Когда майоры были большими

Рубрика в газете: Театр абсурда, № 2021 / 1, 13.01.2021, автор: Николай ЮРЛОВ (г. КРАСНОЯРСК)

Довелось мне как-то шапочно ознакомиться с авантюрной шпионской сагой «Убить Сталина», но я долго не мог разобраться в специальных и всё же очень странных званиях сотрудников НКВД. Что за чудеса синема: в кадре подполковник (три шпалы в петлицах), а сослуживцы упорно называют его капитаном. Уж не призрак ли бродит по коридорам особого отдела?..
Тем более непонятным выглядело словосочетание «старший майор». Майор – это ведь уже «больший, старший», если переводить с латыни, но именно такое масло масляное и было изобретено в стенах всемогущего ведомства. Верховные власти только подмахнули органам, узаконив новоявленный Табель о рангах – затем, видимо, чтобы выделить этих особых, опричных людей, которым было позволено многое, если не всё. Сотрудник в тёмно-красных (краповых) петлицах – это фигура!


Дела и делишки этого «Ягодки»

Сами нововведения никто бы из особистов не затеял, будь он хоть трижды орденоносцем, если бы не дал добро тогдашний нарком Ягόда – человек, которого демонический Троцкий называл за глаза «усердным ничтожеством». В самом деле, когда рвение преобладает над разумом, это всегда выходит боком, но, справедливости ради, стоит заметить, что Генрих Григорьевич (так для благозвучности) никогда не отличался заурядностью натуры – он выделялся. Восьмой гимназический класс, который считался выпускным и давал право для поступления без экзаменов в любой вуз Российской империи, сдал экстерном, что в некотором роде его уравнивало даже с вождём мирового пролетариата. И если у одного было несколько хуже в аттестате только с логикой, то у второго – с латынью, по крайней мере, звание «старший майор» Ягоду ничуть не смутило. Да чего тут смущаться! Сам-то он удостоил себя высочайшего ранга, став впервые в истории страны генеральным комиссаром государственной безопасности (звание шло наравне с маршальским, а в реалиях было даже круче, кто бы сомневался).
Учреждённые специальные звания и знаки различия сотрудников госбезопасности совсем не соответствовали тем, что были приняты в Красной Армии: старший майор приравнивался к комдиву, а в канун Великой Отечественной и к генерал-майору. Это был уже генералитет, но генералитет специфический, от него за версту несло ГУЛАГом, авторство в создании которого по праву принадлежит опять же Ягоде. Так что всё правильно: «старшой старшого» с двумя ромбами в петлицах,– это знак оттуда, из мест, не столь отдалённых. Можно сказать, и «ягодных» тоже, ведь там для всех был один-единственный начальник страны, а в большей степени им выступал именно товарищ Ягода.
История тёмная и до сих пор в полном объёме не расследованная: как это генеральный комиссар госбезопасности изловчился получить личный счёт в швейцарском банке, причём вклад, как утверждают зарубежные родственники покойного, до сих пор остаётся невостребованным? Если предметно заниматься проблемой, она станет, пожалуй, ещё почище перевала Дятлова, на чём совершенно неожиданно для общества пытаются заработать дивиденды доблестные рыцари Фемиды.
Даже с учётом пересмотра многих политических дел после всех оттепелей и послаблений осуждённого и расстрелянного Ягоду не простили. Да и как реабилитируешь уголовника, который, по одной из вероятных версий, перегонял экспортный лес в Канаду, благо, что Северный морской путь позволял это делать генеральному комиссару госбезопасности беспрепятственно. Граница-то ведь тоже была под его чутким руководством!
Некоторые историки пытаются в делах и делишках этой «Ягодки», как саркастически изволил шутить писатель Горький, всё свести к наличию «клубнички», дамским штучкам и прочим интимным принадлежностям, что обнаружили оперативники при обыске на квартире у своего бывшего начальника и члена ЦК (много чем занимался видный партийно-советский деятель в свободное от работы время!). Но ведь вполне может статься, что, расследуй по всем правилам сыска это сверхсекретное дело, и разрушатся многие привычные представления.
И тогда на поверку окажется, что были в стране советской и маршалы-заговорщики, мечтавшие въехать на танке прямо в диктаторы, были и держатели общаков, которым, как и нынче, тоже виделись райские кущи, но уже далеко-далёко, за кордоном.
А нелепое старшинство майора, равно как и другие несуразицы иерархической системы, выстроенной при Ягоде якобы в конспиративных целях, по инерции продолжалось теперь уже и при другом наркоме, который, пользуясь столь счастливым случаем, тут же достал из загашника свои фирменные «ежовые рукавицы».

 

Расстрельная должность

И только Берия, заслуженно получивший редчайшее в ту эпоху звание «Почётный гражданин СССР», положил конец театру абсурда, упорядочив систему званий в структурах спецслужб. У этого народного комиссара, взвалившего на плечи грандиозный атомный проект, было куда лучше и с латынью, и с логикой. И с талантом организатора, кстати, тоже: именно Лаврентию Павловичу как самому эффективному менеджеру в новейшей истории мы обязаны тем, что страна впервые получила ядерное равенство с янки – это, пожалуй, единственное, что удерживает человечество от мировой войны (она-то уж точно будет для землян последней).
Как-то во время одного спецкоровского пула в атомград, в этот сибирский «почтовый ящик», я осторожно поинтересовался перспективой появления здесь, на енисейских берегах, памятника главному менеджеру столь беспрецедентного проекта. Меня не поняли или сделали вид, что не поняли, потому как Росатом в целом, несмотря ни на что, позитивно оценивает деятельность человека, взвалившего на свои плечи самую расстрельную должность в государстве.
И если бы так не оценивали, то вряд ли бы появился телевизионный сериал «Бомба», который был снят при поддержке атомного ведомства к 75-летию создания советской ядерной отрасли. Маршал Советского Союза Лаврентий Берия здесь на удивление человечен: никого не сажает, никому из антуражных гражданочек роковую любовь не навязывает, и невольно думаешь: а сказка это или на самом деле быль?
С высоты наших дней ещё более невероятными кажутся грандиозные планы Берии по перекройке послевоенной карты мира: известно, например, что с приходом к власти в стране он намеревался объединить две Германии. Если положиться на писателя Владимира Карпова (двухтомное историко-документальное издание «Генералиссимус»), советская и германская разведка не исключали возможности заключения сепаратного мира на Восточном фронте и последующих совместных действий уже на второй год войны против главного врага двух держав – англосаксов. Посыл теоретически верный, но практически нереализуемый: «замирение» с фашистами, уничтожившими огромный ресурсный потенциал государства рабочих и крестьян, наносило непоправимый удар по идеологии Великой войны, девизом которой стали священные слова «Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!». Но в послевоенном переустройстве Западной Европы объединение Германии могло принести Советскому Союзу неоценимую пользу, разрушив все устремления американцев в создании политики «холодной войны». Ещё бы, ведь из-под носа у янки большевики уводили самого перспективного союзника на евразийском континенте. Именно поэтому Берия намеревался с помощью популярной немецкой актрисы Ольги Чеховой, доставленной сразу после Победы на Лубянку, зондировать настроения западногерманской элиты с учётом далеко идущих планов, пока маршал ещё находился у кормила НКВД. Уж он-то помнил наставление Горького, данное основоположником литературы социалистического реализма в довольно странной повести о спецслужбах Российской империи «Жизнь ненужного человека»:
— «Через женщину далеко можно руку протянуть…»
В телесериале «Легенда об Ольге» маршал Берия ведёт многочасовые беседы с очаровательной примой Третьего рейха, называет её уважительно, по имени-отчеству, ещё раз подтверждая версию о вербовке советской разведкой носительницы столь громкой литературной фамилии. Как следствие, актриса вскоре получила добро на жительство в Нюрнберге, который находился в американской оккупационной зоне. А в другом телесериале «Контригра», снятом по роману экс-заместителя Генерального прокурора РФ Александра Звягинцева «Навеки вечные», Берия напрямую подтверждает причастность Ольги Константиновны к выполнению миссии особой важности. Отвечая на чисто «мужской» вопрос товарища Сталина, могла ли эта Государственная актриса Третьего рейха спать с Гитлером, Берия наконец-то раскрывает секрет:
– Я ей такого задания не давал…

Не конец ли «оттепели»?

Как вы ни крутите, как вы ни вертите, а всё ж таки была царица Нефертити. Был и маршал Берия, над пересозданием образа которого сегодня работают не только люди «самого важнейшего из искусств», но и прокуроры высокого ранга. Хрущёвская «оттепель», вернувшаяся в Россию через несколько десятилетий, похоже, окончательно уходит в прошлое без последующих потуг на реанимацию: не может же страна вечно жить теми историческими мифами, которые были намеренно созданы ради удержания власти одним случайным человеком.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *