Незрячий Невзоров и излечимая слепота

Цветочный диагноз для увядающего нарцисса

Рубрика в газете: Под конфетти уходящего года, № 2019 / 47, 19.12.2019, автор: Виктор МАРЬЯСИН (г. ХАБАРОВСК)

Лучшим не-подругам и недругам посвящается

 

При ютубовском знакомстве с таким плазменным нигилистом, внучатым чекистом и бунташным селфи-эволюционистом как Невзоров Александр Глебович (для краткости НАГЛ) – нашего провинциального брата иной раз с непривычки захватывает диссидентский восторг и некритичное глуповатое возбуждение, словно прекраснодушного гимназиста с полной рюмкой налитой ему гусарами водки по их возвращению из задающего политические и культурные моды Парижа. Дескать, есть, оказывается, на свете свободолюбивая интеллектуальная мысль, рядом с которой все государственные, общинные, мировоззренческие, религиозные скрепы не стоят ломаного гроша. А потому пошли-ка все дружно вон! Кроме преподобного Глебыча и его наукообразной благоподобной вести. О вкусах, как говорится, не спорят, однако персональная фишка этого воскресшего, словно феникс, фронтмена стоит того, чтобы под конфетти уходящего года о ней беззлобно поговорить.

 

Мумификация через оптимизацию

Буду откровенен: без деликатесов а-ля Невзоров медийное отечественное меню было бы на мой вкус скучноватым и пресноватым. Но иногда Александра Глебовича хоть не смотри и не слушай– вплоть до полного отторжения. Будучи востребованным на идейном безрыбье питерским раком с глазищами оракула и клешнями патологоанатома для живых в его толковании трупов, он в своём расщепляющем образное сознание амплуа настолько нестандартен, желчен и «нагл», что разбирать его отдельные разухабистые и цианистые монологи было бы верхом филологического занудства. Поэтому перейду сразу к сути. Итак, перед нами безусловно одарённая, дерзкая, эгоцентричная особь с аллергической реакцией на любой прокремлёвский официоз. Хорошо, если бы эта реакция диктовалась укоренённой близостью к народным чаяниям, нуждам. Увы, такой отзывчивости за поседевшим закосиеневшим Невзоровым давненько не водится, вероятно, из-за удаления им беспокойной душевной субстанции от своей телесной натуры, которая после этой оптимизации увядает, мумифицируется, желтеет.

Стоит вспомнить 1989-й и сравнить с 2019-м. За тридцать лет в творческой невзоровской мастерской от боевых 600 секунд, с их богатой гаммой переживаний за судьбы простых людей, сохранились лишь журналистские технические приёмы. От того, что осталось и попозже гламурно добавилось, за версту разит петербургским камергерским снобизмом, номенклатурным расчётливым скептицизмом, бутиковым брендовым нарциссизмом. Острым пинцетом однобокой сатиры нынешний Невзоров с упоением всегда что-нибудь расчленяет и никогда ни в коем разе не воскрешает. Ни дать ни взять –  лесной мегаполисный санитар. Сильных и опасных обитателей столичных джунглей обычно не трогает, питается в основном подранками. После бурной оппозиционной молодости и выжидающей осторожной зрелости неутомим, настойчив, нахален, хитёр, говорлив. Похоже, навёрстывает воздержание от светской жизни за тот период, когда с похвальным старанием осваивал научные фолианты от ведущих европейских светил.

Распорядиться накопленным багажом можно было по-разному. Например, пойти просвещать народ, или, наоборот, как Доренко, из народа брезгливо выйти. Невзоров выбрал последнее. Прельстившись шикарным статусом цивилизатора-глобалиста, картинно разочаровавшись в российской «державной дикости» и переметнувшись под патронаж британо-масонской зажиточной метрополии в качестве популяризатора-миссионера, наш мимикрирующий и комфортно фрондирующий просветитель водрузил на своём медийном флагштоке символ боевого, но отнюдь не-красного знамени. Бывший знаменосец суровой житейской правды теперича – чёрный мститель за перегоревшие в нём романтические мечты советского пассионария-патриота. Ему нынче по масти «наглое» ночное полотнище со скрещенными костями во славу пиратской космополитической бездны под фиговым покрывалом атеизма-эволюционизма. Методом дедукции попробую расшифровать эту символическую конструкцию, начиная с фигового листка.

Смысловой покрой невзоровского атеистического камуфляжа можно сформулировать вкратце так: все живые организмы под воздействием сформировавшей их якобы бездушной внешней среды эволюционируют вплоть до высокоразвитого человеческое сознания, которое начинает само управлять средой. Цель такого управления–  аналитически всё познавать и гедонистически с изящным вкусом употреблять. Ключевые отмычки в данном суждении– неживой и среда. Неразумная неживая среда – вещают лукавые атеисты –  сама по себе такая потрясающая штуковина, что вся её стихийная суета вместо того, чтобы бултыхаться в хаотической турбулентности вплоть до бесструктурной неосязаемой мертвечины, – выстраивается в невероятно сложные упорядоченные системы. Если верить всезнающим атеистам, эти суперсистемы формируются благодаря непонятно откуда взявшимся структурным закономерностям, которые создают белковый биоресурс, а уже он через мозговые извилины био-субъектов генерирует сознание и мышление. И, заметьте, всё абсолютно спонтанно, без каких-либо проектов, программ, чертежей, озарений и интуиций. Это примерно тоже, как если бы напившийся до чёртиков Шнур и обкурившийся до галлюцинаций Невзоров в обнимку с допинговым угаром начали грамотно генерировать недостающие человечеству формулы по управлению холодным ядерным синтезом.

 

Покруче Мюнхгаузена

Вращение природных закономерностей вместо неподвижного царства тьмы атеисты-фетишисты объясняют феноменом материалистической эволюции. Получается, что безликое бездушное «материальное» нечто начинает красиво эволюционировать под стать барону Мюнхгаузену, который сам себя из болота за волосы взял и вытащил! Мюнхгаузен располагал для этого хотя бы буйным воображением. Чего нельзя сказать об абсолютизированной материи, если изначально рассматривать её как нулевую субстанцию без какой-либо мотивации, рефлексии. Выставляя природные законы как абсолютную и не зависящую ни от какого сознания данность, атеисты-эволюционисты их, по факту, обожествляют и одновременно безоговорочно отрицают мыслящее сознание как неотъемлемое свойство любых природных процессов. Да, некоторые второстепенные законы нам дозволено открывать, описывать, применять, но задаваться вопросом: откуда они взялись, где их начало начал, в чём разумное основание? – категорически не приветствуется. Атеистическая инквизиция по этой части ничем не лучше религиозной. И там и там – фанатичные запреты и крайности, и там и там полным-полно эшафотов.

Полагаю, что в данном случае под атеистическим макияжем скрывается нечто более серьёзное и существенное. Если отодвинуть в сторону материалистическую завесу, то хорошо прослеживается непрерывная пунктирная линия от основателя греческой мифологии Гесиода, провозгласившего хаос первоисточником света и разума. При таком кучерявом мифологическом вбросе, какофонию можно назвать причиной гармонии, а лукавую ложь – предтечей разумной правды. Не в этом ли криминальном абсурдном разводе козырной козырь Запада как ментального мегапроекта? В отличие от настоящей живой народной Руси, всегда защищавшей правду от кривды, чистое от нечистого и живое от мертвечины. Между хищным холодным пирамидальным Западом и справедливой солнечной искренней Русью всегда проходил экзистенциальный водораздел. Даже когда пронырливые ушлые западники становились московскими царями, петербургскими императорами, советскими генсеками, российскими президентами и громоздили вертикальные кастовые пирамиды. Так что в своей сегодняшней обличительной позе мистер Невзоров ничуть не оригинален. Обличать и ничего полезно не предлагать – главное занятие биороботизированных представителей Хаоса, выразителей его похотей, прихотей и хотелок. Заботливо окучивая все информационные, идеологические потоки, они озабочены двумя основными задачами. Во-первых, «модернизация» человеческих понятий, ценностей, отношений– до постмодернистского запутывания и разлада. Во-вторых, внедрение деструктивных паразитарных кодов в перспективные управленческие системы для их последующего обесценивания.

 Правдоподобие вместо правды – их узнаваемый метод, начиная с непревзойдённых по религиозной части иезуитов. Параллельно, на поприще пресловутой чистой науки двое бородатых немецких классиков легализовали онтологический хищный хаос в обезличенной объективированной материи. Перед тем как их именами назвали улицы в каждом городе, эти радикальные господа пафосно объявили материю альфой и омегой природы и призвали взять её в качестве стройматериала для справедливого гуманного общества. Воодушевились прежде всего низы, но материал оказался далеко не бездушным и не инертным. Поначалу этим особо не заморачивались, ведь на рубеже XX века всех до печёнок достало лицемерное хищное мракобесие. Позже, однако, выяснилось, что режиссёры переворота в 1917-м перенаправили общее недовольство от одних искажённых целей к другим, искажённым ничуть не меньше, и точно так же не выдержавшим экзаменацию временем. После 17-го выстрелил в отместку 1991-й, затем – 2000-й, и оба раза по основным направлениям – в молоко.

В предчувствии очередного похожего на грабли переворота, когда можно окончательно растерять ориентиры, сам собой пробуждается спасительный здравый смысл. Будучи артефактом ведической мудрости, здравомыслие шаг за шагом разворачивает человека к тому, что у порождающего его мира имеется родовое разумное живое начало. Многие называет это начало богом, правда, в отличие от непостижимого официального божества, оно постигается, принимается чувствами и сознанием по мере их очищения от хаотических наваждений. Будучи симфоничным, гармоничным, плодотворным, прекрасным и симметричным, разумный источник Вселенной выходит живыми квантами за собственные пределы, по возможности упорядочивает бесплодный паразитический хаос, нейтрализует его сумбур своим гениальным солнечным творчеством, и через непрерывный созидательный акт воспроизводит, одушевляет своим присутствием атомарную физическую природу. Благодаря дошедшим до нас былинам, пословицам, сказкам, песням, узорам, мы замечаем что наши предки отличали в природной яви мёртвую пагубу от живой силы, в живой силе – мужскую и женскую, в мужской и женской – уходящие от гармонии и восходящие к ней потоки.

 

Одушевлённая эволюция

 Поэтому в природном мире, как выражали его наши пращуры в народных орнаментах, настоящая эволюция – это не мутационный прыжок самой сообразительной обезьяны на призовой человеческий пьедестал, чего никогда не было, а поэтапное восхождение световой разумной субстанции от тяжёлых хаотизированных неорганических форм – к более лёгким и сложным биологическим, и далее – к полевым. Все вкупе и по отдельности, несмотря на хаотические вкрапления, они проводят по кругу разумный свет. Причём ступень за ступенью. Взятая без кавычек эволюционная лестница образуется не путём надуманной физической трансформации одного животного вида в другой, а благодаря частотной дифференциации, когда на определённой природной энергетической частоте формируется соотносимый с высшей разумностью неорганический или органический вид. Равно как и атом, частица, молекула, волновая энергия. С одного видового уровня каждый разумный сгусток может переходить на другой после расставания со своим телом, в зависимости от деградации или развития. Это не плагиат от Тейяр де Шардена, этому учит русская ведическая традиция. Русский по изначальной сути – это разумный и радостный, бесстрашный и любящий, рождающий и живой, родовой и общинный.

Взять, допустим, фотон, который на низких частотах питает людей и растения, а на высоких частотах становится гамма-квантом и несёт биологическим клеткам смерть. На высоких частотах фотон от напряжения распадается и из его мужских и женских долей-частиц (электрон– позитрон) с участием энергии хаоса в виде нейтронов – образуются атомы. При этом каждый фотон, по моим представлениям, является живой разумной микроструктурой, ибо восходящая жизнь возможна только от жизни.

Непрерывная связь между низкочастотным алеющим Разумом и высокочастотным чернеющим Хаосом (волновая частота– по электромагнитной шкале) –  сквозь вибрирующее человеческое сознание и ноосферную космическую среду –  заслуживает первостепенного научного изучения. Но на это способна только ведическая физика, ведическая химия, созвучная им биология, от которых утилитарная хаотизированная наука прячется, как от солнечной зари чёрт. Её заказчики должны быть благодарны таким манипуляторам, как Невзоров, за переключение массового внимания на очередной ложный объект. Это по вертикали.

По горизонтали саркастическая сатира с подачи нашего информационного опытного стрелка точна и полезна, когда отстаивает дискуссионный светский характер общества, высмеивает бюрократический произвол, побуждает к самостоятельному мышлению. К тому же, должен же кто-то рекламировать атеистическую доктрину на доктринальном рынке, поскольку нынешние коммунисты одномоментно и за церковь, и за марксизм-ленинизм. Печалит другое: жизнелюбивые импульсы Глебыча разбиваются его же мизантропическими тирадами, то ли от пустого тщеславия, то и от падкого на деликатесы желудка. Чем дальше –  тем чаще, ибо нельзя быть слегка беременным борьбой с умозрительным русским империализмом. Раз уж назвался публицистом-западником и прошёл через лондонские, израильские смотрины, будь любезен ради приятных финансов, перфомансов и конферансов отказаться от всего, чем до этого дорожил.

Бедняга Невзоров! Оставаясь всё ещё незашкваренным натуралом, он теперь не может, как раньше, называть голубых педерастами, ибо за малейшую гомофобию сразу лишится почётного статуса европейского либерала со всеми прилагающимися коврижками. Так или иначе, но со своими дворовыми питерскими рефлексами вестернизированному дяде Саше придётся завязывать. Ему ли не знать, что передовой прогрессивный европейский политик должен хотя бы разок в году потусоваться с губастыми грудастыми геями и угостить их горячими поцелуями. Тьфу! Резвиться с гомиками Александру Глебовичу по его прошлым понятиям не с руки, но чего не сделаешь за тёпленькое местечко в европейском бомонде! Зачтётся и то, что за последние годы нагородил. Дело не в чиновниках и церковниках, чьи изъяны сам частенько бичую, а в неприятии им родового права всего русского роя на единое цивилизационное бытие. Господин Невзоров с наглым взором доморощенного варяга, переобувшегося на ходу в щегольские лондонские лоуферы, этого права нас высокомерно лишает. Пока не прямо, а косвенно, но суть от этого неизменна. «Держать империю опасно и вредно, – разглагольствует он.– Пора её распустить».

 Пардон, но мы и так всех отпустили, у нас более 80% народа одной породы, и по ООНовским меркам Россия – мононациональное государство. Поэтому с нами Крым, а не Закавказье и Средняя Азия. Но для свежеиспечённого транснационалиста Невзорова законные интересы своих пока что ещё соотечественников из России не представляют ни малейшего интереса. Когда ему удобно и выгодно, он включает и выключает мораль, этику и эстетику, запрягает и распрягает науку. Искать при этом какую-то здравую логику бесполезно. Если его послушать, то русский Крым и русский Донбасс можно было, не спросив крымчан и донбасцев, в другую страну отдать, но нельзя даже через референдум обратно принять.

 

Виват–  халифат!?

Для пущего шороха Невзоров ссылается на бойню в Чечне, где наши солдаты, по его словам, гибли из-за самодурства сверху. По Невзорову, воевать за страну не надо, пусть распадается, и всем станет легче. Дело, конечно, не в самодурстве, а в предательстве и подставах от заправлявших тогда сионизированных политиканов, финансистов, силовиков. Они отдали боевикам горы оружия, не замечали геноцида русских в Чечне, и растянули военную кампанию так, чтобы отвлечь народ от приватизации, отмыть бездну денег и утилизировать побольше неудобной им патриотической молодёжи. Конечно, армия вынуждена воевать тогда, когда здоровые силы общества поигрывают негодяям в культуре, политике, экономике. За деградацию нации своими жизнями расплачиваются военные.

Очевидно, что чем выше наша самоорганизация, чем эффективнее мы формируем власть, тем реже вооружённые силы отдуваются в войнах за наше безволие и тем меньше у силовиков соблазна превратить страну в одну большую казарму. И если мы хотим мира, нужно собираться в гражданское русское общество, усваивать традиции общинной взаимопомощи, выстраивать снизу вверх и навстречу вниз своё народное государство, постепенно переходить от пирамидального контура управления на круговое перекрёстное функционирование. Невзорову это не интересно. Ему подавай хаотизацию и индивидуализацию, вплоть до исчезновения русской среды. Между тем, если бы ичкерийские орды не удалось разгромить, свистопляска пошла бы по всей стране между борцами за самостийность. Победил бы сильнейший, и он снова всех бы объединил. Психологически, оккультно, физически. Рьяными заединщиками стали бы те же Дудаев, Басаев и иже с ними. Но без Гусинского, Познера и Явлинского.

И тогда нашему петербургскому рафинированному умнику пришлось бы искать себе нишу в шариате и халифате, а значит, не пить, не курить, не ругаться матом, не перемигиваться с чужими жёнами и выказывать покорность религии. Возможно, даже не православной. Антикварные кунсткамерные интерьеры, отель Гельвеция, «Эхо Москвы», Гоголь-центр, Ельцин-центр, Центробанк, Петербургский университет, прочие казённо-бюрократические и либерально-магические опоры столь нелюбимого Александром режима – радикалы с востока и юга непременно бы разграбили и разрушили. Чего не случилось только благодаря русским воинам, которые на своих плечах держат эту далёкую от совершенства цивилизацию. На разбойничьи посвисты Глебыча, ни шиша не сделавшего депутатом Госдумы и отхватившего в ней министерскую пенсию, – русское общество реагирует аки на моську слон.

Снисходительность он ошибочно воспринимает как поощрение и вслед за бесстыжим клоачным Гусейновым атакует наш волшебный «ненаучный» язык. Хотя сам же им виртуозно владеет, и от живых русских слов загорается, как фонарик от батарейки. Манерно дистанцируясь от живой русской речи, Невзоров в позе апологета научного схематизма демонстрирует смертельно заточенную стальную латынь и сладострастно тычет ею в ретикулярные мозговые формации. В показе мнимого превосходства материи-хаоса над сознанием-светом этот состарившийся пират смахивает на больного богатого фармацевта, посвятившего лучшие годы изобретению и тиражированию чудо-таблеток. Таблетки как товар дали ему богатство, но здоровье ими не возвратить.

 

Надёжный рецепт

Питаясь только «материей» при огромных энергозатратах, Невзоров Александр Глебович долго не вытянет. Сам себя съест. Как и многие мечущиеся между правдой и кривдой художники, даже если он к ним себя не относит. Минувшим летом ушёл от нас мощный циничный сумасбродный Доренко. И медийный эфир от недосказанного им поблек. Теперь представьте, что нет Невзорова. Не удивлюсь, если те, с кого он снимает стружку, взвоют первыми от тоски по хорошей публичной словесной порке. Тем более, что бывает за что. Получится так, что пороть надо, а некому. Во избежание кризиса, срочно высылаю Глебычу вместе с диагнозом надёжный рецепт.

Первое лекарство из моей персональной аптечки: ежедневные пробежки в смешанном или хвойном лесу. На разминках можно любоваться берёзками, клёнами, осинами, елями. В отличие от ЛГБТ они необыкновенно полезны. Второе: еженедельный поход в русскую баню с веничком, ледяной купелью и разговорами за жизнь с откровенными мужичками. Любой стресс снимается на 99%. Третье: певческий дар при коллективной распевочке хотя бы раз в месяц – активизирует творческие процессы. Запишись в русский народный хор, пошей расписную узорчатую рубаху, шаровары с картузом. И вторая молодость обеспечена. И не бухать! Аналогично с курением. Четвёртое, на этот раз сугубо профессиональное предложение: открыть свой равноудалённый нейтральный канал как площадку для диалога с учёными, практиками, мастерами своего дела. Чтобы созидательно ударить их интеллектом по российскому бездорожью. 600 секунд уже не вернуть, но 60 минут еженедельного мозгового штурма с Невзоровым – во сто крат интереснее.

Для включения эмоционального позитива и отключения негатива, по первости хватит и этого. Правда, времени осталось в обрез. Надежды на спасительную западную панацею несбыточны: белый Запад темнеет ментально и генетически. Мир стоит перед выбором: хаотизация под колпаком пирамиды вплоть до поедания человечины или светоносная эволюция по круговой неподколпачной орбите. В 2019-м невзоровский хайп себя исчерпал, от расчленёнки пора переходить к синтезу. Первым делом в своей голове. На голой наглости далеко не уедешь. В тренде безалкогольная живая водица. Но за ней вышколенному западнику Невзорову придется отправиться в избушку на курьих ножках к Бабе Яге. Ежели по-честному и для общего блага, Яга не обидит, нальёт сколько потребуется.


Пять Невзоровых и одна жизнь

1. Невзоров лучезарный советский
2. Невзоров христианско-имперский
3. Разочарованный в homo и влюблённый в коней
4. Любимец хаоса и его змей
5. Очарованный смертью

 

Следующий шестой будет, надеюсь, похож на первого…

6 комментариев на «“Незрячий Невзоров и излечимая слепота”»

  1. Согласен: в больших дозах Невзоров совершенно отчётливо утомляет. Хотя послушать его забавно. И конечно, САМОлюбовь (даже имено так, а не самолюбование!). В этом он иной раз опережает даже всем печально известного Андрюшу Караулова. Которого попёрли буквално со ВСЕХ телеканалов. и он вынужден теперь подъедаться в качестве гостя различных ток-шоу. Что для него. конечно, обидно и досадно, но с другой стороны. хоть так о себе, любимом, напомнить. Хоть так.

  2. Для нормального человека отсутствие Бога было бы величайшим, безмерным горем. А Глебыч едва ли не радуется, что «бога нет». У человека явно проблемы с рефлексией.
    Самодовольный, агрессивный. ДУРАК.

  3. Могу утверждать одно: слушать Невзорова (читать запись выступления) интересно. И словом владеет, и остер на язык. Разве сравнишь, хотя бы, с этим длинным и скучным опусом.
    Чтобы кому-либо пенять, надо быть выше него по способностям и умениям.

  4. Редкостную ахинею написал дальневосточник, потому как для самоуслаждения старался. Но вот мне впечатлиться «острым пинцетом однобокой сатиры» мешает базаровский «холодный душ» («О друг мой, Аркадий Николаич, не говори красиво») и сомнение по поводу приговора: «однобокая сатира». А мне- то, убогому, всегда казалось, что она и должна быть однобокой, иначе ведь можно заработать диагноз—«И нашим и вашим». Словом, такие публикации не могут украсить издание

  5. Ну, пинцет автор упомянул в переносном смысле, потому и острый, потому и однобокий, потому и сатира. Он подразумевал совсем другое. Стетоскоп. Но забыл, как называется.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *