«Надо бы в гости сходить, чтобы согреться вдвоём …»

Пародии на стихи современных поэтов. Вариации. Версификации.

№ 2021 / 45, 01.12.2021, автор: Владимир БУЕВ
Владимир Буев

 


«…Ночью в реке искупаешься голым,
И просыпаешься утром от лая…»
Алексей Александров

Утром, бывало, проснёшься от лая,
Долго потом вспоминаешь, что было
Ночью, когда ни на что невзирая,
Голым зачем-то купаться подмыло.
Мысль в голове: коль в трусах бы купался,
Псы бы сейчас не осмелились гавкать.
Чтобы без лая день новый задался.
В реку полезу опять только в плавках.

***

«…пока свистит окно
к стеклу прижми ладонь
и слушай как темно…»
Игорь Булатовский

Ты слышишь свист окна?
Не слышишь? Ты без рук?
Вся свиста глубина
слышна совсем не уху.
Руками слушай звук.
Ещё подвластна слуху
за рамой темнота.
Нет звука изо рта.
…А хочешь сделать «пук»,
Доверься честно нюху.

 

***

«…Долго я его трогал
мягким, необожжëнным,
мëртвым своим желудком…»
Евгений Никитин

Мой уникален желудок:
мягкий он, но лужёный.
Трогать могу им всё я.
Пальцы мои отдыхают.
Нужно ли осязанье
Пальцам, коль я имею
шанс всё желудком трогать?

 

***

«…На пятый год я ожил
и обнаружил галстук,
мокрый, прилипший к телу…»
Евгений Никитин

Был мёртвым я четыре
тяжёлых долгих года.
На мне был модный галстук,
о нём я знать не знал.
Но вот вода живая
взяла и оживила
меня, четыре года
проспавшего в котле.
Откуда этот галстук
Столыпин, что ль, повесил?
Вкруг горла он обвился,
мешает в рай попасть.
Но точно ли я ожил?
Мой галстук слишком мокрый
И сам сижу в воде я.
Котёл с водой кипит.

 

***

«…Имя твоё шебуршало,
трогало стенки тела
и царапало горло…»
Евгений Никитин

Имя не просто имя,
Имя – не просто звуки.
Горло моё ранимо.
Тело терзают муки.
Имя везде пролезло,
Горло распотрошило
И повредило чресла.
…Господи! Это ж шило!

 

***

«…И падают листья со стуком…»
Владимир Салимон

Огромные горные глыбы,
Порхали, как пух, над землёй.
Давно уже стереотипы
Разрушены – стали фигнёй.
Куски этих глыб чуть дышали,
Спускаясь снежинками вниз.
А листья и снег громыхали:
Устроили миру сюрприз.

***

Михаил Гундарин

 

СЕНТЯБРЬ

Список соблазнов иссяк.
Время лелеет пустоты.
Я по арбуз стучу – что отзывается в нем?
Бард полупьяный поет,
мол, воротимся с охоты,
Вместе затопим камин, вместе потом и уснем.

Эти дела не по мне! Я не охотник сегодня
До бестолковой стрельбы
И безбоязненных дам.
Кухонный демон, молчи!
Цыц, безголосая сводня!
Гулкий разрежу арбуз и никому не отдам.

Это невинности час
Бьёт на сентябрьских курантах.
Кто остаётся один, тот и останется, но
Не на чужом торжестве,
а при своих бриллиантах,
Спелый арбуз доедать, корки швыряя в окно.

Выдохлись летние дни,
скисли июльские вина,
Трезвый, как ангел, Эрот
свой зачехлил инструмент.
Скоро придут холода –
клин, вышибаемый клином,
Права гулять одному, не одиночеством, нет.

Тяжек взаимности груз! Я выбираю свободу!
Вместе со мною леса сбросят тяжелую сеть.
Буду бродить не спеша, пить кипячёную воду,
В гости ходить по утрам, чтобы к обеду успеть!

 

Владимир Буев

Столько всего я хотел!
Толку же – смачная фига.
Полый арбуз я купил – сразу не раскусил,
Что изнутри он гнилой.
Жуть, как хотелось блицкрига.
Печку теперь растопить даже у спичек нет сил.

Как же теперь заманить даму крутую до брода.
Я ведь её не топить
И не стрелять возжелал.
Баста другим подражать!
Дьявол во мне, замолчи!
Век бы не знаться с уродом.
…Гниль из арбуза течёт. Скушать иль обождать?

Был я невинным сто раз.
Может, и двести, и триста.
Вот я и снова такой. Только один. Но при мне
Полый арбуз возлежит
Мертвым безмолвным статистом.
Съесть я смогу эту гниль только при полной луне.

Выдох. Зажмурю глаза.
Гниль невзначай надкушу.
Резво заправлю в штаны
Туники римской концы.
Печка не греет совсем.
Снова вкушу. Подышу.
Полная вот и луна, а на арбузе – рубцы.

Холодно. Гниль не еда. Быть не хочу одиноким.
Надо бы в гости сходить, чтобы согреться вдвоём.
Чтобы приличной едой туго набить обе щёки.
Чтоб тут потом каждый день стол мне готов был, и дом.

Михаил Гундарин

РОМАНС

Зимний ветер вышибает слезы,
Как шпана у школьника – рубли,
Как стихи – истории у прозы,
Или камикадзе – корабли.

Так не стой на месте, обезвожен
Будто бы январская река,
Торопись домой, чудак-прохожий!
Там растопишь снег с воротника.

Собери по капле дар случайный,
А сумеешь, так и сбереги,
В старом сердце или чашке чайной,
На краю безжалостной пурги.

 

Владимир Буев

Зимний вечер, даже не февральский,
Даже без чернил и без свечей,
Выдавит (не сильно – мало-мальски)
Грусть и слякоть из моих очей.

Грохотать никак не хочет слякоть,
В этом тоже кроется печаль:
В январе мокрот глазная мякоть
Выдоит немного – не февраль.

Не навзрыд течёт вода – по капле.
Сердце постарело или вдруг
Ложка чайная вконец одрябла –
Капель (как даров) не соберут.

Если бы февраль уже кончался,
Или март-апрель пришли во двор,
Вот тогда бы снег не удержался!
И чернильным хлынул форс-мажор.

 

Михаил Гундарин

 

АВГУСТ

Елена, смотри, уходящее лето,
Как пьяный поэт собирает окурки.
Мучительный зов не находит ответа,
На солнышке сохнут апрельские шкурки.

Любовник не новый, за то и гонимый,
Жужжит над увядшим цветком подсознания
Как грешные мысли в ушах пилигрима
А ночь распустилась тигровой геранью,

А небо, Елена, такое, что лучше
Не будет уже до скончания века
(Осталось недолго). Елена, послушай,
Тебе не хотелось убить человека?

И мне не хотелось.
Завянет под утро
Полночный цветок, ну а там уже осень.
Под плюшевым пледом Гомер с «Камасутрой».
О том, что случится, мы их и расспросим.

Что нового скажут былые кумиры?
В глухом городке не отыщешь пророка.
Кончается август. Мы наги и сиры.
О том, что грядет, позабудем до срока.

 

Владимир Буев

ТРОЯ, ИЗ КОТОРОЙ РОДИЛСЯ РИМ

Елена, ты чудо! Тигровой геранью
Цветёт твоя прелесть в ночи. Ты под утро —
Само мирозданье. Моё ж подсознанье
То любит Гомера, то чтит «Камасутру».

Я знал твоего предыдущего мужа,
Но совесть нисколько не гложет сознанье.
Пусть даже попытка не будет уклюжа,
Но я обеспечу ему выживанье.

Не так? Ты желаешь убить человека?
Ты жаждешь, чтоб мы в поединке сошлись?
Случайность нелепа. Короткого века
Себе не желаю. Елена, окстись!

Что ж, выйду на бой. Ухмыльнусь ядовито.
И, если соперник поранит меня,
Другая подруга (сама Афродита!)
Спасёт мою личность, собой заслоня.

Я вижу, ревнуешь. И грешные мысли
Тебя разогрели. Ты губы изгрызла.
А город, откуда со стен ты взираешь,
Совсем не глухой. Ты ведь Рим порождаешь.

Елена, ты чудо, но прозвищ чудесных
Тебе я не стану от «чуда» клепать.
Любые эпитеты вряд ли уместны.
А лучше, чем есть, никому не создать.

Я знаю, что только Прекрасною может
Быть та, чей супруг в Менелаях ходил.
Гомер устарел, Камасутру разложим.
Надеюсь, не стар, и ещё хватит сил.

 

Михаил Гундарин

Первый снежок – в горле морозный нож.
Черный ледок – вывернешь сам карманы.
Но все равно уже не уйдешь
Отсюда, где вместо вчерашних луж
Голые трубы судьбы, ее барабаны.
Только и остается встать в уголок
Слушать слепое сердце, забыв о боли
Закуривать не спеша, припоминать урок
Скольжения по наклонной (типа с небес в барак).
Это девятый класс, это физика, что ли?
Жизнь оказалась длинной, о чем сказать –
Нет, не заслуга. Но ведь и впрямь длиннее
Мига, которой нужен, чтоб тенью стать,
Или шагнуть вперед и скользить, скользить –
Тысячу раз проклятая затея!

 

Владимир Буев

Девятый класс – я сделан из кремня.
Крутой пацан – есть повод восхититься.
Шпынял я всех, кто младше был меня.
И в чьих карманах можно поживиться.
Я пропускал уроки – я ж крутой!
Я физику игнóрил однозначно.
Я в школу мог явиться вдрызг бухой.
Катиться по наклонной было смачно.
Курил я дико, словно паровоз.
А к вечеру в барак свой возвращался,
И начинался перед сном психоз:
Я в небеса взлетал, с землёй прощался.
Жизнь изменилась пару лет спустя.
Без боя перестали раскрываться
Карманы. Но не вышло у меня
С фантазиями вовремя расстаться.

 

Михаил Гундарин

Нужно было пройти
вечности (говоря
честно, всего пяти
сменам календаря),
чтоб я посмел спросить
о чем-нибудь призрак твой.
Но это словно такси
ловить на передовой:
просто нелепо,
да
и вариантов нет –
знаю, что, как всегда,
ты промолчишь в ответ.

 

Владимир Буев

С призраком говорю
Целую вечность я.
Пусть я сейчас хитрю,
Бог мне один судья.
Я ведь ещё ничего!
Вечность моя – лет пять.
Кто-то мозгами «того»
Стал десять лет назад.
Лечащий доктор мой
Вечно при мне молчит.
Значит, и он такой:
Призрак и паразит!

 

Михаил Гундарин

Эти струны будут возмущены,
Несмотря на то, что, поднявшись в рост,
Хлебным мякишем утренней тишины
Я замазал дырки на месте звезд.
Таково воскресенье: проспать полдня,
Посмотреть наверх, покидая дом,
Хорошо, что видящие меня
Вспоминают прошлую ночь с трудом.
Это я по небу пустил волну,
Обвалил сияющий потолок
До утра стаканом ловил Луну
И почти поймал, да поспать прилег.

 

Владимир Буев

Ничего не курил, не пил с утра.
В потолке звезда: не одна, а сто.
А из глаз летит за искрой искра.
Может, знак подаёт мне Кое-кто?
Вот свалилась Луна почти в стакан,
Что за ужас: не я поймал её.
Её бывший словил за хвост друган, Мой сосед, что напротив. Вот хамьё!
Я зажмурюсь сильно и задышу:
Ночь и вечер мне стыдно вспоминать.
Я терзанием душу опустошу:
Зря соседу я в глаз влепил печать.
Дыры хлебом замажу я в потолке
Я его подопру крутым бревном.
Потолок без протечек (лоб в холодке)
Не посмеет глумиться над пацаном,
Обрушаясь сонетом, другим стихом,
Мадригалом на голову свысока.
Я пойду прогуляюсь от всех тайком,
Чтобы ночью соседу влепить пинка.

Михаил Гундарин

ХУЛИГАНСКОЕ

В эту оттепель пуговицу штанов
Расстёгиваешь несмело,
А, казалось бы, здесь, в глубине дворов –
Минутное дело.
Но все теплое ждёт ледяная сталь,
Заострённая книзу.
Пережить несезон помоги, февраль,
Ч/б телевизор!

 

Владимир Буев

Вот крутой пацан, не сумев совладать
В конце недели с ширинкой,
Не снявши штанов, будет продолжать
Всё той же шагать тропинкой.
Пусть плакать он станет потом поутру
Чернилами даже в текилу,
Февраль постарался: морозная сталь
Всё тёплое силы лишила.

 

Михаил Гундарин

февральскому дню на цыпочках нелегко
попадая/падая в молоко
осыпая себя ледяным конфетти
открывая пути/не зная пути

так и я – протянутая рука
стакан за мгновение до глотка,
оказался домом из которого все ушли

монетой которую не нашли
снегом, счищенным до голой земли

 

Владимир Буев

то в кровать залегши то сидя во дворе
открываю/смеживаю глаза
я ленюсь в феврале как и в декабре
словно русский князь/татарский мурза

словно барин изгнанный прочь в октябре
из поместья предков моих, упырей,
всё ищу свой дом где большой сундук
станет столь же полезен как ноутбук

где не лазали руки и души хапуг

 

***

Виктор Барков

Больной ковидом в клинику ползёт,
Чтоб получить заветный QR-код.
Ведь если дома он переболеет,
То это не пойдёт ему в зачёт.

Его потом как уличный помёт
Не пустят ни в кафе, ни в самолёт,
Ни на концерты популярных геев.
Иммунитет без кода не спасёт.

 

Владимир Буев

Больному нафиг клиника нужна,
И клинике больной не нужен вовсе.
Ведь клиника для дел иных важна.
Больной – для скорой. Нет её, готовься

Отдать концы (швартовы тут не в масть);
Готовься претерпеть любую муку.
А в клинике (туда ещё попасть!)
Не просто лечат – вносят вклад в науку.

Один комментарий на «“«Надо бы в гости сходить, чтобы согреться вдвоём …»”»

  1. Какие смешные глупости, я рыдала! 😁 Только про «пук» — фи! Лессинг бы не одобрил!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *