Командирован по особому поручению

Достоевский в нашей жизни

Рубрика в газете: Шкурный вопрос, № 2020 / 48, 23.12.2020, автор: Николай ЮРЛОВ (г. КРАСНОЯРСК)

По примеру студенческого друга на изломе эпох я начал вести литературные конспекты, выписывая достойные внимания фразы. И так уж получилось, что открыли мои тетради «Записки из Мёртвого дома». Безмерно благодарен за это классику и считаю, что именно Достоевский, по его собственному выражению, самой судьбой был «командирован по особому поручению», чтобы сказать потомкам многие умные вещи. Какие именно, следует ниже.


Два писателя об одном и том же

Бывает же так: два классика-антагониста, абсолютно не сговариваясь между собой, то есть автономно, пишут почти слово в слово. Не верите? Да я и сам удивился, когда вот этот отрывочек из тургеневской «Муму», запомнившийся ещё со школьных лет, нашёл удивительное соответствие у Достоевского:
«Но ко всему привыкает человек, и Герасим привык наконец к городскому житью» (Тургенев, «Муму», 1852).
И уже в «Записках из Мёртвого дома» (1860-1861):
«Человек есть существо, ко всему привыкающее, и, я думаю, это самое лучшее определение человека».
Почувствовали некое тождество? Хронологическое первенство остаётся за Тургеневым, но только отчасти, поскольку всё мощнее у Фёдора Михайловича, открывшего в человеке такую бездну!

Барабанная шкура

«Не слушался отца и матери — послушайся теперь барабанной шкуры», — прекрасное средство воспитания детишек на жизненном примере Фёдора Михайловича Достоевского.
Правда, придётся ещё и объяснять нынешним отрокам и отроковицам, что есть «барабанная шкура» и как она соотносится с хрестоматийными «Записками из Мёртвого дома». И что такое «Мёртвый дом» вообще…

 

Новое о Раскольникове

Перечитывая сейчас Достоевского, я пришёл к выводу, что Родион Романович Раскольников не только неизменный герой школьных сочинений, но ещё и выдающийся самоизолянт.
Ведь чтобы дойти до дела, он сначала подвёл под него теоретическую базу, что освободило его от необходимости посещать Императорский университет (это как у нас федеральный вуз). Зачем, если всё к экстернам шло? А потом несколько месяцев вообще глаз никуда не показывал, разве что к старушке иногда. Об заклад с ней бился: мол, непременно выдержит любые условия самоизоляции, потому как самодостаточен, видит пророческие сны; в баню и цирюльню ему ходить не резон — всё это вздор, и в следующий раз вещицу он ещё круче прежнего принесёт…
Учитывая все трудности самоизоляции, авенантненькая квартирная хозяйка Прасковья Павловна к бедному студенту была чрезвычайно милостива, а служанка Настасья вообще души в нём не чаяла. Чем не бескорыстный волонтёр – прямо к постели щи да кашу, пищу нашу, ещё тёпленькими принесёт. В какую сторону ни поверни, страшно актуализирован нынче Родион Романович Раскольников: мы тоже сидим исключительно дома и хорошо сидим! В некотором роде без работы оставляем наследников незабвенного Порфирия Петровича, ибо к топору по примеру нашего героя никого не зовём-с, но это уж, как говорится, се ля ви…

Бессонница мадам Хохлаковой

Никогда не соглашусь с высказыванием кого-то из великих, что литература — это кривое зеркало. Зеркало, конечно, кто спорит, но зеркало скорее увеличительное, а в особых случаях и зеркало времени, которое даёт возможность увидеть то, что будет, что случится через много-много лет…
В этом отношении весьма показательно творчество Фёдора Михайловича Достоевского: писатель оказался намного прозорливее даже своего героя – монастырского старца Зосимы, бухнувшегося перед скорым узником тюремного замка на колени. Иеромонах разглядел в Мите Карамазове будущее великое страдание, а поступок русского инока вызвал в уездном городе Скотопригоньевске неоднозначные пересуды, в том числе и в обществе госпожи Хохлаковой. Создавая образ этой «современной женщины», которая любит Салтыкова-Щедрина, этот «сосуд с серной кислотой», и не знает, что ей больше всего требуется в жизни — верить в чудо или быть законченной реалисткой, Достоевский «сквозь магический кристалл» заглянул и в наше смутное время.
Принимая в гостиной «энергического человека» Митю Карамазова, мадам Хохлакова признаётся:
– Падение нашего кредитного рубля не даёт мне спать…
После откровения госпожи Хохлаковой, право, не знаешь, куда ты попал, в каком веке очутился: в пореформенной России позапрошлого столетия или в России нынешней, где всё ещё строят сословное общество и никак с этим делом не покончат, где уже есть давным-давно дамы и господа, но имеются ещё и товарищи офицеры. (Ответить, когда в этом вопросе будет наконец-то ясность, ответить «математически», как того добивалась от собеседников эта беспокойная героиня хрестоматийного романа, в наши дни не сможет ни один государственный муж, какой бы высокий пост он ни занимал.
Живо представляю, как мучает бессонница граждан и гражданочек Российской Федерации, как они, подобно литературной дамочке Достоевского, страшно мучаются и принимают на ночь снотворное, которое им уже не может помочь. Да и чем тут поможешь, ежели у нас всё падает и никакие подпорки и скрепы больше не держат? Значит, надо ехать в Сибирь на золотые прииски, как советует Мите Карамазову госпожа Хохлакова (кстати, сырьевую доминанту российской экономики Достоевский тоже предвидел), и чартерными рейсами в срочном порядке отправлять намытое золотишко в Лондон.
Там, у английской королевы, как будто не трясёт, да и с Лондона выдачи нет…

Двойник господина Голядкина

Литературный комбайн, который убирает огромное поле с нелёгкими, а зачастую полёглыми хлебами, отправляя срочно в набор первые главы ещё не завершённых произведений, – вот контурно обрисованный портрет Достоевского. Писателю катастрофически не хватало времени, чтобы поработать над формой собственных сочинений, придать им совершенство, и он мучился не меньше, чем с приходом падучей, понимая, что осуществить тот передел, который, возможно, и был бы нужен в данном случае, не позволяют ненавистные господа кредиторы. Вероятно, именно поэтому на уровне подсознания Достоевский не терпел Тургенева, любимца читающей женской публики и мастера филигранного языкового оформления, барина в русской литературе. Можно предполагать, что эта неприязнь зародилась, когда Иван Сергеевич ушёл с вечернего чтения у Белинского одной из ранних повестей автора «Двойник» – пожалуй, самого изящного произведения Достоевского, отнюдь не случайно обозначенного им жанрово как «петербургская поэма».
Но если для чтения идеологических романов Достоевского действительно требуются определённые навыки и терпение хотя бы до первых ста страниц, то «Двойник» (особенно современным человеком) глотается мгновенно. Не только с психологической точки зрения, поскольку здесь показана «модная» нынче болезнь титулярного советника Якова Петровича Голядкина в начальной и конечной фазе её развития. Да что для нас какой-то мелкий чиновник николаевской эпохи, к которому стал являться «неблагопристойный близнец»? Разве здесь один литературный интерес, если герой, как он сам выражается, маску надевает лишь в маскарад, а не ходит с нею перед людьми каждодневно и хитро нам из глубины веков подмигивает?..
Сегодня раздвоение личности из плоскости медицинской плавно перешло в плоскость конспирологическую, а тема двойников – одна из самых заезженных на блогосферном пространстве, и лишь ленивый не сделает мышиный клик, увидев на Дзэне очередную публикацию «про это». Тем любопытнее для нас трактовка двойничества, предложенная в первой половине девятнадцатого века русским пророком, и как тонко он её излагает для потомков — с помощью слуги чиновника Голядкина и вечного пьяницы Петрушки, гласа простонародного:
– Добрые люди живут по честности, добрые люди без фальши живут и по двое никогда не бывают…
У нас в Отечестве случается и так, что устами человека, перманентно пребывающего под хмельком в одном из больших домов по улице Шестилавочной, тоже глаголет истина. Да ведь о том же твердит и Фёдор Михайлович в «Записках из Мёртвого дома»: «Везде в русском народе к пьяному чувствуется некоторая симпатия».

 

 

2 комментария на «“Командирован по особому поручению”»

  1. После того,как я подростком стал читать Достоевского/и Льва Толстого/я понял,что школьные предметы особо и не нужны и пошёл работать на завод;в прошлые годы молодых рабочих записывали в областную библиотеку/!/.
    У известного советского психолога Льва Выготского существует концепция развития ребенка/педология,в 1936 г ошибочно запрещенная ЦК ВКП/б/.Теперь я понял,что тогда опередил/благодаря Л.Толстому и Ф.Достоевскому /свой возраст…

  2. Ну, что это такое — «Родион Романович Раскольников не только неизменный герой школьных сочинений, но ещё и выдающийся самоизолянт. Ведь чтобы дойти до дела, он сначала подвёл под него теоретическую базу, что освободило его от необходимости посещать Императорский университет…». — Что это за сказки вы рассказываете. — «В какую сторону ни поверни, страшно актуализирован нынче Родион Романович Раскольников: мы тоже сидим исключительно дома и хорошо сидим!» — Что за глупости?
    Разве «теоретическая база» освободила его от посещения занятий в университете? Не тотальная нищета? Невозможность оплатить это самое посещение? Не голод, что доводил его буквально до головокружений?
    Ну, как вы читаете, право? Что вы за читатели такие? Смотрим в книгу, а видим фигу? Или — такие умные, что никак не можем сосредоточиться на чтении — не можем оторваться от собственного внутреннего мира?!
    Вы, автор этих заметок, может быть, и хорошо сидите дома — не могу не верить людям, — но откройте ещё раз страницы романа, отвлекитесь от сочинительства: разве так плохо, как этому несчастному студенту, было ли ещё кому в мирное (не военное!) время за всю историю человечества? А?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *