Нужно ли выбирать меньшее из зол?

Рубрика в газете: Ад - это другие, № 2020 / 38, 14.10.2020, автор: Лев ЛАПКИН

Спецоперация ФСБ против Церкви последнего завета (ЦПЗ) стала одной из громких новостей этой богатой на сенсации осени. События продолжают развиваться, но итог предсказуем. Поэтому уже сейчас охранители хвалят силовиков за ликвидацию секты, а многие либеральные СМИ, наоборот, сочувствуют организации, попавшей под каток государственной машины.
На деле ситуация сложнее, чем кажется. Утверждаю это как человек, ещё четверть века назад близко соприкоснувшийся с этой темой.


В 1997 году журналист Софья Левандовская и режиссёр Ирина Фирсова выпустили на студии Творческое объединение «Перекрёсток» телевизионный фильм «Многие придут под именем моим» о секте Виссариона. Так получилось, что в процессе работы создатели фильма многое обсуждали со мной. Я помогал им в организации съёмок и познакомился с людьми, которые так или иначе оказались вовлечёнными в деятельность ЦПЗ.
Возвращаясь мысленно к личным впечатлениям того времени и освежив в памяти мнения специалистов, я ещё раз пришёл к выводу, что ФСБ сейчас громит действительно тоталитарную секту. Не знаю, насколько удачно были выбраны методы, но в принципе вектор движения на закрытие секты – правильный. В то же время нельзя не отметить, что секта благополучно существовала почти тридцать лет, и наконец-то начавшиеся действия властей против неё, как предполагается в ряде источников, обусловлены вовсе не благородными порывами властей предержащих, а стремлением большого бизнеса использовать в своих целях территорию, занятую виссарионовской общиной. Это усугубляется тем, что удар по секте может стать одновременно ударом по экологии в регионе. И если так, то перед нами не борьба добра со злом, а скорее, борьба одного зла с другим.
Попробуем разобраться, вернувшись в начало этой истории.

Типичный человек из позднего СССР

Биография основателя учения «Последний завет» Сергея Торопа, впоследствии взявшего имя Виссарион и назвавшего себя новым Христом, кажется до определённого этапа типичной для молодого человека эпохи позднего СССР. Он родился в рабочем посёлке в семье строителей. Окончил среднюю школу, был призван в армию. После службы – слесарь, электрик. Завод дал ему направление в ГАИ, где Сергей проработал пять лет до августа 1989 года, когда уже вовсю ощущалось приближение новой эпохи.
Вполне обыденно звучит и рассказ Торопа о том, что, несмотря на атеизм родителей, он в детстве испытывал религиозное влияние бабушки. Во многих семьях среди представителей старшего поколения кто-то оказывался верующим, а начиная с шестидесятых, этого не требовалось даже особенно скрывать.
За рамки общепринятого не выходит и то, что в конце 80-х Тороп посещал уфологический клуб «Гипотеза». Ещё в хрущёвскую оттепель литературный жанр научной фантастики начал завоёвывать широкую популярность. Неудовлетворённость настоящим, тяга ко всему, что выходит за рамки однообразной действительности, романтическая вера в прогресс и светлое будущее – вот такой необычный микс образовался в головах homosoveticus-ов поздней брежневской эпохи, чьё умение критически мыслить долгие годы последовательно притуплялось жёстким навязыванием единой государственной идеологии. С наступлением перестройки и гласности в прессе и на телеэкранах стали появляться далёкие от науки статьи и передачи, посвящённые уфологии, эзотерике, астрологии. Многие воспринимали эти байки как проверенные факты или настоящие научные гипотезы; публикации и передачи об НЛО и разнообразной мистике обрели широкую популярность и, как ни странно, не только в рабоче-крестьянских слоях или среди творческой интеллигенции, но и в среде инженеров и учёных.
Думаю, что Сергей Тороп изначально не строил планов по созданию собственной религии, а так же, как все, искренне увлекался модными веяниями и по-своему раскладывал их по полочкам памяти. Возможно, с кем-то делился своими поисками. А дальше сработал эффект, который можно объяснить на примере коммерческой литературы. Самые успешные авторы развлекательного чтива подчас не имеют незаурядных увлечений и целей в жизни, не смотрят на мир под каким-то особенным углом, а отличаются особым талантом придумывать захватывающие сюжеты, понятные рядовому читателю, и лихо их излагать. Пожалуй, так и должно быть. Ведь большинству интересно читать о героях, похожих на них самих. И вполне естественно, что за пределами литературных кругов трудно встретить зачитывающихся теми же Францем Кафкой или Сэмюелем Бекеттом.
Последний завет Сергея Торопа вобрал в себя элементы христианства, индуизма, буддизма, учений Даниила Андреева, Елены Блаватской, Николая и Елены Рерихов (Агни-йога), популярных в России конца восьмидесятых – начала девяностых годов направлений духовных исканий. Вырывая из модных веяний то, что, видимо, ближе ему самому, и пересказывая новые сказки своему окружению, основатель секты виссарионовцев оказался интересен достаточно широкой группе людей.
Надо сказать, что Тороп был весьма амбициозным молодым человеком – в восемнадцать лет прямо высказывался в одном из писем: «Если не стану известным всему миру – я и жить на Земле не смогу».
Можно предположить, что у Торопа мог быть и собственный мистический опыт, открывший перед ним по выражению Даниила Андреева: «Такой бушующий, ослепляющий, непостижимый мир, охватывавший историческую действительность России в странном единстве с чем-то неизмеримо большим над ней», что много лет он внутренне питался образами и идеями, постепенно наплывавшими оттуда в круг сознания. Мы ничего не знаем об этом. Тем не менее, маловероятно, что именно эти голоса, пришедшие с небес, убедили нашего героя, что он сам и есть Сын Божий и именно ему суждено привести человечество к Царствию Небесному. Да полноте, мент Серёжа Тороп, сами-то вы – пьющий, блудливый, корыстный, властолюбивый и безжалостный (словом, обычный смертный, подверженный всем душевным и физическим недугам) – действительно верите, что вы одна из ипостасей триединого Бога?
К сожалению, тысячи людей в постсоветском обществе оказались готовы принять нового мессию Виссариона, коим столь уверенно объявил себя Сергей Тороп.

Украденные души

Чтобы понять причины популярности ЦПЗ и других подобных явлений, нужно вспомнить атмосферу, царившую в нашей стране в конце восьмидесятых и в начале девяностых.
Перед распадом Союза я возглавлял одно из подразделений Академии наук СССР в Ленинграде. И уже тогда, на исходе правления Горбачёва, академические программы закрывались, финансирование текущих работ приостанавливалось. На учёном совете мы сдавали нашу последнюю работу. Отзывы были очень хорошие. Члены учёного совета говорили, что институту нужны такие разработки. Что нет отечественных аналогов, но нет и средств, необходимых для продолжения и внедрения подобных работ. Через две недели наше направление закрыли, подразделение расформировали. Прекрасные специалисты остались на улице.
Возможно, в науке такие процессы начались раньше и острее, чем в большинстве других сфер жизни страны. Но к началу девяностых практически все мы были уже в одной лодке. Многие лишились привычной работы. Ни у кого (даже у тех, кто начал успешно строить свою жизнь в новых реалиях) не было прежней уверенности в завтрашнем дне. О своих тревогах, связанных со сложным материальным положением без ясных перспектив как-то его поправить, люди старались не думать, искали утерянные жизненные опоры и отдавались неясным поискам, которые они считали почему-то духовными. Причём начинать эти поиски приходилось, не имея каких-либо изначальных ориентиров. В вышеупомянутом фильме «Многие придут под именем моим» священник Алексий Мороз хорошо объяснил это:
«За более чем семидесятилетнюю работу над душами людей из их основной массы сумели вытравить христианские идеалы, и там воцарился вакуум. Этот вакуум пытались заполнить в духовной области идеалами марксизма-ленинизма, верой в некое мифическое светлое будущее. В годы перестройки объявили и это ложью. Что осталось в душе человека? Ничего. Зияющая пустота. Особенно сейчас появилось большое количество сект оккультного восточного направления, которые пытаются соединить мистику востока с христианством, с оккультизмом, со спиритизмом, создать из этого какую-то новую свою религию, которая удовлетворяла бы ум современного человека. И заставить окружающих верить в неё. Но оккультизм – это дорога, ведущая в ад».
Насчёт загробного ада, допустим, кто-то и поспорит, это всё-таки вопрос веры. Но можно с уверенностью сказать, что многие последователи Сергея Торопа и других подобных течений получили в те годы свою долю адских страданий ещё в земной жизни. Саентологи, иеговисты, мормоны, виссарионовцы, мунисты, богородечники и многие другие окружали неофитов плотной завесой братской заботы, тепла и ласки, из тисков которой они уже свою добычу не выпускали.
Начнём с того, что тоталитарная секта – это в действительности история не про какие-то пусть даже странные новые идеалы, а про власть над последователями и, в конечном итоге, про деньги. «Если хочешь стать по-настоящему богатым, создай свою религию». Изречение Рональда Хаббарда, создателя саентологии, указывающей путь к духовному совершенствованию. Совершенствуйся, а денежки отнеси наставникам.
Особых денег к началу девяностых у большинства граждан, конечно, не было. Но именно тогда люди получили возможность приватизировать и продавать свои квартиры. И именно тогда начался всплеск активности разнообразных сект. В 1991 году возникла и «Община единой веры» – так изначально называлась организация, основанная Сергеем Торопом.
Не буду приводить примеры, как люди продавали квартиры, отдавали деньги основателям таких общин, а затем рвали родственные связи, бросали детей или забирали их с собой, уходя жить в секты. Все знают множество подобных историй, в том числе и то, какой стресс и боль переживали те, кто в результате потерял своих близких. В фильме «Многие придут под именем моим» – показаны конкретные судьбы, изуродованные ЦПЗ.
Обратим внимание на то, что формально добровольные пожертвования денег сектам и беспрекословное следование рекомендациям их лидеров на самом деле не были такими уж добровольными. Специалисты отмечали, что Сергей Тороп применяет эриксоновский гипноз и другие методы управления мышлением. Сейчас подобное воздействие вряд ли привлекло бы в его секту тысячи сторонников: массовое сознание понемногу учится бороться с изощрёнными психологическими методиками, поскольку они всё шире применяются и в политическом пиаре, и в обычной рекламе. Но до полного иммунитета даже нам сегодняшним ещё далеко, а в девяностые годы новый пророк Виссарион обрабатывал заинтересовавшихся его учением с особенным успехом.
Весной 1995 года инициативная группа последователей Виссариона начала строить в тайге вблизи озера Тиберкуль эконоосферное поселение Обитель рассвета (сегодня оно более известно как Город Солнца). Для создания этого поселения администрации Красноярского края и Курагинского района выделили земельный участок площадью 250 гектаров.
Первым поселенцам приходилось жить в ужасных условиях: спать в палатках и землянках, всё остальное время занимаясь изнурительным физическим трудом. Наверняка это рано или поздно привело бы в чувство многих адептов ЦПЗ. Но Виссарион ввёл строгие порядки с тотальным доносительством на колеблющихся, а также жёсткую вегетарианскую диету с запретом не только на мясные продукты, но и на молочную пищу и яйца. В условиях Сибири, где круг вегетарианских продуктов был предельно ограниченным, такая диета приводила к особенно тяжёлым последствиям для здоровья: от болезней почек до дистрофии – самозваному мессии было важно другое: постоянно ограниченные в выборе пищи и недоедавшие люди становились более внушаемыми и управляемыми.
Находились те, кто пытался бежать из общины, иные искали выход в суициде. Судебный эксперт, религиовед Игорь Иванишко отмечает: «Нашли трупы недалеко от Города Солнца. Есть предположение, что люди пытались сбежать и замёрзли по дороге… Жалоб, заявлений о случаях физического, психологического насилия на самом деле огромное количество, но долгое время никто не предпринимал усиленных действий, чтобы это прекратить. Вы представляете, люди бежали из Красноярска в Москву, чтобы получить хоть какую-то помощь. Сейчас красноярских следователей отстранили от дела, потому что начали разбираться и выяснили, что оснований для проверки была масса. Это информация о насилии, доведении до самоубийства и даже покушении на изнасилование несовершеннолетней девочки – причём не только со стороны Виссариона, но и других мужчин».
До поры до времени практику психологического насилия удавалось скрывать не только от посторонних, но и от многих общинников. Город Солнца успешно строился, численность последователей ЦПЗ продолжала расти. Утверждение самих виссарионовцев, что их более 50 тысяч человек, кажется мне преувеличенным. По данным РИА Сибирь на 2005 год «реальное количество адептов Виссариона – около десяти тысяч человек, половина из которых проживает в Красноярском крае», а население Города Солнца составляет «от 160 до 200 жителей». Однако и десять тысяч украденных жизней – это очень много.

 

Зло и власть

Церковь последнего завета – один из вопиющих примеров успешной деятельности тоталитарных сект в России. Но чтобы понять масштаб явления, нужно вспомнить, что секта была лишь одной из огромного количества подобных организаций. А были ещё саентологи, ныне запрещённые в России, и признанные экстремистами иеговисты, Брахма Кумарис, мормоны, богородичники и многие другие, надёжно оседлавшие неокрепшие умы россиян, забывших, что такое настоящая духовная жизнь.
О духовной жизни мы забыли, а о том, что такое рыночная экономика, знали, вообще, лишь отдалённо. Поэтому появлялись финансовые пирамиды – МММ, Хопер-Инвест, Властелина и другие. Если задуматься, такие организации мало отличаются от псевдоцерквей. Идея лёгкого приумножения собственных скудных средств подавалась пирамидами бедным людям как некий символ веры. И точно так же уверовавшие теряли последнее, продавали квартиры, разрывали отношения с более благоразумными родственниками, обрекали на нищету и беспросветную жизнь себя и своих детей.
Могли ли власти помешать этому? Уверен, что для этого у огромной государственной надстройки современной России было достаточно ресурсов. В начале двухтысячных из нашей жизни довольно быстро исчез ставший визитной карточкой девяностых криминальный беспредел с рэкетом и перестрелками братков. А Россия была поражена этой болезнью куда серьёзнее, чем сектами и финансовыми пирамидами. Собственно говоря, и пирамиды с сектами, как мне кажется, тогда же в основном сошли на нет. Виссарионовцы, спокойно продолжавшие свою деятельность, здесь выступают скорее исключением.
Вспоминается, как ещё в восьмидесятые Горбачёв принимал Муна, дал зелёную улицу муновскому псевдохристианству, межконтинентальным бракам, заключаемым как бы по рекомендациям руководства секты, а на самом деле – с помощью компьютера. И огромные деньги из России потекли рекой на утеху новому мессии. Скорее всего, со стороны Михаила Сергеевича здесь был не злой умысел, а недомыслие, ложное понимание свободы совести и неразборчивое очарование всем, идущим от Запада. И пошло, поехало… Саентологи получили прекрасное здание рядом с Площадью Восстания в Петербурге, мормоны – помещение на Мойке, иеговисты построили огромный комплекс у метро Пионерская, богородичникам выделялись прекрасные залы для проведения их шабашей. Наверное, власти страны, да и мы все были очень наивны в ту пору.
Тем не менее, насчёт разгула криминалитета ни у кого не было иллюзий. Допустим, уходящий Горбачёв вовремя не разглядел опасность ситуации. Но у Ельцина и его окружения было время, чтобы осознать и приступить к решению проблемы.
Сейчас всё большее распространение получает версия, что с криминальным беспределом некоторое время нарочно не боролись, чтобы нейтрализовать и частично ликвидировать наиболее пассионарную часть молодого поколения; в криминал шли спортсмены, бывшие афганцы, а затем и ребята, прошедшие Чеченскую войну, – те, кто в случае новой революции могли обеспечить силовой ресурс свержения власти. А так многие из них были уничтожены в разборках за переделы рынков. Аналогичным образом и недовольство населения сложной экономической ситуацией оказалось заглушено сектами и направлено в другое русло махинациями Мавроди и ему подобных.
Допускаю, что такое выгодное для власти совпадение могло быть случайным. И всё-таки мне с трудом верится, что пагубное влияние тоталитарных сект не было замечено силовыми ведомствами на более раннем этапе. И тогда возникает вопрос: было ли их бездействие компромиссом со злом, чтобы не лишать страну шанса на демократию? Или же дело в банальном стремлении удержать власть любой ценой?
Вероятнее всего, среди разных представителей власти имело место и то, и другое. Но даже если исходить из предположения об их лучших намерениях, – компромисс со злом привёл к закономерным результатам. На мой взгляд, на пути к настоящей демократии и гражданским свободам мы продвинулись очень мало, а в чём-то шагнули назад не только в сравнении с девяностыми, но и с поздними брежневским годами.
И то, что секта Виссариона, зародившись при распаде Союза, продолжала свою деятельность аж до 2020 года – яркий и печальный символ России последних десятилетий.

Пророк, вписавшийся
в систему

22 сентября 2020 года Сергей Тороп вместе с другими руководителями общины был задержан сотрудниками ФСБ, прилетевшими в Город Солнца на шести вертолётах. Согласитесь, похоже на благостный финал голливудского фильма, где добро всегда торжествует над злом. И дальше такое торжество добра только усугубляется. Уже на следующий день Центральный районный суд Новосибирска вынес постановление об избрании в отношении Торопа и его подельников меры пресечения в виде заключения под стражу сроком на два месяца. А 25 сентября Прокуратура Красноярского края направила исковое заявление в Красноярский краевой суд о ликвидации и исключении из Единого государственного реестра юридических лиц религиозной организации Церковь последнего завета. Всё идёт к тому, что «соблазнивший малых сих», как говорили в Библии о лжепророках, понесёт заслуженное наказание. Но остаётся естественный вопрос: почему только сейчас?
Можно понять, почему сектам дали зелёный свет в девяностые, но почему ЦПЗ успешно функционировала ещё двадцать с лишним лет? Мне кажется, есть ряд причин, из которых можно выделить две основных. Во-первых, большую роль сыграло то, что к концу 90-х основная деятельность секты Виссариона сосредоточилась далеко от столиц, в Сибири. То есть вертикаль вертикалью, а вопросы, не имеющие федерального значения, остаются в той или иной степени в ведении местных властей. Это, наверное, хорошо, а не плохо, но не в данном конкретном случае. И тут возникает другой вопрос: как получилось, что местные власти сочли секту Торопа безвредной? А может, ещё кому-то и удобной?
Перечислим факты. В 1995 администрации Красноярского края и Курагинского района выделяют секте огромный земельный участок, на котором и начал строиться Город Солнца. В двухтысячном секта Виссариона регистрируется Министерством юстиции РФ в качестве религиозной организации. При этом, как я уже упоминал, возникающие серьёзные обвинения в адрес Сергея Торопа и его сподвижников не имели последствий в местных органах. Зато в 2005-ом новоявленный мессия Виссарион обязал своих последователей поддержать на выборах губернатора Красноярского края Александра Хлопонина.
Из этого, наверное, нельзя делать однозначные выводы, что Тороп сумел сблизиться с местной властью. Но, как минимум, он работал в этом направлении, и местная власть не разглядела в его деятельности чего-либо деструктивного.
Анализируя ситуацию вокруг ЦПЗ, мне сложно объяснить, почему либеральные СМИ увидели в Сергее Торопе не только злодея, но отчасти и жертву. Хотя эмоциональный фон их оценок мне понятен.
Безусловно, после дел Сети и Нового величия в обществе осталось много вопросов. После них любая громкая операция силовиков невольно может вызывать подсознательный скепсис. Во времена моей молодости в кругах интеллигенции было принято сочувствовать всем, кто идёт против Системы. Спустя некоторое время, мне стало понятно, что сочувствовать нужно далеко не каждому. Но я допускаю, что часть хороших и порядочных людей может придерживаться такой позиции до сих пор. Однако следует учитывать, что так называемый Виссарион, который Сергей Тороп на самом деле, вовсе не противостоял Системе, а пытался вписаться и, возможно, успешно вписался в неё.
Газета «Коммерсант» в статье «Виссарион обустраивал чиновников» утверждает: «Десятки миллионов рублей сектантам приносили незаконная вырубка леса и строительство из него домов премиум-класса, в которых сейчас проживают краевые чиновники».
А вот более конкретные подробности из той же публикации: «По данным следствия, под контролем сектантов находились как минимум два ИП, занимавшихся скупкой леса, а также десятки, если не сотни частников, промышлявших лесозаготовкой без регистрации. ИП периодически выигрывали различные тендеры, объявляемые властями. Так, один из них строил объекты, в том числе сцены, срубы, беседки, к универсиаде 2019 года в Красноярске. А один из соучредителей ЦПЗ и вовсе возглавляет крупную компанию, строящую бани и загородные дома премиум-класса стоимостью от 10 млн. руб., в которых сейчас проживают многие краевые руководители».
Понимаю, что появление в печати информации от следователей не является однозначным доказательством её достоверности, но, мне кажется, предыдущие факты не оставляют почвы для сомнений.
Что могло подкупать некоторых журналистов? Приезжая в Город Солнца, они видели, что нравы там куда более мягкие, чем описывалось в свидетельствах из прошлых лет. «Это очень мощная экономическая структура. В общине налажено производство экологически чистой продукции, рукоделие, ремесленное производство. Если раньше, например, в девяностые годы, речь шла о каких-то действительно религиозных откровениях, то сегодня люди, наблюдая со стороны за деятельностью организации, скорее относятся к этому как к успешному бизнес-проекту», – считает доктор философских наук, профессор, заведующая кафедрой культурологии и искусствоведения Гуманитарного института Сибирского федерального университета Наталья Копцева.
Однако в действительности это лишь внешняя лакировка, подстройка под веяния времени, а по большому счёту ничего не изменилось. В упомянутых выше материалах «Вечерней Москвы» рассказывается, как строились дома не для чиновников, а для обычных последователей: «Допустим, продаёт человек квартиру и отправляет деньги Торопу, чтоб построили ему в Городе Солнца дом, поближе к пророку. Деньги уходили в карман Торопу, а получалось в итоге так, что договор о продаже квартиры есть, а о покупке нового дома в Городе Солнца – нет. «А что вы, с Христом хотите документы подписывать?» – спрашивал тогда пророк. И всё – подобные дела оставались без судебной перспективы, никаких доказательств передачи денег Виссариону не оставалось».
Здесь, конечно, снова можно усомниться, но вспомним, что делал Сергей Тороп в девяностые… Можно сколько угодно спорить о нейро-лингвистическом программировании, об эриксоновском гипнозе, о финансовых злоупотреблениях, о загубленных детях и поломанных судьбах – было это на самом деле или не было? Думаю, все согласятся, что назвавший себя новым Христом – просто мошенник. Сказано в Евангелии: «Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые».

Что в наших силах?

Те, кто трезво смотрят, на реалии нашей жизни, понимают, что секрет долгожительства ЦПЗ – Секрет Полишинеля. Но тогда – как получилось, что Виссарион много лет успешно встраивался в Систему, а она вдруг пошла против него?
В Новой газете в публикации «В Город Солнца зашли жандармы» отмечается, что в район, занимаемый виссарионовцами «зашла Голевская ГРК (горнорудная компания)… ООО Голевская ГРК принадлежит УК Интергео, той, в свою очередь, владеют Михаил Прохоров (менее 0,01%) и кипрский офшор Intergeo Management Ltd (более 99,99%). В 2012 году в декларации кандидата в президенты Прохоров указал, что владеет напрямую 99,9995% УК Интергео».
Сетевое издание Octagon.Media, официально зарегистрированное в качестве СМИ, пишет:
«Для вывоза медно-молибденового концентрата, добываемого ООО Голевская ГРК на месторождении Ак-Суг в Туве, планировали построить дорогу к железнодорожной станции Журавлёво в Курагинском районе Красноярского края. Дорога должна была пройти вдоль реки Казыр в 20 километрах от главного поселения ЦПЗ, Обители Рассвета.
Опасаясь того, что при перевозке в большегрузных самосвалах ядовитая порода будет попадать в реку и отравлять воду и прибрежную полосу, члены ЦПЗ начали писать коллективные письма, в том числе президенту, с требованием перенести дорогу подальше от реки.
Но Голевская ГРК, на планы которой пыталась повлиять община, принадлежит УК Интергео, входящей в Группу ОНЭКСИМ Михаила Прохорова. А председателем совета директоров УК Интергео является бывший губернатор Красноярского края Александр Хлопонин.
Понятно, что конфликт с Прохоровым и Хлопониным не может закончиться для Виссариона ничем хорошим, даже если из экологических соображений дорогу решат построить в другом месте».
Не знаю, насколько достоверна информация издания. Но объяснение, что секту Торопова остановил конфликт с большим бизнесом, кажется мне правдоподобным.
Можно ли в этом случае сочувствовать ЦПЗ? На мой взгляд, нет. Сочувствие было бы компромиссом со злом, к чему такие компромиссы приводят, мы знаем. А с другой стороны – считать ли большим злом большой бизнес? Безусловно. Надо понимать, что большой бизнес так устроен – прибыль для него превыше всего. А поставить бизнесу разумные пределы, заставить заботиться о той же экологии, может только гражданское общество. Нам до этого пока далеко, но, как говорится, есть к чему стремиться.
Какие же выводы можно сделать? Мы наблюдаем интересную ситуацию: одно зло побеждает другое, и пространства для добра становится немного больше. Это не повод для восторгов, потому что здесь нет нашей осознанной победы. Но всё-таки причины для осторожного оптимизма есть.
Только не надо выбирать меньшее зло и вставать на его защиту. Жандармы зашли не в солнечный город, а в разбойничий притон (даже если он называется Городом Солнца). И дальше это уж от нас самих будет зависеть, чтобы больше не было разбойников, а жандармы когда-нибудь превратились в прекраснодушных полицейских.
Нет, лукавлю. Хотелось закончить статью на оптимистичной ноте. Но пока я её писал, то и дело задумывался о детях, выросших в виссарионовской секте. Они ведь сейчас лишатся идеалов, на которых воспитывались. Кто-то будет пытаться сохранить их вопреки всему. А кто-то и раньше знал о лицемерии руководителей секты, но и они вряд ли будут готовы к тому, что мир за её пределами окажется гораздо хуже и сложнее, чем казался в их мечтах.
Это так похоже на то, что пережили мы, шагнувшие из СССР в девяностые. Мы тоже верили в свои города солнца, но вовсе не в такие, какие строят для нас лже-мессии. Нам, выходцам из тех времён, вряд ли по силам победить. Моисей не случайно водил свой народ сорок лет по пустыне. Должны были умереть те, кто помнил рабство. А сейчас продолжительность жизни куда дольше. Те идеальные времена, о которых мы грезили, наступят, видимо, позже, чем хотелось бы. Но кое-что всё равно в наших силах. Постараемся жить, не идя на компромиссы со злом, будем воспитывать детей так, чтобы они умели быть свободными – более свободными, чем их матери и отцы.

4 комментария на «“Нужно ли выбирать меньшее из зол?”»

  1. Правильно пишется фамилия писателя — Бекетт. Программирование — нейро-лингвистическое. Проверьте сами и исправьте.

  2. В Москве была похожая история с Богом Кузей. Тоже секта. Их признали мошенниками, были суды, конфисковали массу денег. Кажется, кого-то посадили.

  3. Очень содержательная статья! Хотя с некоторыми оценками автора невозможно согласиться… Газета «ЛР» стала столь же интересной, каким был «Огонёк» в начале Горбачёвского времени: ожидаешь каждого номера с нетерпением… И не разочаровываешься!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *