Лучший командир эскадрона

Рубрика в газете: Честь имею, № 2024 / 4, 02.02.2024, автор: Вячеслав ОГРЫЗКО

Ещё в 2007 году Министерство обороны России инициировало создание базы данных об участниках Великой Отечественной войны, которые погибли, скончались от ран или пропали без вести. Эта база получила название: ОБД «Мемориал» (не путать с другими организациями, имеющими схожие именования). Так вот, в эту базу к 2024 году попали 104 человека с фамилией Огрызко. Среди включённых я нашёл упоминание о Никите Тимофеевиче Огрызко.

Кто он? Лучший командир эскадрона Второй гвардейской кавалерийской дивизии. Это не моя оценка. Так считал отец советского спецназа, прославленный генерал Хаджи-Умар Мамсуров.

 

Никита Огрызко родился 15 мая 1912 года в Воронежской области в селе Новая Криуша Калачеевского района (по соседству с ним в Старокриушанском районе вырос его однофамилец – танкист Евгений Огрызко). На военную службу первый раз его взяли 28 октября 1934 года и определили в одно из конных депо. Но в последующем он, видимо, демобилизовался и уехал в Киргизию. Во всяком случае, второй раз Огрызко был призван уже в 1939 году в столице Киргизии Фрунзенским городским военкоматом и сразу направлен в кавалерийские части. А потом началась война.

Первый раз мой однофамилец был ранен, по одной версии, в самом конце 1941 года, по другой – в первых числах сорок второго года. Его направили в эвакогоспиталь 3348.

После излечения Огрызко 27 января 1942 года убыл в штаб Сибирского военного округа и там получил направление во 2-ю гвардейскую кавалерийскую Крымскую дивизию. В отличие от большинства обычных военных частей эта дивизия одно время воевала в основном в немецких тылах. Она, по замыслу командования, должна была отвлечь на себя крупные силы врага в таких очень сложных районах, как Вязьма и Ельня. Рейд кавалеристов продолжался пять месяцев. За одну только весну 1942 года наши бойцы уничтожили до семи тысяч солдат противника и одиннадцать танков и сбили шесть вражеских самолётов. Позднее кавалерийская дивизия отражала наступление немцев в районе реки Жиздра, а потом её перебросили на Юго-Западный фронт.

 

 

Моему однофамильцу очень повезло. Он начал воевать по командованием прирождённого кавалериста Иосифа Белых, который был любимцем у прославленного генерала Белова. Именно у этого офицера Огрызко научился многим навыкам боя на скаку.

К слову, Белых был очень доволен своим подчинённым. Будучи командиром 4-го гвардейского кавалерийского полка, он весной 1943 года представил моего однофамильца к ордену Красной Звезды.

«17.3.43 года в бою под совхозом им. Фрунзе, – сообщил Белых в наградном листе, – тов. Огрызко проявил исключительную храбрость и стойкость в обороне. Своим эскадроном он отбил 3 атаки численно превосходящего противника с тяжёлыми танками. В результате боя его эскадрон уничтожил 1 танк и свыше 100 немецких солдат и офицеров. В бою тов. Огрызко смел и решителен, энергичен и инициативен. Достоин правительственной награды ордена Красной Звезды».

Приказ о награждении моего однофамильца был подписан 14 апреля 1943 года.

В ноябре 1943 года Ставка задействовала 2-ю гвардейскую кавалерийскую дивизию, которой командовал уже генерал Мамсуров, в Житомирско-Бердичевской наступательной операции. Сабельный эскадрон Огрызко вновь отличился. Читаем строки из донесения командира полка Иосифа Белых:

«При наступлении на гор. Коростышев 11.11.43 года тов. Огрызко, следуя впереди своего эскадрона, стремительным наступлением первым ворвался в город и очистил от немцев, захватив трофеи и пленных».

Однако вскоре ситуация осложнилась. Эскадрон Огрызко получил новую задачу.

19 ноября офицер пошёл в атаку. Она оказалась в его жизни последней. Его при выходе из Житомира тяжело ранили, и по дороге в госпиталь храбрый кавалерист умер.

Сразу оформить посмертные наградные листы командование не смогло. Тяжёлые бои продолжались и было не до бумаг. Но когда чуть стихло, командир полка Белых поставил вопрос о награждении погибшего офицера.

«19.11.43 года, – написал он 25 января в представлении, – при прорыве из гор. Житомира тов. Огрызко первым повёл свой эскадрон на прорыв и, идя сам впереди эскадрона, смело и решительно атаковал немцев, выбив их из села, чем обеспечил свободный проход тыла. В том бою тов. Огрызко был смертельно ранен и при эвакуации в госпиталь умер. Достоин правительственной награды ордена Отечественной войны первой степени посмертно».

Но тогда, по горячим следам, приказ о награждении составлен так и не был. К дальнейшему оформлению документов кадровики вернулись перед новогодними праздниками. 17 декабря 1943 года комдив Мамсуров в графе «Заключение вышестоящих начальников» подчеркнул про Огрызко: «Был лучшим командиром эскадрона в дивизии». С этим мнением согласился и командир Первого гвардейского кавалерийского корпуса генерал-лейтенант Виктор Баранов. Однако приказ о посмертном награждении Огрызко появился лишь 13 февраля 1944 года.

К слову: оба начальника Огрызко – Белых и Мамсуров – вскоре отомстили за погибшего однополчанина. Они оба сразу после Победы получили самое высокое звание – Героев Советского Союза. Стал Героем и Баранов.

А Никита Огрызко был похоронен на одном из житомирских кладбищ. У него осталась жена – Татьяна Яковлевна Донцова. Но как сложилась её судьба, пока неизвестно.

Добавлю: Белых после войны остался в армии, уволился он уже в 1959 году. Правда, генерала он так и не получил, ушёл в оставку полковником. А Мамсуров впоследствии был переведён в Главное разведуправление Генштаба и в конце 50-х годов получил задание создать первый в нашей стране армейский спецназ. Баранов же в 1946 году получил под своё начало уже стрелковый корпус и ушёл в запас вскоре после смерти Сталина.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.