Не сотвори себе кумира

Георгий Жуков: правда и вымыслы (Так кого же считать маршалом Победы?)

Рубрика в газете: Развенчиваем мифы, № 2020 / 28, 23.07.2020, автор: Николай ДРОНОВ ( г. ТУЛА)

Небывало долголетнее и масштабное навязывание миру культа Жукова-Победоносца, с не меньшей активностью и усердием повсеместно продолжается и сейчас, что подтверждается книгой «Победители 1941–1945» (московское издательство «Экзамен»), посвящённой советским полководцам Великой Отечественной войны.
Так, автор повествования о «Жукове – командующем фронтами» – кандидат военных наук генерал-майор Ф.В. Симонов потратил на это целых одиннадцать полных страниц! В частности, в статье говорится: «Как представитель Ставки (Жуков) был всегда там, где создавалась критическая обстановка или велось наступление. Уже 29 августа 1942 г. он прибывает на Сталинградский фронт. Напряжённость здесь быстро нарастает, и Георгий Константинович почти непрерывно находится на Донском и Сталинградском фронтах… Когда началось контрнаступление под Сталинградом, Жуков уже был на Западном и Калининском фронтах, готовил там наступление, чтобы не позволить врагу перебросить силы с этого фронта под Сталинград…»


Комментируя приведённый абзац творческой работы генерала Симонова, можно сказать только то, что военный историк добросовестно переписал соответствующие строчки из сочинённых Георгием Константиновичем мемуаров. Именно такое мнение убедительно озвучил главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (№ 2 – 2015 г.), генштабист полковник Михаил Ходаренок в своей статье «Сталинградский успех изначально не планировался»: «…всем известно, что Георгий Жуков был необычайно тщеславный и честолюбивый человек. И без всяких угрызений совести и моральных страданий приписывал исключительно себе те или иные победы в операциях Великой Отечественной войны, в том числе и великую победу под Сталинградом».
Действительно, к Сталинградской операции Жуков никакого отношения не имел. Об этом есть секретный приказ Сталина от 19.06.1946 г. Более того, в своих мемуарах сам маршал пишет (см. т. 2, стр. 291): «Для координации действий войск под Сталинградом 12 августа ГКО направил начальника Генерального штаба генерал-полковника А.М. Василевского». В этом же признался Георгий Константинович, правда, в беседе с писателем К.М.Симоновым (см. «Глазами человека моего поколения», стр. 368): «В (тот) период… я был не на юге, а на Западном фронте, занимался там организацией наступления против немцев… Это наступление нельзя признать удачным…»
Секретарь Сталинградского обкома партии, он же – председатель городского комитета обороны А.С. Чуянов в своих дневниках (см. «На стремнине века», стр. 168, 224), только дважды (3 сентября и 10 ноября) отмечает кратковременное прибытие в Сталинград генерала армии Г.К. Жукова.
В самой последней «Энциклопедии Великой Отечественной войны 1941-1945 годов» (М, 2015 г. и.), тоже ни о какой причастности Жукова к Сталинградской битве не сообщается!
А вот и мемуарные строки А.М. Василевского (т. 1, стр. 247): «После обсуждения в Ставке ряда вопросов план и сроки операции («Уран») были окончательно утверждены. Г.К. Жуков получил вслед за тем задание подготовить отвлекающую операцию на Калининском и Западном фронтах («Марс»). На меня Ставка возложила координирование действий всех трёх фронтов Сталинградского направления при проведении контрнаступления…»
Явно не всё здесь учли «корректировщики» воспоминаний Александра Михайловича и сторонники творческой версии генерала Симонова. На «отвлекающую операцию» Ставка назначила Героя Советского Союза, генерала армии, заместителя Верховного Главнокомандующего (с 26 августа 1942 г.), а на «решающую» – «зелёного» генерал-полковника и такого же «цвета» – заместителя наркома обороны… Кому верить: Жукову, Симонову, Василевскому, Ходаренку?
Хорошо хоть, генерал армии М.Гареев незадолго до своей кончины пересилил себя и написал, хотя и сверхкраткие, и далеко не полные, но весьма значимые слова критики Жукова: «И у Жукова, – утверждал он, – не всё одинаково хорошо получалось. Например, две крупные воздушно-десантные операции, осуществлённые в полосе Западного фронта (Вяземская операция в 1942-м. – Н.Д.) и 1-го Украинского фронта в 1943-м году (Днепровская операция. – Н.Д.). Не всё, что было возможно, сделал Жуков по деблокированию окружённой группировки наших войск в районе Вязьмы, что было серьёзной неудачей. Не получилась операция по окружению Ржевско-Вяземской группировки противника… Видимо, с меньшими издержками можно было провести и так называемую операцию «Марс» (ту самую, «отвлекающую от Сталинграда». – Н.Д.) в ноябре-декабре 1942 года…»
Из перечисленных остановлюсь только на самой тяжёлой для страны истории с деблокированием Вяземской группировки наших войск.
Для начала прочитаем вступление об этом у самого маршала (см. т. 2, стр. 202): «5 октября состоялся разговор (по БОДО) со Сталиным, который сказал: «Товарищ Жуков, не можете ли вы незамедлительно вылететь в Москву? Ввиду осложнения обстановки на левом крыле Резервного фронта в районе Юхнова, Ставка хотела бы с вами посоветоваться. За себя оставьте кого-нибудь, может быть Хозина».
Очень спорные слова Жукова, приписываемые им Сталину. Во-первых, Верховный никогда и никому не говорил о причине вызова в Москву. Во-вторых, не мог сказать Сталин и таких легковесных слов в адрес командующего целым фронтом: «Оставьте за себя кого-нибудь…». Реальны были слова: «Оставьте за себя начальника штаба…» В-третьих, не было тогда в Ставке никакого большого разговора по части отражения наступления ГА «Центр», начавшего неделей раньше – 30 сентября. И, в-четвёртых: ни у маршала Б.М. Шапошникова, ни у генерала А.М. Василевского о таком «значимом совещании» нет никаких упоминаний.
Сразу поясню сложившуюся тогда на западе столицы обстановку. В соответствии с «подписанной Гитлером 6 сентября директивой № 35 на проведение операции по захвату Москвы («Тайфун»), ГА «Центр» была к середине сентября усилена 3-й и 4-й танковыми армиями, снятыми из-под Ленинграда. Также оттуда была забрана и почти вся штурмовая и истребительная авиация и 2 моторизованные дивизии, в силу чего войска ГА «Север» с 12 сентября сами перешли там к обороне. Ещё раньше – 9 сентября перешли к обороне и войска Финляндии, пробившиеся к городу на Неве с севера.
По всему получается, что в первых числах октября, из всех наших фронтов, относительно менее напряжённым оказался, как раз, Ленинградский, которым с 9 сентября командовал Георгий Константинович. Посланный Верховным в Ленинград для разблокирования города, Жуков с заданием не справился (о чём, естественно, в мемуарах промолчал), успев к названному времени крайне неудачно провести важную «1-ю Синявинскую операцию» (10-26.09.1941 г.), о которой, вновь впервые, известил мир ВЭС – 2007 г. и., стр. 853.
Теперь, вновь читаем маршала (т. 2, стр. 203): «Кивнув головой на моё приветствие, Сталин подошёл к карте и, указав на район Вязьмы, сказал: «Вот смотрите, здесь сложилась очень тяжёлая обстановка. Я не могу добиться от Западного и Резервного фронтов исчерпывающего доклада об истинном положении дел… А не зная, где и в какой группировке наступает противник и в каком состоянии находятся наши войска, мы не можем принять никаких решений. Поезжайте сейчас (утро 7 октября. – Н.Д.) в штаб Западного фронта, тщательно разберитесь в положении дел и позвоните мне оттуда в любое время…»
Напомню, в районе восточнее Вязьмы немцы тогда окружили наши войска в составе пяти армий и оперативной группы Западного фронта (командующий – зам. ком. Западным фронтом генерал-лейтенант И.В. Болдин).

К сожалению, и здесь ничего должного по личному заданию Верховного Жуков не сделал, «забыв» по привычке, известить об этом и читателя.
За целых шесть суток выяснения обстановки со столь огромным количеством наших войск, оказавшихся во вражеском окружении всего в считанных километрах от нашего фронта, Жуков ничего конкретного не предпринял для оказания им нужной помощи. Почему-то не организовал встречного удара, не десантировал к окруженцам своего представителя – нового командующего, знающего самую последнюю обстановку и способного переломить ситуацию в нашу пользу.Почему-то немедленно не послал туда для уточнения «обстоятельств дела» и выручки, к примеру, генерала К.К. Рокоссовского, как раз пробившегося утром 9 октября из Вяземского котла вместе со всеми своими подчинёнными!
К слову, «загнул» Георгий Константинович и здесь, уверяя читателя, что окружённые наши войска находились «западнее» Вязьмы, хотя это было восточнее города, т. е. полусотней км ближе к столице.
Цену невыполнения маршалом стратегической задачи находим в «Истории 2-й мировой войны» генерал-лейтенанта К.Типпельскирха (т. 1, стр. 200): «…головные части обеих охватывающих (танковых) армий, встретились в тылу противника восточнее Вязьмы и замкнули кольцо окружения. К 13 октября тот котёл был очищен. Русские здесь потеряли 67 дивизий, 6 кавалерийских и 7 танковых дивизий, 663 тысячи пленных, 1242 танка и 5412 орудий».
Даже с учётом того, что немцы тогда намного преувеличивали свои трофеи, получается, что удар врага, нанесённый нам, практически на глазах у Жукова, был запредельным.
Для сравнения приведу показатели самого первого «котла», осуществлённого фашистами в районе Белостока и Минска, «благодаря» генералам Павлову и Болдину (см. К.Т., упом., стр. 178): «К 9 июля котёл был очищен… в плен было взято 328 898 человек, захвачено 3332 танка, 1809 орудий и многочисленные трофеи…».
Замечу, в Белоруссии было начало войны, пусть не столь эффективно, но там шли бои и целые сражения с полным сил и энергии противником.
Там многие части и соединения, к примеру, генералов Голубева, Ермакова, Попова, Романова, полковников Якубовского, Маврина, Иванова дрались до последнего. А здесь, через три с половиной месяца войны, с уже солидно потрёпанным противником, уже в Подмосковье, наши войска, практически не сопротивляясь, вдруг дали себя окружить и пленить…
Отгадка величайшей трагедии самая невероятная: главные там военачальники – генералы М.Лукин (командарм – 19) и, вновь Болдин, бросили своих подчинённых и в ночь на 13 октября ушли с группой офицеров в неизвестном (для рядовых) направлении.
Итогом всему стало: «14 (вражеских) дивизий занялись (нашими) окружёнными войсками, а 14 – продолжили стремительное наступление на Москву…» (см. К.Т., там же).
Однако наш маршал и здесь не согласен с такой правдой (см. т. 2, стр. 220): «Благодаря упорству и стойкости, которые проявили наши войска, дравшиеся в окружении в районе Вязьмы, мы выиграли (?!) драгоценное время для организации обороны на Можайской линии… Подвиг героически сражавшихся под Вязьмой советских воинов… ещё ждёт должной оценки».
Что ж, о подвигах советских воинов уже давно и многое известно! А вот о «подвиге» генералов Лукина, Болдина, да и Жукова – тоже, наши военные историки до сих пор предпочитают помалкивать. Мало того, целый генерал армии М.Гареев, вместо досконального и гласного исследования того, сверхгорького «ЧП», к которому был причастен и Жуков, называет это, всего лишь, как «не всё хорошо получившимся и у Георгия Константиновича». С чего вдруг, наши генералы-историки, так наизнанку стали воспринимать святой лозунг «Никто не забыт и ничто не забыто»?! Ответ налицо: Михаил Лукин в 1993-м стал Героем России, а Иван Болдин, до сих пор числится в Туле… «главным спасителем города в 41-м», где тоже «наломал дров…»
Ещё одна из причин подобной «творческой аномалии» большинства наших военных историков, на мой взгляд, кроется и в потерях, о которых уже говорилось. Вот, например, какую ширму придумал здесь генерал армии М.Гареев (см. «Победители», стр. 550): «Откуда же «слухи» о бесталанности Жукова? Так, например, говорили, что при контрнаступлении под Москвой (05.12.1941 – 07.01.1942) Западный фронт понёс больше потерь, чем Калининский (безвозвратные потери у Жукова составили 101 192 чел., у Конева – 27 343. – Н.Д.) Но при этом умалчивается, что в составе Западного фронта было 748 700 чел., а Калининского – 192 200. Если же брать потери в процентном отношении, что более правильно, то картина получится совсем иная. Безвозвратные потери Западного фронта под командованием Жукова составили 13,5%, а Калининского – 14,2% …»
Безусловно, на бумаге у Махмута Ахметовича всё точно и правильно! Только вот математический выигрыш Жукова в потерях 0,7%, на практике означает его проигрыш Коневу в 73 849 красноармейских жизней! Тем более, военные люди знают, что, чем больше у военачальника войск, тем (относительно) проще ему решать поставленные задачи, хотя и труднее командовать.
Ещё лучше военные лица знают, что главной составляющей мощи войск в 20-м веке, уже на примере войны России с Японией и Первой мировой войны, не говоря о Второй мировой, стало наличие в армиях боевой техники! Так вот, при контрнаступлении под Москвой, у Жукова в руках было стрелковых дивизий – 58, мотострелковых дивизий – 1, кавалерийских дивизий – 16, воздушно-десантных бригад – 2, танковых бригад – 28! У Ивана Степановича Конева наличествовало всего лишь: 15 стрелковых дивизий, 1 кавалерийская и 1 стрелковая бригада.
Однако, для «усиления впечатления», Махмут Ахметович приводит и показатели потерь Жукова и Конева в Ржевско-Вяземской стратегической наступательной операции (08.01. – 20.4.1942), вновь по его «арифметике», закончившейся в пользу Георгия Константиновича. Но и здесь, даже словом не упоминается, что у Конева было: стрелковых дивизий – 35; кавалерийских дивизий – 5; танковых бригад – 4, тогда как у Жукова: стрелковых дивизий – 58; кавдивизий – 12; воздушно-десантных бригад – 2; танковых бригад – 16!
Обеляя не лучший актив Георгия Константиновича в потерях, генерал Гареев приводит в пример и Берлинскую операцию, где по его словам, «потери 1-го Белорусского фронта (Жукова) были – 4,1%, а у 1-го Украинского (Конева) – 5,0%» И вновь не всё сказал былой наш авторитет фронтовой истории. «Забытым» оказался третий главный участник штурма Берлина – 2-й Белорусский фронт (Рокоссовского), у которого убыль в живой силе тогда составила 2,9% или на 24 540 погибших солдат, сержантов и офицеров меньше, чем у Жукова!
А мы ругаем молодёжь, что она плохо знает историю Великой Отечественной войны. Да, при таких записных историках, действительно, лучше её не знать. Да, и юбилеи, нам после такого, впору отмечать под лозунгом: «Да здравствует 75 лет Победы маршала Г.Жукова в Великой Отечественной войне!»
При всём сказанном, резонно спросить, а за что тогда Сталин держал Жукова своим заместителем до ноября 1944 года? Ответ очевиден: хороший хозяин никогда не оторвёт от главных дел «мастеров золотые руки», а вот контролёром их «продукции» обязательно назначит специалиста, пусть и не запредельного уровня, но обязательно с острым глазом, твёрдой волей и железной рукой! Именно такую задачу – заставить войска воевать на пределе возможностей, чаще всего начал решать Жуков (с 26 августа) после приказа наркома обороны № 227 от 28 июля 1942 года, именуемого на фронте «Ни шагу назад!». Именно в этом был тогда особо нужен такой суровый контролёр для некоторых комдивов, комкоров, командармов и тыловиков. И, как знаем, в таком «амплуа» Георгий Константинович был на высоте! А «кое-где», по словам Верховного, даже с перебором, заслужив у фронтовиков взаимные чувства «признательности и любви»…
Не менее весома и убедительна и другая причина. Её озвучил сам И.В. Сталин, когда летом 41-го, после острого разговора с Верховным, маршал С.К. Тимошенко попросил отставку. В ответ было сказано: «Имейте в виду, у нас нет готовых Гинденбургов…» Василевские, Рокоссовские, Ватутины, Черняховские, Поповы, Говоровы, Баграмяны были только на подходе к вершинам своего таланта и мастерства. Это значило, что воевать Ставке надо было с теми кадрами военачальников и командиров, которые тогда имелись в наличии.
Вот потому и дал Сталин в те чёрные дни и ночи возможность искупить огромную вину исправлением: Жукову, Мерецкову, Тимошенко, Кирпоносу, Кузнецову Ф.И., Кулику, Хрущёву, Жигареву, Болдину, Сандалову, Козлову, Мехлису, Фоминых, Власову…
В-третьих, Верховный ценил в Жукове готовность выполнять любую поставленную задачу, которую зачастую настолько торопился начать выполнять, что совершенно не учитывал состояния войск и их возможностей. Забывал и о должном времени войскам на подготовку к столь масштабным и сложным боевым действиям, разведку, упредительное и надёжное подавление вражеских огневых средств и, главное, на тщательную координацию боевых действий всех своих подчинённых и приданных войск. Воевать предпочитал только при подавляющем превосходстве своих сил перед вражескими (в чём признавался сам).
В стремлении заставить войска сражаться на пределе их возможностей, невзирая на лица, потери и изменения обстановки, он жестоко подавлял любые попытки «инакодействия», хотя и отдавал постоянно (наряду с расстрельными) приказы о сбережении людей и боевой техники.
При обороне такое железное качество натуры Георгия Константиновича, безусловно, имело немало плюсов, особенно в 41-м, когда мы в основном оборонялись. Поясню, привычные нам мирные нормы «поручений» и «повелеваний» нынешнего руководства, совершенно неприемлемы и не сравнимы с нормами фронтовой жизни, равно, как и средства и способы решения поставленных задач. Не надо забывать и про место нахождения у некоторых «русаков» уха, особенно, у хитрецов, тугодумов, и тугоделов… Так что вклад Жукова в Победу, в первую очередь, во влиянии, особенно на тыловиков (самое убойное место у росармий всех времён) и на не передовиков, был в этот период войны существенным и полезным.
Ясно, что при наступлении такая «метода» влияния Жукова на войска приносила больше проблем, нежели пользы. Что и стало в ноябре 44-го основанием для его понижения в должностях.

13 комментариев на «“Не сотвори себе кумира”»

  1. Эти споры о Жукове, Сталине и многих других деятелях будут продолжаться вечно. У каждого свой взгляд на историю. Не ошибается тот, кто ничего не делает. Мне интересно, как бы на месте Жукова и Сталина действовал бы сам автор. Пусть напишет свою книгу о ведении им самим этой войны и о своих триумфальных победах. Как бы он сам побеждал на месте Жукова?

  2. По диссидентским источникам (Соломон Волков и др.) , Жуков провалил и операцию по деблокаде Ленинграда: в самые тяжёлые блокадные годы вместе со Ждановым ел абрикосы, ананасы и играл в теннис в крытом корте Смольного, вместо того, чтобы планировать операцию по прорыву блокады.

  3. Всё верно!Сотворили кумира.
    Но… Сам его характер вызывает много но…, главное строптив и не очень умён.
    Знаю один случай, когда он послал на три буквы ГК Вмф Н. Кузнецова с его просьбой о десантных кораблях. Ума у него не было палат.
    Но трудно опровергать мифы!

  4. Вадиму и Эмигранту. Никогда не верьте сплетням. Или это не вранье, и вы оба были прямыми свидетелями посылания на три буквы и поедания абрикосов соответственно?

  5. Дай Бог, если автор все изложил точно. Но (может быть я и по собственной вине) не увидел ссылки на самый первый котел, организованный под Смоленском (Ельня?). И вроде бы главным там был Жуков. Ну и последнее—не вписываются в концепцию критика еще два железобетонных обстоятельства: Взятием Берлина и парадом командовал именно Жуков, хотя подросли «Василевские, Рокоссовские, Ватутины, Черняховские, Поповы, Говоровы, Баграмяны » Вот такие мемориальные пироги. И кажется всмятку

  6. Гуесту. Верить можно ТОЛЬКО сплетням. Потому что они- самые проверенные фиксаторы (если хотите, ещё и барометры) общественного мнения. Тем более в нашей сегодняшней действительности, когда зачастую невозможно разобраться где правда, а где — линия партии.

  7. Верить можно ольха непосредственным участникам и свидетелями событий, и то только если поверить, что они таковые. А вы верьте сплетням и домыслам, это удел зависимых.

  8. Guest, а что верить тебе? Ты, что держал свечку при этом, или ты жил во все времена? А я это слышал от человека, который присутствовал при этом разговоре, и я ему полностью доверяю Я это привёл ещё в мягкой форме. Так что, чья бы корова мычала…, а в спорах рождается истина и нечего затыкать рот тем, кто мыслит не так как Вы!

  9. Николай Дронов написал очень нужную статью. Правдивая и обьективная история ВОВ ещё не написана. Похороны погибших солдат продолжаются. Война прошла смертельным катком по главным областям русского этноса от западной границы до Волги и подорвала генофонд народа. Только в к середине восьмидесятых население стало немного возрастать. А в девяностые — новый удар. После 2000 года пошли на убыль, благодаря «мудрой» экономической политики правительства.
    Статья Николая Дронова честная и обьективная. Забота о личности Жукова и Сталина не должна заслонять трагические ошибки и просчёты командования. Миллионы погибших в боях и в плену, из — за их ошибок, взывают к установлению ПРАВДЫ!!!

  10. Владимиру. Какой ПРАВДЫ? Где вы её видите, эту ПРАВДУ? В чём? История никогда не скажет вам правду, потому что это наука ПОЛИТИЗИРОВАННААЯ. Сиречь, подстраивающаяся под каждого конкретного правителя. Что за какие-то детсадовские пожелания!

  11. Каждый человек имеет своё представление о правде. То, что одному кажется правдой, другой сочтёт ложью. Потому что все люди разные, все смотрят на события со своих колоколен. Поэтому и писатели разные, и читатели — тоже. Что касается призыва комментатора Владимира о правде, то я думаю, что ему нужны исследования воровства, предательства, ошибок военного командования и тому подобное. Возможно, такая «правда» его утешит.

  12. Галине. О чём и речь! Заниматься правдоискательством есть заведомо безнадёжное дело. И бесполезное. Жизнь нужно воспринимать какая она есть. Со всеми её плюсами и минусами. И не нравоучительствовать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *