежом, и всегда шли вразрез с, так сказать, «партийной наукой». Но я бы не сказал, что Гуревич находился вне идеологии; он с ней боролся – а ведь если ты с кем-то борешься, то должен занимать чью-то сторону.
– Существует одна гипотеза: Россия скорее Азия, чем Европа, ведь в основном мы были окружены азиатскими племенами и государствами. Были, конечно, выходы в Европу – Греция, Византия, но в целом-то мы были окружены не европейскими государствами. Корректна ли такая гипотеза, или мы всё-таки Европа, хоть и не состоим в Европейском Союзе?
– Пока что, по-моему, физическую географию никто не отменял: Европа заканчивается на Урале и Кавказе. Правящая династия на Руси была западноевропейского происхождения – я говорю о варягах, то есть, скандинавах. Да и по менталитету мы ближе к Европе, чем к Азии… Интересно, что часто мы говорим: «Я еду в Европу», хотя Москва – один из крупнейших европейских городов! Так что да, я считаю, что мы европейцы, просто у нас с демократией плохо, поэтому нас в Евросоюз не пускают.
– Сейчас много говорят о евроинтеграции – а была ли она в Средние века?
– Были и центробежные, и центростремительные тенденции. Например, общий культурный язык – латынь, но при этом даже внутри Германии или Франции говорили на нескольких, очень сильно отличавшихся друг от друга диалектах. То есть, были сильные социально-экономические контрасты между европейскими странами и составляющими их регионами, но были и общие тенденции, которые стали предвестниками евроинтеграции. Скажу больше – хоть страны и были разными, но всех их объединяла европейская культура, в том числе и литература – она была наднациональна.
– Какие самые главные достоинства средневековой культуры вы бы назвали?
– Наверное, учение о богоравном человеке, бессмертном совершенном существе.
– С кем из жителей Средневековья вы бы встретились и поговорили?
– С Данте.
– На староитальянском?
– Ну, мы бы нашли общий язык.
– Что посоветуете почитать про Средневековье?
– «Осень Средневековья» Йохана Хёйзинга, «Верить и видеть. Искусство соборов XII-XV веков» Ролана Рехта, «Я исповедуюсь» Жауме Кабре, «Имя розы» Умберто Эко и «Лавр» Евгения Водолазкина.
– Я как-то читал статью Водолазкина о том, что Средневековье не имело авторства. Это правда?
– Во многом да. И в культурном плане наш мир очень похож на Средние века. Возьмём, например, посты в Интернете. Многие из них обезличены, анонимны – их репостят, пишут, переиначивают, из-за чего пропадает оригинальность исходного текста, его авторство. То же самое происходило и многие столетия назад, когда писался какой-то текст, чаще всего – без указания авторства, а затем многократно переписывался разными людьми в разное время, порой приобретая немного иное значение.
– То есть, мы живём в Новом Средневековье? Или так говорить не корректно?
– Какая разница, корректно или некорректно? Юзай прошлое как тебе хочется, это твоё личное дело. Средневековье – это нечто большое, нечто, что было до нас; мы себя всегда считали наследниками Возрождения, просвещения и развитого капитализма; при Ельцине хотели стать как Европа, потом тенденция переменилась, и мы возвращаемся к советским ценностям – с той лишь разницей, что теперь есть богатые, из-за чего приходится придумывать комфортабельный тоталитаризм. Люди пытаются как-то это обозначить, как один из вариантов предложили такое вот условное «Новое Средневековье». И его юзают. Так-то всё, что угодно можно назвать Средневековьем.
– То есть, Средневековье всюду?
– Всюду и нигде.
– В Средневековье очень хорошо знали, что такое чума. Может, потому в мире так серьёзно восприняли пандемию?
– Да, можно сказать, что пандемия – наследница флорентийской чумы, описанной в «Декамероне».
– Что читаете? Больше художественную или научную литературу?
– И то, и другое. Часто беру в руки книги современных российских писателей, у нас хорошая литература. Например, «Зулейха открывает глаза» Гузель Яхиной, романы Евгения Водолазкина, книги Виктора Пелевина – потому, что он весь маразм нашей жизни превращает в целебный сарказм. Сарказм – маразм, Пелевин – целебен.
– Вы говорите на нескольких европейских языках, в связи с чем вопрос: как лучше читать зарубежное произведение – в переводе или в оригинале?
– Можно и так, и так; я, как читатель, люблю не только оригинал, но и хороший перевод. Например, Кабре очень хорошо перевели – это сложный текст с замечательным, но далеко не простым языком, который прекрасно переведён и оттого приносит особое удовольствие. Я люблю и старые переводы непростых текстов. Всё зависит от книги: я пытался прочесть «Бытие и время» Хайдегерра в замечательном переводе Бибихина – и ничего не понял, тогда как по-немецки всё понятно. Пытался читать «Улисса» Джойса в советском переводе – хороший перевод, но ничего не понятно. То есть, бывают какие-то книги, которые лучше читать в оригинале.
– Почему все сейчас учат английский, а не латынь?
– Потому, что англичане, в отличие от нас, умеют деньги считать, и язык у них попроще.
– Если Россия упростит свой язык, то её позиции в мире укрепятся?
– Нет, у нас же Путин. Мы с вами умрём, а Путин будет.
– Какая фраза лучше всего иллюстрирует нашу жизнь?
– Пусть будет Гребенщиков. У него есть цитаты на все случаи. Например: «Когда соль теряет силу, она становится ядом».

Беседу вёл Александр Рязанцев

2 комментария на «“Юзай прошлое как тебе хочется”»

  1. Интересно, что на вопрос о том, что почитать о средневековье, Воскобойников отвечает перечислением западных писателей (в том числе явно второстепенных), а из отечественных упоминает Водолазкина, но не упоминает Гуревича, имя которого озвучил как раз интервьюер (Рязанцев), а Воскобойников мягко принизил Гуревича («не шибко марксистские книги»). Между тем, Арон Гуревич — это наиболее выдающийся специалист по средневековой христианской церкви и по церковности европейской культуры, с него, действительно, нужно начинать знакомство со Средневековьем… Ну, и с Бердяева, конечно («Философия свободы»).

  2. Почему-то совсем замолчали об этой Ассоциации, пристраивание СПР к которой сначала так бурно обсуждалось и на которую надеялись некоторые писатели в том плане, что это им поможет, правда, непонятно в чем. Неизвестно ни об Уставе, ни о том, кто там сейчас руководящей лицо, какие союзы туда сейчас входят или пока еще только собираются вход тьфу. Войдет ли туда, например, Интернациональный союз, ПЕН-клуб и какие другие?Обещали, что «конкретика» будет известна после Устава, и что? Кто-нибудь что-нибудь знает нового?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *