КРЫМ И ПЕНСИИ

Рубрика в газете: Зачем и почему, № 2018 / 27, 20.07.2018, автор: Николай ВАСИЛЬЕВ

В 2014 году Россия присоединила Крым. В 2018-м началась пенсионная реформа. Ходят слухи, что готовилась эта реформа давно – в общем-то,  про присоединение полуострова тоже ходят такие слухи. Большой степенью «желтушности» такие предположения, думается, не обладают, поскольку серьёзнейшие действия, на государственном уровне, и планироваться должны серьёзнейшим образом. По крайней мере, мысль о том,  что правительство давно что-то готовило, внушает надежду,  что стратегические планы у него есть. Не только внешне-,  а и внутриполитические. Однако тотальный приоритет в нашем государстве внешней политики перед внутренней практически стал аксиомой. 

 

 

После присоединения Крыма недовольное западное сообщество ввело пресловутые санкции. На колени они, допустим, никого не поставили, но поток инвестирования в нашу экономику, интегрированную с западной и немыслимую без оной, крайне существенно сократился. К тому же, санкции, детально и постепенно уточнившиеся со времён Барака Обамы, стали иметь точечный, адресный характер. Все крупные бизнесмены и олигархи – такие, например, как Олег Дерипаска – понесли ощутимый ущерб. Предприятия столпов российской экономики терпят серьёзные убытки. А раз наша экономика зиждется на крупном – крупнейшем и окологосударственном – а не малом и среднем бизнесе, – ущерб становится ещё зримей и системней. Где у нас больше всего денег и ресурсов, туда нас и ударили. А расплачиваются все – от Дерипаски, теряющего свои миллиарды, до рабочего, теряющего свои рубли. Несоизмеримые, кроме шуток, потери. 

 

В Крыму, как сообщил секретарь Совета Безопасности Николай Патрушев, ухудшилась криминогенная обстановка. В частности, из-за низкой раскрываемости преступлений. Выросло количество преступлений, совершённых в состоянии алкогольного опьянения. Видимо, люди в Крыму бухают до помутнения рассудка. От достатка и хорошей работы обычно не пьют – некогда. Следовательно, экономика региона и вызванная её состоянием бедность населения напрямую отражается на криминогенной ситуации, которая усугубляется низкой эффективностью работы правоохранительных органов. Про высокий уровень коррупции секретарь Совбеза тоже упомянул. А она в этом смысле как пьянство – бедность ей не помеха, скорее наоборот. 

 

Крымский мост, вызывавший массу сомнений при его строительстве – построен. Замечательно. Трафик движения по мосту – немалый (за первые пять суток с момента открытия движения – около 45 тысяч машин, темп нарастает). Замечательно. Крымчане едут по мосту в Кубань – и поражаются тому, что там видят. Вменяемые цены на одежду, продукты, на топливо: солярка на кубанской земле дешевле крымской на шесть рублей, бензин – на три. Всё это – отличный повод переехать с полуострова, наконец-то возвращённого России ценой жёсткой экономической конфронтации с Западом и уже незамиримой, видимо, ссоры с Украиной – в старый добрый Краснодарский край. Кубанцы же, посещая землю новой российской славы, видят сначала грандиозный мост, которого до сих пор нет на гугл-навигаторе – потому многие, кстати, не видят грандиозного моста и едут по навигатору в порт «Кавказ», где платят за паромную переправу по две — две с половиной тысячи рублей. Далее – разбитые дороги, улицы без фонарей, заброшенные и загаженные пляжи – и цены на порядок выше кубанских. Те, кому не повезло, могут посмотреть ещё и на криминогенную обстановку и коррупцию. 

 

В общем, мы приобрели ещё один проблемный регион – в России все регионы более или менее проблемные, теперь есть ещё один, скорее более, чем менее. Из-за бешеных трат на строительство «повисло в воздухе» множество других необходимых мостов – от моста через реку Лену на территории Якутии, важного для развития промышленности региона, до какого-нибудь моста через Шексну в городе Череповце, откуда родом, например, я и металлургический магнат Алексей Мордашов – один из столпов российской экономики, тоже попавший под санкции и попросивший помощи у государства. Впрочем, мост через Шексну, чаемый городом уже много лет – это просто для ускорения перемещения по разделённому рекой городу (ну и чтобы трещина в действующем Октябрьском мосту, от усталости материалов, заделанная под руководством питерских специалистов, не напоминала о себе). А по всей стране найдётся немало мест, где перемещение без новых мостов не то чтобы сильно замедлено, а попросту невозможно.

 

Российской инфраструктурой Крым уже обзавёлся, как и российским здравоохранением. По сообщениям крымской прессы, есть тревожная тенденция отъезда приглашённых врачей из региона. Сами врачи объясняют это тягостной небходимостью постоянно извиняться перед пациентами за отсутствие у больницы нужных медикаментов и оборудования – и низкими зарплатами. Стандартная ситуация, когда врач получает 38 000 рублей и снимает комнату за 30 000. Живёт на восемь. Впрочем, в министерстве здравоохранения республики называют другую среднюю зарплату – 45 000, с разовыми выплатами в конце года под 200. Но… даже пятнадцать тысяч – это низкая заработная плата, а годовые выплаты придётся распределять на весь следующий год и раскидывать на неизбежные при таких зарплатах долги. Всё, как у всех. 

 

Разнузданные цены в Крыму можно, конечно, объяснить произволом местных предпринимателей, для которого пока не разработано ограничительных механизмов. Коррупцию и неэффективное управление – дурным наследием бывшей украинской власти и отсутствием контроля за местными чиновниками с материка – ну и, само собой, отсутствием специалистов в сфере управления (по крайней мере, так это объясняло, ссылаясь на мнение крымчан, информагентство «Regnum» в публикации 2015 года). Дескать, общественную палату сформировали из случайных людей. Дескать, чиновники безграмотны, вороваты, не желают соблюдать российское законодательство, не боятся наказаний. Дескать, в регионе двоевластие – между губернатором Аксёновым и председателем Госсовета Константиновым. Вообще, на это всё простой крымчанин мог бы спросить: «А почему, собственно, всё это так – почему не контролируют чиновников, не присылают специалистов, отсутствием которых в нашей стране можно объяснить практически всё, почему прошлая украинская власть продолжает спокойно грабить Крым при власти российской, почему общественная палата набрана из случайных людей, почему тянут одеяло на себя и в разные стороны губернатор и глава Госсовета, чего-то не поделившие друг с другом – и чего они не поделили, уж не сам ли полуостров?». Ситуация «их там не контролируют с материка, вот и беспределят» в первую очередь компрометирует материк, а вопрос «почему у нас всё так?», повторяемый воображаемым или реальным крымчанином, от повторения тускнеет и уступает место более яркому вопросу «зачем у нас всё так и кому у нас всё так?». Хотелось бы верить, что всё-таки «почему», а не «зачем».

 

Теперь – о пенсиях. Каждый из 105 миллионов не вышедших на пенсию россиян не дополучит впоследствии, по ходу пенсионной реформы, около миллиона рублей. Мы живём, как на войне, просто на экономической – из любого ресурса, из любого народного блага можно вытянуть средства для той или иной необходимой правительству или олигархам цели – для восполнения убытков госкорпораций и их руководства, для отсрочки инфляции, вызванной, в том числе, банкротствами в банковской системе. В конце концов, пенсии – ещё один ресурс, которым теперь государство может свободнее пользоваться. И, что важно и опасно – воровство в этой сфере, бытовавшее и прежде – как и в любой сфере российской экономики – никуда не денется, если не возрастёт.

 

 

Присоединение Крыма привело к санкциям. Санкции ударили по околоправительственным олигархам и усугубили и без того серьёзные внутренние изъяны страны, вызванные, в частности, неразвитостью технологий и промышленности, а как следствие – малым и слабоконкурентным на мировом рынке экспортом (если не говорить об экспорте, конечно, вооружения – и сырья, а с экспортом последнего теперь тоже не всё радужно, ввиду поисков на Западе альтернативных источников энергии – и эффективности компании «Газпром», которая, эффективность, согласно скандальному отчёту бывшего аналитика «Сбербанка» Александра Фэка, крайне низка). Эти общие экономические проблемы, а также частные – олигархов и госкорпораций, побудили, видимо, правительство к крайне непопулярной реформе, против которой уже проходят народные выступления по всей стране, собирающие по несколько тысяч участников, а петиции в интернете собрали около 2 миллионов подписей. По большому счёту, для развитого гражданского общества, это не так много, но для нашего, инертного и аполитичного – уже беспрецендентно. Антикоррупционные митинги, задействовавшие, по мнению федеральных СМИ, одну только хипстерскую молодёжь, и выступления против пенсионной реформы – явления одного порядка. И стар, и млад в современной России не видит впереди достойного безопасного будущего. Мы многое можем проглотить, но пенсионную реформу и чудовищную коррупцию, видимо, даже нам проглотить не под силу. 

 

Мораль сей басни: внешняя политика России в нашу эпоху не то что противоречит, а просто не кореллирует с внутренней, доминирует над ней и независима от неё. И это само по себе не сулит ничего хорошего.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *