МОЙ ХЛЕБ, МОЯ ВОДА?..

Рубрика в газете: Свежая кровь, № 2018 / 29, 03.08.2018, автор: Марина КАЗИЕВА

Темирхану Аббачеву 24 года. Он живёт в Махачкале. После окончания школы никуда не поступил, работает разнорабочим. Впервые наркотики попробовал в 13 лет. О своей нелёгкой жизни зависимого сегодня он решил рассказать нашему корреспонденту.

 

 

Меня взяли на «слабо» 

 

Конечно, помню, как всё началось. Уличные друзья обзывали слабаком, трусом. Я хотел доказать им, что я тоже сильный и у меня есть гордость. Оглядываясь назад, понимаю, как же это было глупо. Друзья добились того, чего хотели. Первым, что я попробовал, был героин. Потом на нём и остался. Почему? Потому что с ним легко. Думаю, с того дня всё и началось: мнимые друзья, наркотики, уголовщина… 

 

Я жутко всего боялся тогда. Это была жизнь в страхе. Казалось, что на меня всё время кто-то смотрит. Думаю, это она и есть – болезнь, зависимость. Называйте, как хотите. Даже у смерти глаза чёрные, я видел их не один раз, а у неё они красные, злые. Она не просто убивала меня, а мучила, истязала всеми возможными способами. 

 

Я начал бояться собственной тени, реагировал на малейший шорох в доме. В один день кто-то постучал в дверь. «Откройте, полиция!» – крикнули со двора. В этот момент я замер на месте, не знал, что делать. Было лето, но я напялил на себя закрытую одежду, чтобы скрыть следы от уколов на руках. Выкинул через балкон все шприцы, а героин спрятал: готов был попасть в тюрьму, но выкинуть наркотик – нет. Оказалось, полиция просто проводила обход. Они ничего не знали. С того дня я стал ещё более подозрительным к окружающим и вести замкнутый образ жизни. Мне было тогда 15 лет.

 

Я отмечал на настенном календаре красным кружком любой день, ждал его, как будто это день рождения, и употреблял наркотики. Думал, что всё контролирую, что выкину «игрушку», когда надоест. Но заблуждался. Не я контролировал эти процессы, а болезнь подавала сигналы, дергала за ниточки, втягивая в свою воронку всё глубже. Сейчас я на самом дне…

 

 

Я подвёл маму 

 

Я покупал наркотики на рынках, у друзей-наркоманов, в аптеках… С каждым днём товар становился дороже, а потребность в наркотиках всё росла. У моего друга Рафика, который и втянул меня в это, стали выпадать зубы. Через некоторое время он умер.

 

Шли годы. Денег постоянно не хватало. Я начал просить у друзей, влезать в долги, красть. Даже у мамы воровал. Я знал пароль её банковской карты и периодически снимал оттуда деньги. Отношения испортились со всеми: школьные друзья, мама, лучший друг Гасан – все от меня отвернулись. Гасан сказал, что когда-нибудь я повлияю на него, а наркоманом он стать не хочет. В конце добавил: «Долг можешь не возвращать и не подходи ко мне больше». А мама по ночам стала запирать свою дверь, карточку оставляла на работе. Она боялась меня. Я как-то слышал её телефонный разговор с подругой: «Я не верила никому, оправдывала его перед другими, как дура! Я людям в лицо клялась, что он не наркоман! Но сегодня я видела какие-то порошки, шприцы, кровь… Это просто ужас! Это то же самое, что жить с убийцей». 

 

 

Не живу, а существую 

 

Мне сейчас 24. Что есть у меня в жизни? Ничего! Я так зол на весь мир, на себя, на вас (указывает на меня). Я готов сейчас убить человека, мне на всё наплевать.

 

Увидев деньги, я сразу вижу количество купленного на него наркотика. Сейчас я живу ради этого. Понимаю, что не смогу никогда остановиться, я даже не хочу пытаться. Поначалу употребление наркотиков приводило к удовольствию. Горе и печаль, угнетающие меня, я оставлял там, в реальности, а сам уходил в другой, свой собственный мир. Сейчас этого нет. Уже больше пяти лет от прекрасного мира не осталось и следа, употребляю, чтобы выжить. Это мой хлеб, моя вода…

 

Я болен, я слаб, я сам себе противен, не могу даже в зеркало смотреть. Какой женщине нужен муж наркоман? Какие от такого будут дети? Даже родная мать не воспринимает меня как нормального человека. Это очень сложно – жить без цели в жизни.

 

Меня иногда спрашивают, поменял ли бы я свою жизнь, если бы это было возможно. Отвечаю не задумываясь: да.

 

P.S. Сегодня на учёте Республиканского наркодиспансера состоит около четырёх тысяч человек. Каждый из них мечтает излечиться от зависимости. Самой большой ошибкой в своей жизни эти люди считают тот день, когда они впервые попробовали нар­котики.

 

Один комментарий на «“МОЙ ХЛЕБ, МОЯ ВОДА?..”»

  1. Короткая судьба Темирхана — обычное дело для России, особенно для региона его проживания: утрачены здравые национальные традиции, в воздухе никомуненужность, всеобщий криминал, власть денег, власть силы, нет работы, нет власти, нет доброго отношения к людям. Идёт накопление ненависти внутри каждого жителя региона, к федеральной власти, которая ещё не понимает на какой мине сидит. Она вот-вот взорвётся или ей помогут взорваться, тогда будет поздно.
    Прости Темирхан. Но и ты виноват в происходящем. Ты поддался болезни, кайфу, не проявил качества воина, сына Кавказа, не поборолся за себя. Вини себя и борись. И всё образуется. И помни: ты не раб божий, ты Человек! Ложь, лицемерие религиозных ряженых тебе не помогут. Поможет Правда ближнего, свободного от религиозного маразма. Работай и ломай в себе болезнь. Она отступит. Читай книжки. Лучше советские. О Маресьеве, например, о Павке Корчагине. Живи!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *