Когда от негодования скрипят зубы

Рубрика в газете: По следам кинопремьер, № 2019 / 19, 24.05.2019, автор: Максим ЖУКОВ

Нынешние первомайские праздники обернулись предательством ветеранов локальных войн – к такому неутешительному выводу я пришёл, посмотрев фильм Павла Лунгина «Братство» и ознакомившись с открытыми письмами ветеранов Владимиру Владимировичу Путину. В одном из них Общественный экспертный совет при Межрегиональной общественной организации Ветеранов специальной разведки «Спецназ-АС» недоумевает: «После просмотра нового кинофильма господина Лунгина «Братство», организованного Комитетом по культуре Совета Федерации, мы выражаем крайнее возмущение этим грязным пасквилем, сработанным за государственные средства. Указанный фильм демонстрирует скопище военных преступников, мародёров и убийц, а не защитников Отечества, которые честно исполняли свой долг в Афганистане, обеспечивая безопасность Родины…». Ветераны афганской войны, среди которых немало заслуженных генералов и офицеров, были поражены трактовкой событий войны. Президент Московского международного кинофестиваля (ММКФ) Никита Михалков заявил, что «Братство» не является художественным произведением, а потому он не собирается брать на себя ответственность за демонстрацию картины на праздничной встрече любителей киноискусства. «Мы получили большую, серьёзную просьбу от ветеранов афганской войны… Это был крик души, их эта картина оскорбила», – признался Михалков. Член комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Игорь Морозов призвал не пускать фильм «Братство» в прокат, запланированный к 9 мая. С подобной инициативой он выступил, возмущаясь искажением исторических фактов. «Хорошая профессиональная работа, прекрасный подбор актёров просто растворились в показанных воинских преступлениях. И объяснить это творческим подходом невозможно. На этом фильме нельзя воспитывать молодёжь, чувство патриотизма», – пояснил свою инициативу Морозов. Спикер Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации Валентина Матвиенко, в свою очередь, с предложением Морозова не согласилась.
Лунгин, раздосадованный таким резонансом, назвал требование Морозова «мракобесием» и подчеркнул, что на предпоказ ленты пришли люди, «изначально заряженные негативно».


Честно говоря, мракобесием я бы назвал то, что творилось на экране под песни «Гражданской обороны» и акустической кавер-версии «Мамы-Анархии». В своё время они частенько звучали в Астрахани, в сквере имени Кирова в 90-ые. Я застал это славное время и отлично помню, как неформальная молодёжь, распивая спиртное, буквально бесилась у памятника. Среди них присутствовало немало ребят допризывного возраста в военной форме. Тогда это не считалось противоестественным. «Ну одолжил форму у старшего брата, украсил её цепями и метершинными нашивками – что с того?» – отвечали на мои вопросы отпетые металлисты и рокеры. Отчасти я их понимал – мне тоже хотелось протеста, освобождения от массы неудобных законов и понимания в кругу отвергнутых обществом сверстников. С другой стороны, многое из тогдашних обычаев казалось кощунственным. Сейчас, переосмысливая то время, я прихожу к неутешительному выводу – я был не на той стороне, крайне враждебной и опасной. Песни Егора Летова ещё тогда, в 90-ые казались противоестественными, аморальными. Сам исполнитель говорил о них так: «…я не думаю, что мои песни – взрослого человека. Мои песни – животного. Это песни… ребёнка, которого довели до состояния, когда он автомат в руки взял, скажем так…». Собственно, здесь он попал в самую точку, потому что в фильме «Братство» почти все герои ведут себя, как дети, только оружие у них настоящее. Вот вам пример: солдаты грабят афганцев, а прапорщик помогает им в покупке магнитофона на краденные деньги и сначала обманывает дуканщика, а потом, уже в своих интересах, обводит вокруг пальца моджахедов, обещая продать автоматический гранатомёт. И хотя я не застал Афган, а только окончание второй кампании Чеченской войны, мне прекрасно известно, что ничего незаконного оттуда вывезти было нельзя, на границе работали таможенники, пограничники и офицеры из особого отдела. Ещё немаловажный момент. Остановленный некой разведротой караван с наркотиками спокойно отпускают. Спрашивается – почему?! Захват партии наркотиков – такой же результат успешных действий разведчиков, как и захват партии оружия или боеприпасов. Но автору фильма это невдомёк. Он бросает своих героев во все тяжкие, даже не заботясь о мотивах их поступков. Да, Виталий Кищенко – генерал-лейтенант Советской армии, Кирилл Пирогов – полковник Первого главного управления КГБ СССР, Фёдор Лавров – резидент КГБ в Афганистане, Ян Цапник – прапорщик разведроты, оказавшийся в плену, Александр Кузнецов – опытный разведчик и Кирилл Ермичёв – мельник, боец разведроты играют убедительно, сильно. Но отведённая им сценаристами участь (по-другому не скажешь) задевает так, что зубы скрипят от негодования. Может быть, это и хорошо: эмоциональное, цепляющее за живое кино воспринимается как холодный душ после того же «Балканского рубежа», являющегося, кстати, весьма добротным, и как сейчас принято называть, «бронебойным» фильмом, но слабая режиссура и непроработанный сценарий «Братства» сводят на нет всю работу актёров.


Во время просмотра складывается впечатление, что советские воины предоставлены сами себе и поэтому запросто шарахаются по населённому пункту, посещают дуканы, устраивают драки и грабят местных жителей. Основным посылом фильма является стремление награбить и накупить заграничного барахла. Именно варварами и барахольщиками предстают советские войны перед неискушённым зрителем. Фильм является мощнейшей идеологической диверсией, направленной против нашей страны, против её армии и народа. Я бы даже назвал его идеологической бомбой, приготовленной для закладки в сознание подрастающего поколения. В кинозале во время просмотра стояла тягостная тишина. Молодёжь, сидящая в зале, не знала, как реагировать на то, что творилось на экране. Я с трудом сдерживался от крепких высказываний и надеялся увидеть хоть что-то светлое, не очернённое Лунгиным.


И, представьте себе, таковое нашлось! Сцену попытки побега сына генерала можно назвать одной из самых сильных. Мальчик-афганец, который нашёл его в начале фильма, и, можно сказать, тем самым спас, случайно стреляет и убивает лётчика. А дальше генерал, узнав о гибели сына, напивается до чёртиков и приказывает разбомбить кишлак, где живёт ребёнок, убивший его сына. Страшная и бессмысленная месть приводит к гибели всех жителей кишлака, кроме наших заложников: их, по воле сценаристов, оставили в живых. Как впрочем и мальчика, которого случайно убивает Антон Момот, отлично сыгравший выпускника военного училища. На его фоне крепко сбитый Фёдор Лавров смотрится неубедительно, особенно в сцене, где он неохотно признаётся Кририллу Пирогову, больше всего известному по роли в фильме «Брат – 2», в своей трусости.
Кстати, эта сцена признания могла вылиться у создателей фильма в живое сердце картины, но вышло иное – на наших бойцов ко всему прочему навесили ярлык трусов. Поэтому всё их геройство кажется показным, не более чем бравадой. Отсутствие какой-либо цензуры и идеологии приводит к утрате жизненно важных ценностей. Без них все сцены фильма распадаются, как карточный домик. Приходится согласиться с Никитой Михалковым, оценившим ленту, как «довольно среднее, сотканное из клише произведение», направленное на то, чтобы похоронить и родину и тех, кто за неё проливал – не киношную – настоящую кровь…

 

22 комментария на «“Когда от негодования скрипят зубы”»

  1. К сожалению фильм Лунгина (я не видел, поэтому обсуждать не буду) — это не причина, а следствие. Не в ходу сейчас патриотизм; — ни на ТВ, ни в кино, ни в сознании чиновников. Один пример — к 23 февраля (выбрали же дату ..) в Сочи был введён официальный запрет властей на покупку (подчёркиваю — покупку) проездных билетов для тех пенсионеров, у которых пенсия выше 16 тысяч. Угадайте с 3-х раз кого отсекли? Правильно всех пенсионеров силовых ведомств, которым государство при поступлении их на службу гарантировало социальные льготы. А сочинские чиновники от соцслужбы решили — фиг Вам, товарищи — здесь мы государство. Так и ветеранами локальных войн. Хорошо хоть разрешили говорить где мы были. Нет во ВГИКе курса по патриотическому воспитанию. Там нет даже фильма «Офицеры» в списке фильмов учебного процесса. Вот бы Михалкову этим заняться, а не «бесогонить» с утра до вечера по темам не имеющим никакого отношения к его прямым профессиональным обязанностям. Я не против михалковского «телеэкзорцизма», но пусть сначала решит задачи кино в России, а потом гоняет бесов в свободное от работы время… А что с Лунгина взять? Ему дали деньги и сценарий — он и снял как мог…. Повторяю — фильма я не видел..

  2. Давайте разберёмся с П.Лунгиным и по началу процесса съёмки любого фильма.
    1. Вы, Олег Татков пишете, цитирую: «А что с Лунгина взять? Ему дали деньги и сценарий — он и снял как мог…».
    Думаю, что здесь с точностью до наоборот. П.Лунгин «вычисляет», что актуальна тема Афганской войны, придумывает тему сценария и его «коллеги» сочиняют сценарий по лекалам П.Лунгина, как будущего режиссёра. После написания сценарий предлагают Министерству культуры РФ под ту Статью Госбюджета МК РФ о создании исторических или подобных фильмов. Сценарий, прочитывают эксперты Минкультуры, одобряют и П.Лунгину дают Финансирование.
    2 Лунгин набирает актёров. Которые Зависимы от Режиссёра и будут представлять кадры так, как хочет режиссёр. Это аксиома везде. Актёр может отказаться, НО тогда останется без Роли и Средств приличного существования. Лунгин снимает так, как хочет. На выходе «Братства» получают зрители фантазии ситуаций, дискредитацию афганцев и той советской власти, что и планировал режиссёр. 5% полуправды и 95% фантазий (мягко говоря)- так видит братство режиссёр.
    3. По подходу к фактам и «развенчиванию» русского менталитета — это та же историческая фальсификация, что и было отмечено ещё в фильме «Царь» о русском православном Иване Грозном. Еще тогда в 2009 году по фильму «Царь» Д.Медведев выступил против фальсификации Истории (см. интернет).
    Если я не прав, то разъясните и опровергните.

  3. Вряд ли так было, что «ему дали деньги и сценарий — он и снял…». Скорее всего сценарий выбрал сам, а деньги нашлись под сам сценарий. Теперь, когда фильм получил неодобрение в России, не исключено, что его будут смело возить по зарубежным кинофестивалям, и он там понравится, и даже дело может дойти до премий и призов. Увы! Не исключаю тоже, что такой конечный результат был запланирован и просчитан заранее, еще до съемок.

  4. 1. Интересно, что мой комм. № 2 и комм. № 3 были написаны независимо друг от друга и совпали по пониманию технологии выбора или создания сценария.
    2. Здесь я соглашусь с «гюрзой», особенно в планировании передачи «кинопасквиля» «Братство» Лунгина на зарубежный кинофестиваль, русофобского премирования и размахивания «дипломом» лауреата по каналам ТВ и СМИ. Это уже не раз наблюдалось. Информационные диверсии на потоке.
    3. По поводу названий «Братство», «Царь» (реж. Лунгин), «Матильда» (реж. Учитель), которые служат для заманивания наивных в кинозалы, дискредитации Православия и внедрения Хаоса в сознание русских зрителей, особенно молодёжи.

  5. Этот Лунгин из тех Лунгиных, что за просто так и шага не сделают. Деньги освоены, заказ сдан. И наплевать на все с Эйфелевой башни, где он отдыхает с женой-француженкой.

  6. Курганову. Мать Павла Лунгина, Лилиана Лунгина (Маркович), была дочкой заместителя Луначарского.

  7. Марку. Ну! Об чём и речь! То есть. ни о каком производительном (сиречь, ПОЛЕЗНОМ) для Родины-матери труде в данном случае и говорить не приходится.

  8. А отец Лунгина — сценарист, написавший в соавторстве с Нусиновым сценарии «Внимание, черепаха», «Тучи над Борском», «Мичман Панин», «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен», «Телеграмма», «Агония».
    Так что наследственность ясна.
    А про младшего Лунгина писатель Виктор Некрасов говорил, у Пашки эрекция на водку (близко к тексту, см. воспоминания).

  9. Абитуриент это и есть потенциальный студент. Abituriens (лат.) — «покидающий»; сейчас это лицо, оканчивающее среднее учебное заведение.

  10. Для № 8: Я не утверждаю вас как специалиста для перевода кого бы то ни было куда бы то ни было.

  11. 1. На № 12. А я и не спрашиваю. Виртуально перевожу вас, непонятно, что ли, из одного промежуточного состояния в другое.
    2. на № 11. По терминологии. Абитуриент — выпускник школы (например), подавший документы для поступления в ВУЗ. Потенциальный студент — это сдавший экзамены, но ещё не зачисленный в ВУЗ, в «подвешенном» состоянии.

  12. А сглазили обсуждатели Лунгина-то, в реанимации лежит. Понятно, что стаканом подавился, но под руку тут его толкнули. Даже как-то неловко. Соучастие в покушении на убийство.

  13. Абитуриент — правильно: выпускник среднего учебного заведения, получивший «абитур» — аттестат зрелости. Он может не поступать в вуз, но все равно оставаться абитуриентом.

  14. 1. Не надо отвлекать от темы кинопасквиля «Братство» на «афганцев».
    2. Повторяю главное из п. 4; «Здесь я соглашусь с «гюрзой», особенно в планировании передачи «кинопасквиля» «Братство» Лунгина на зарубежный кинофестиваль, русофобского премирования и размахивания «дипломом» лауреата по каналам ТВ и СМИ. Это уже не раз наблюдалось. Информационные диверсии на потоке.
    3. По поводу названий «Братство», «Царь» (реж. Лунгин), «Матильда» (реж. Учитель), которые служат для заманивания наивных в кинозалы, дискредитации Православия и внедрения Хаоса в сознание русских зрителей, особенно молодёжи.
    4. Давайте по теме.

  15. Значит, недоработали. Плохо обсуждали. Надо бы продолжить. В искусстве следует идти до конца и даже еще дальше.

  16. Кириенко. Самый главный специалист по ярлыкам, требованиям и директивам — вы сами. И пусть другие меня опровергнут.

  17. Галине. 1. «Неправильно мыслите, товарищ». Те другие «специалисты по ярлыкам — Без Обоснований»! Я сначала обосновываю, а потом по мировоззрению-демагогии ставлю диагноз Персонажу. Вы уж извините, не могу умолчать.
    2. За оценку благодарю. Передайте это в Союз писателей на экспертизу по каждому Эпизоду. Не надо, чтобы вас кто-то опровергал вообще!

  18. Очень понравился комментарий Надежды под моей злободневной рецензией на «Российском писателе». Я с ним искренне солидарен, поэтому считаю будет не лишнем продублировать его здесь:
    «Я думаю, что показать фильм-чернуху в канун Великой Победы — это идеологическая диверсия. Кому-то очень хочется провести параллель между этими двумя войнами. Образ народа-победителя и освободителя от коричневой чумы измазать нечистотами. Лунгин, как гражданин Франции, мог бы снимать фильмы о Французском Легионе. Для чего ему лезть туда, где ему всё не мило?! Эти 150 миллионов, потраченные на ленту, лучше бы отдали тем же самым ветеранам локальных войн. Правительство РФ поражает своей «близорукостью». Очень хочется увидеть среди них и прикормленных «деятелей искусства», людей, которым дорога Родина и народ, её защищавший! Через пару-тройку лет, когда в живых не останется участников ВОВ, возьмутся и за эту войну. Уже сейчас начали переписывать историю и подвергать сомнению подвиг наших дедов. Прискорбно».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *