На политическом Олимпе по-прежнему всё решают связи

Рубрика в газете: Позиция, № 2018 / 35, 28.09.2018, автор: Вячеслав ОГРЫЗКО

Последние выборы губернаторов преподнесли немало сюрпризов. Впервые сразу в четырёх регионах в первом туре провалились кандидаты от власти и понадобился второй тур. Близкие к федеральному центру политтехнологи оказались в растерянности. Они не знали, какие привести дополнительные аргументы в пользу представителей правящей партии. В итоге московские заезжие казачки прибегли к самому сомнительному тезису: мол, провластные кандидаты имеют обширные связи в Кремле и в федеральном правительстве и поэтому запросто могут выбить для своих регионов любые деньги, а новичков от оппозиционных партий якобы никто в верхах не знает и никто не даст им ни копейки, из-за чего регионы могут в течение нескольких месяцев стать банкротами.

 

Безусловно, некая логика в этих рассуждениях присутствует. Мы ещё не забыли лихие девяностые годы. Тогда было всё именно так. Кто имел связи с первыми лицами страны, тот получал всё; кто же не умел дружить с Чубайсом или с Касьяновым, оставался с носом. Всё тогда было построено исключительно на личных связях. Относительно легко в ту пору работалось Потанину, Хлопонину, Прохорову и некоторым другим олигархам. Напомню, Потанин в какой-то момент занял должность первого заместителя председателя российского правительства, Хлопонин одно время был губернатором Таймыра, а люди Прохорова управляли Норникелем. Но спайка Потанин–Хлопонин–Прохоров, надо отметить, возникла не в эпоху Егора Гайдара и Анатолия Чубайса. Она образовалась намного раньше. Ведь большинство из них учились в одном и том же институте и сидели на одной и той же студенческой скамье. Так что они привыкли друг за дружку вступаться ещё с юности. Это уже в нулевые годы между ними пробежали какие-то кошки, и, как говорят, после этого тот же Прохоров перестал общаться с Потаниным.

 

А каково было тем людям, которых судьба в детстве не поместила в одну и ту же песочницу? Ведь не все же с пелёнок перебрасывались на одном пятачке в снежки, как Сергей Миронов и Николай Левичев, которые в начале нулевых годов, вспомнив о совместных детских проказах, вновь объединились и энергично взялись за создание Российской партии жизни, когда один взял на себя функции политической крыши, а другой – держателя и распорядителя сумасшедших спонсорских средств; и уже через пару лет не имевший никакой харизмы бывший блеклый комсомольский функционер Левичев раздулся в крупную политическую фигуру, правда, без каких-либо надежд выиграть прямые выборы (подчеркнём – именно прямые выборы, а не какие-то партийные и прочие списки). Так вот, людям без трогательных историй с детскими песочницами пришлось идти на всевозможные уловки – лишь бы приобрести нужные связи. Приведу несколько примеров. Как рассказывали мне близкие в конце девяностых годов к тогдашним руководителям магаданской областной администрации тележурналисты, их губернатор Валентин Цветков (тот самый, которого потом расстреляли бандиты в Москве на Новом Арбате), когда отправлялся в Москву, всегда непременно с собой за казённый счёт брал в командировки не только телекорреспондентов и телеоператоров, но и нескольких красивых и молодых женщин из своего аппарата. В своём кругу Цветков пояснял: так ему легче пробивать в коридорах власти те или иные вопросы. При этом, естественно, он умалчивал о том, чем эти женщины должны были заниматься в Москве: подносить на деловых встречах руководству нужные бумажки, участвовать в вечерних приёмах с нужными московскими чиновниками или делать что-то другое. Точно известно только одно: что некоторые участницы совместных московских поездок с губернатором возвращались в Магадан заплаканными и немедленно увольнялись. Не напоминают ли те истории с колымскими красавицами отдых бывшего руководителя аппарата российского правительства Приходько на яхтах одного из наших олигархов в тёплой компании с некой леди, о котором год назад раструбила вся пресса?

 

А вот другие истории, о которых в своё время мне рассказал нынешний депутат Госдумы Фёдор Тумусов. На него как-то ополчились местные власти. Он решил бороться за справедливость в Москве и обратился за помощью к одному из высокопоставленных правоохранителей, который ранее являлся прокурором Якутии. И с чем он столкнулся? Собеседник на словах полностью согласился с тем, что, безусловно, надо бороться за справедливость, а сам ручкой на бумажке, боясь подслушивания, написал цифру со многими нулями, которая означала сумму, необходимую для торжества справедливости. К слову, позже Тумусов показал мне пальцем на одного человека, занимавшего пост какого-то десятого помощника у одного из олигархов, и пояснил, как тот олигарх решал все вопросы с властями: именно этот помощник регулярно заходил в те или иные высокие кабинеты, оставляя там толстенькие конвертики.

 

Впрочем, что приводить какие-то чужие истории. Я могу привести и свои примеры, как, не имея дружеских отношений ни с одним из заместителей мэра Москвы или с министром культуры Российской Федерации Мединским, пытался тем не менее решить какие-то важные вопросы в сферах СМИ, культуры и архивного дела. Помнится, ещё в 2011 году, столкнувшись с неэффективной системой работы столичного департамента СМИ, я попытался встретиться по этому вопросу с заместителем мэра Москвы Горбенко, обратившись за содействием к одному из его официальных помощников Дмитрию (фамилию этого чиновника за давностью лет уже не помню). Через день этот Дмитрий перезвонил и дал мне чётко понять, что я никто и звать меня никак, и поэтому его шеф тратить на меня своё драгоценное время не считает нужным, и никакого приёма у заместителя мэра Москвы не будет. Я в ответ поинтересовался: а как всё-таки будет решаться сама проблема, которая волнует не только одного меня, но и всё писательское сообщество и все выходящие в Москве литературные издания? Помощник даже вникать не стал: мол, это ваши проблемы, сами и думайте, как их решать. Тут что ещё можно добавить? Через два года поднимавшиеся мною проблемы сильно коснулись и многих других моих коллег. Благодаря главному редактору журнала «Москва» Владиславу Артёмову, весть о них дошла до первого человека в стране. Президент Путин сделал личное письменное распоряжение на эту тему. Но даже после этого Горбенко дал понять, что никого по этому поводу принимать не будет, поручив своему советнику Шелухину по каким-то кривым схемам оказать поддержку лишь удобным ему изданиям. Зато все, кто имел с Горбенко деловые и прочие связи, за короткий срок получили в московских структурах власти весьма хлебные должности.

 

Но вернёмся к губернаторам. Для меня до сих пор остаётся вопросом: так по каким качествам производится у нас отбор на руководящие должности? Что должно быть в приоритете: профессионализм, деловые качества или лишь одно умение вертеться в высоких кабинетах? Похоже, со времён Ельцина у нас на первом месте Византия. Вновь сделаю небольшой экскурс в недавнюю историю. Вспомним всю ту же Якутию. Ещё в начале 90-х годов там стал подавать большие надежды некто Михальчук. К нему очень благоволил первый президент Якутии Михаил Николаев. Михальчук смог за несколько лет с нуля создать в Якутске мощный полиграфический комплекс, на базе которого стала печататься вся местная пресса. Позже Михальчук был продвинут на пост мэра Якутска. А потом выяснилось, что шапка мэра оказалась для него слишком тяжела. Возможно, он был неплохим полиграфистом, но градоначальником он оказался никаким. В частности, при нём ситуация с ЖКХ в Якутске только усугубилась. В конце концов человека из мэров убрали, но буквально через полгода случилось чудо: его вдруг в срочном порядке перевели на другой конец страны в Архангельск и назначили там губернатором целой области, ситуация в которой была просто аховой! Спрашивается, за что человек, разваливший городское хозяйство в Якутске, получил новое, ещё более высокое, назначение? На что был расчёт? Как оказалось, сработали исключительно связи Михальчука. Выяснилось, что он был в очень хороших отношениях с тогдашним начальником управления внутренней политики Администрации российского президента Олегом Говоруном, который и пролоббировал новое назначение Михальчука. Однако наличие высоких связей не добавило Михальчуку профессионализма. Архангельская область при Михальчуке не только не вырвалась в своём экономическом развитии вперёд, а ещё больше просела. И через несколько лет Кремль вынужден был Михальчука снять с должности. Логично было бы предположить, что за все промахи Михальчука должен был серьёзно ответить его главный лоббист Говорун. Но разве у нас в стране когда-либо наказывали больших начальников за серьёзные кадровые ошибки? Конечно же, нет.

 

А что изменилось в наши дни. Вот несколько лет назад решили, что пора во Владимирской области сменить губернатора. До этого там очень долго правил коммунист Виноградов. Выбор пал на заместителя председателя Совета Федерации Светлану Орлову. Но чем она запомнилась в сенате? Только одним: яростным хлопаньем в ладошки, когда надо было одобрить те или иные инициативы Кремля. Как серьёзного делового человека и опытного управленца широкая общественность её никогда не знала. С Владимиром Орлова раньше тоже никак не была связана. Для неё это был абсолютно чужой край. Неудивительно, что во Владимире эта дама так и не прижилась. Её до сих пор местные жители считают чужаком, который в любую секунду может соскочить с края и отправиться в Москву. Здесь ещё надо добавить то, что несколько людей, которых Орлова, переехав во Владимир, выдвинула на высокие должности, скоро оказались замешаны в коррупционных скандалах и были арестованы. Ну и зачем тогда надо было федеральному центру изо всех сил поддерживать сию даму, которую народ невзлюбил? Кстати, когда стало известно, что в губернаторских выборах решил принять участие журналист Максим Шевченко, который одно время специализировался на вопросах религии, а совсем недавно встал под знамёна КПРФ, стало ясно, что жители Владимирской области, настолько уставшие от Орловом, были готовы принять даже другого варяга и отдать свои голоса за Шевченко, поэтому областная власть всё сделала для того, чтобы столичного специалиста по религиям не допустить к выборам вообще.

 

Казалось бы, итоги первого тура выборов, когда Орлова набрала всего лишь 30 с небольшим процентов голосов, должны были на действующую власть произвести отрезвляющее впечатление. По совести говоря, им бы всем следовало немедленно написать заявление об отставке. Но нет же! Они пошли на второй тур. Вновь агитируя за Орлову, они стали утверждать, что Орлова вхожа чуть ли не в сам Кремль, чем не может похвастаться её оппонент и конкурент. Это, кстати, правда. Бывший губернатор Владимирской области Виноградов признался, что, если он, как правило, в высокие кабинеты попадал лишь с третьего раза, Орлова чаще всего в них заходила тут же, с первой попытки. Но вопрос тут в другом: насколько большие, высокие связи Орловой помогли ей преодолеть во Владимирской области кризисные явления? Связи связями, но лучше-то жить в области не стало!

 

Какие из всего этого можно сделать выводы? Может, пора уже прекратить византийствовать? Давайте посмотрим, как живут и управляют в других странах. Я как-то не припомню, чтобы в Германии, или в Швейцарии, или даже во Франции во время региональных или муниципальных выборов пропагандисты или агитаторы говорили: не голосуйте за представителей тех или иных представителей политических партий только потому, что они потом в случае победы не смогут добиться приёма или у г-жи Меркель, или у федеральных министров. Там, как я понимаю, такое просто невозможно: чтобы выборное лицо не получило приёма у тех или иных высоких должностных лиц. А сколько мы можем византийствовать и всё строить только на личных связях?!

 

Значит, должны быть внесены какие-то коррективы в действующую систему, которые позволят выстраивать отношения губернаторского корпуса с федеральной властью не по принципу кто с кем игрался в одной песочнице, а исключительно на деловой основе и исходя только из государственных, а не каких-то личных интересов. Это первое.

 

Второе. Нужны какие-то административные меры воздействия на тех высокопоставленных чиновников, которые оперируют лишь личными связями. Мало ли кому симпатизируют, к примеру, заместитель мэра Москвы Горбенко! Симпатии и антипатии должны оставаться его личным дело. Но, занимая должность заместителя мэра, он обязан учитывать интересы всех граждан и, соответственно, продвигать на рынках не только «Вечернюю Москву», но и заботиться о литературной прессе. А иначе зачем он нам нужен? Горбенко должен понимать, что его поставили на высокую должность не ради того, чтобы он ловил каждый чих Собянина или какого-то другого влиятельного начальника, а для служения народу.

 

Третий момент. Раз у нас до сих пор преобладает система, строящаяся в основном на одних связях, значит надо разбираться, почему приоритета не имеют другие критерии. Поскольку мы все знаем, что очень многое зависит от денег, давайте ещё раз посмотрим, как выстроены у нас финансовые модели. Пока мы видим одно: федеральный центр действует как пылесос – отовсюду высасывает все деньги, не щадя ни регионы-доноры, ни дотационные регионы, а потом по своему разумению всё распределяет, даря одним миллиарды, а другим бросая крохи. Очевидно, так не должно быть. Безусловно, часть доходов регионы должны при любой погоде оставлять себе. А дальше должны быть выстроены какие-то ясные схемы, чтобы регионы понимали, на какие проценты они могут претендовать от разных проектов. Тогда все чётко будут видеть, на что регионы изначально могут рассчитывать, какие прибавки сулят им те или иные проекты, и что ещё можно будет выклянчить в оставшихся случаях. При таком раскладе резко уменьшится зависимость губернаторов от личных неформальных связей с московскими чиновниками.

 

В общем, хватит византийствовать, иначе мы можем потерять всю страну.

 

Один комментарий на «“На политическом Олимпе по-прежнему всё решают связи”»

  1. Какую страну?
    Византию?
    Мы ее никогда не потеряем!
    Не выйдет, господа хорошие!..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *