Первая в узких кругах

№ 2022 / 38, 07.10.2022, автор: Вячеслав ОГРЫЗКО

Будучи в писательской резиденции в Комарово под Питером, услышал, что Ольга Славникова планировала в Доме творчества перед участниками литературной школы журнала «Юность» прочитать лекцию о художественной детали. И тут же меня поразил вопрос других резидентов: а кто это такая? А ведь Славникова – лауреат всех главных литературных премий последнего времени. Она успела получить и «Русского букера», и «Ясную поляну», и, кажется, премию правительства России, а также неоднократно побывать финалистом «Большой книги». А её даже литературная публика не читает. Она остаётся, по сути, не известной народу писательницей. Но справедливо ли это?

Узколобые критики-снобы впервые заговорили о Славниковой после появления в середине 90-х годов уже в мало кем читавшемся журнале «Урал» её первого романа «Стрекоза, увеличенная до размеров собаки». Как она сама рассказывала, эту вещь журнал напечатал от безысходности. После прекращения выплаты авторам каких-либо гонораров портфель редакции резко опустел, и главный редактор Лукьянин, который до этого никогда принципиально не печатал в вверенном ему издании больших полотен своих сотрудников, бросил клич: «Несите всё, что есть!». Откликаясь на призыв шефа, Славникова принесла первые главы начатого ею романа, которые Лукьянин, не дожидаясь завершающей части, немедленно заслал в набор. И это несмотря на то, что сама вещь была не в его вкусе.

Ведь что из себя представляла эта «Стрекоза…»? Некий поток сознания, точнее – три потока. Там очень мало было сюжетной активности. Роман получился, по сути, бесструктурным. Скорее всего, автор писала его даже не под влиянием, а под очарованием Марселя Пруста. А когда это Пруст был понятен народу? Его всегда читали лишь избранные гурманы.

И на что надеялась Славникова? Она ведь уже успела до этого недолго поучаствовать в книготорговом бизнесе и знала, что имело спрос у обывателей. Если с одного лотка за день уходили по четыре-пять экземпляров какого-нибудь третьесортного детектива, то один экземпляр чьего-то сложного романа не удавалось продать и за целую неделю.

Со «Стрекозой…» получилась другая история. Да, продажи её предсказуемо оказались мизерными. Но редакции столичных журналов, неожиданно даже для знатоков литпроцесса, были просто завалены хвалебными отзывами. И не это ли обстоятельство побудило Славникову задуматься о переезде с безденежного Урала в сытую Москву?

Однако на гонорар от одного романа долго прожить в дорогущей столице было невозможно. И, чтобы не протянуть от голода ноги, Славниковой пришлось взяться за презираемую снобами подёнщину. Она завалила практически все редакции московских журналов своими статьями о текущем литпроцессе. И неожиданно критические публикации помогли ей не только выправить своё финансовое положение, но и сделали вчерашней девочке с Урала громкое имя (правда, поначалу в очень узких кругах). Славникова стала вхожа в различные редакции и элитные литтусовки. И ей уже не так трудно оказалось пробить в печать свой второй роман «Один в зеркале». И не просто в какой-то шараш-монтаж, а в главный на тот момент толстый журнал – «Новый мир».

Со временем Славникова смогла, с одной стороны, подстроиться под запросы денежных заказчиков, а с другой – подчинить эти заказы своим творческим интересам. Вспомним, откуда взялся её роман «Любовь в седьмом вагоне». Родной сынуля одного из бывших руководителей российского правительства решил сделать приятное старенькому папеньке, который в советское время водил знакомство с последним монархистом Шульгиным, и позвонил своим дружкам в какую-то серьёзную компанию, чтобы те дали деньжата на хороший глянцевый журнал и потом помогли раскидывать это издание в спальных вагонах всех поездов. В общем, папуля к своей мизерной пенсии получил, благодаря родственным связям, весьма нехилую ежемесячную зарплату главного редактора.

Правда, папенька влиятельного начальничка никогда не умел, да что скрывать, никогда и не хотел вкалывать. Всю жизнь это за него делали другие. Поэтому в шеф-редакторы друзья могущественного сыночка навязали популярного сочинителя Александра Кабакова, который при коммунистах зарабатывал на кусок хлеба казёнными информашками в главной газете железнодорожников – «Гудке». Получился странный тандем: главный редактор только что созданного глянца много лет слыл ультрапатриотом, а подчинённый ему шеф-редактор всегда имел репутацию полудиссидента и ультрадемократа. Однако хорошая денежная кормушка заставила охранителя и прогрессиста на какое-то время позабыть об идейных разногласиях. Больше того: записной борец с сионизмом, оказавшись в роли главного журнального начальника, выстраивание всей редакционной политики отдал на откуп не просто ярому стороннику ельцинских реформ, а, если угодно, настоящему космополиту. И вот убеждённый западник без ведома главного редактора сделал новоявленной москвичке Славниковой, которую некоторые критики уже записали в модернисты, весьма выгодное предложение: регулярно за хорошие деньги писать в корпоративный глянцевый журнал рассказики на железнодорожную тему. Однако покорительнице Москвы короткие вещички никогда не удавались. Она завалила Кабакова целыми полотнищами. Но тот ещё в «Гудке» наловчился безжалостно сокращать даже шедевры до необходимых редакции объёмов. А дальше уже Славникова догадалась наладить безотходное производство. Она вскоре все сделанные Кабаковым сокращения восстановила, смастерила необходимые связки, и в итоге у неё получился весьма неплохой романчик.

Здесь надо заметить, что целеустремлённые провинциалы, чтобы отвоевать жизненное пространство, всегда проявляли железную хватку и ради карьерного роста, как правило, ни перед чем не останавливались. Вот и Славникова, видимо, почувствовав вкус больших денег, в своё время перехватила у культуртрегера Александра Гаврилова часть бизнеса, оттеснив его от ведения литературной премии «Дебют». А деньги в этой премии в начале «нулевых» годов крутились ну просто немеренные. Ещё бы! Там всё щедро финансировал олигарх с весьма сомнительной репутацией Андрей Скоч. Праздник жизни продолжался почти целых десять лет. А потом вдруг Скоч на данном проекте поставил крест, и только почувствовавшая вкус миллионов бывшая уралочка чуть не осталась с носом. Что произошло, до сих пор неизвестно. Одно было ясно: «Дебют» Скоч прикрыл не из-за отсутствия средств. С миллиардами у этого олигарха всегда было всё в порядке. У него, кстати, до сих пор водятся большие деньги. Но на писателей он больше не тратит ни копейки.

Можно только представить, какой шок испытала наша «стрекоза». Ведь с какого-то момента «дебют» стали получать из её рук не самые талантливые, а самые пронырливые – кто мог бы красиво нести вслед за ней чемоданчики и выполнять роль синхронных переводчиков в её поездках по Америке и Европе.

Впрочем Славникова быстро пришла в себя и нашла новые формы управления творческой молодёжью. Уже несколько лет она ведёт семинары на разных платных курсах и в разных платных литературных школах. Её семинары – самые дорогущие. Правда, и поучиться у неё есть чему.

Вернусь к теме прочитанной Славниковой в Комарове лекции – художественной детали. Тут весьма поучительна следующая рассказанная ею история.

Когда-то Славникова занималась в художественной школе, где училась живопись. А в изобразительном, как и в музыкальном искусстве очень много зависит от техники. Так вот, преподаватель живописи хотел, чтобы маленькая уральская девочка для начала набила руку на натюрмортах. Что он сделал? Он как-то принёс в класс красивейший букет пионов, поставил цветочки в вазу и предложил ученице всё это срисовать. Славникова промучилась часа два, но так и не смогла притронуться к листу ватмана. А почему? Да потому, что она уже не раз получала от ухаживавших за нею мальчиков эти пионы и успела к ним привыкнуть. Она уже не видела в этих цветах никакой тайны. Поэтому рисовать букет ей было просто неинтересно. Но в тот же день только чуть позже родители попросили дочку вынести на улицу мусор. А на помойке её ножка случайно зацепилась за вскрытую консервную банку. Чертыхнувшись, она зачем-то подняла эту банку и сдуру потащила её домой. И в квартире эта банка вдруг как-то по-особенному засияла. Глядя на поранившую её банку, девочка неожиданно попробовала представить судьбу её недавнего хозяина. Одна случайная деталь, но как много она изменила! А главное – побудила к творчеству, заставила взяться за кисть.

Другой вопрос: сейчас чуть ли не все издатели, прежде чем заключить с автором договор, требуют представить тщательно прописанный синопсис. Но как можно писать роман, во всём следуя заранее составленному плану? Автор невольно превращается в раба. Он уже с первой страницы скован по рукам и ногам. И не от этого ли утрачивается интерес к дальнейшему творчеству?

У Славниковой же очень часто всё обстоит иначе. Ей всегда важна свобода рук. До финала каждого своего романа она держит в голове по пять-шесть заготовок, но в последний момент отказывается от всех гипотез и придумывает что-то новое.

Очень большое значение Славникова придаёт и выбору имён для своих героев. Раньше она, когда садилась за новую книгу, брала первый попавшийся под руку телефонный справочник и выписывала понравившиеся ей фамилии. Но сейчас этот приём её уже не устраивает.

В какой-то момент Славникова практически всем отрицательным персонажам стала давать слегка изменённые имена неприятных ей людей. Она даже начала находить в этом некое удовольствие. Правда, это продолжалось до тех пор, пока она с одним ранее весьма не симпатичным ей человеком не пересеклась в одной деловой поездке: в доселе казавшемся ей злюке она вдруг обнаружила столько доброты, что даже возникло желание немедленно переписать некоторые страницы из давно выпущенного романа, в котором этот злюка фигурировал.

К слову, мне почему-то кажется, что практически все свои романы Славникова пишет не то чтобы полностью с себя любимой, но, тем не менее, во многом отталкиваясь от собственной судьбы. Она берёт за основу или случившуюся лично с ней историю, или увиденное ею, а дальше начинает конструировать само действие и, естественно, по ходу многое придумывает. В принципе, в литературе этот приём не нов, и при умелом его использовании можно добиться весомых творческих результатов.

Но что лично меня смущает? Славникова в последних по времени написания и опубликования романах продемонстрировала чрезмерную расчётливость, что некоторые критики (в частности, Кирилл Анкудинов) пытаются выдать за профессионализм высочайшей пробы. Началось это, по-моему, с романа «Двадцать семнадцать». В нём писательница, как мне представляется, сознательно подстроилась под запросы публики, точнее даже не публики, а снобов, влияющих на решения жюри престижных премий. Такое впечатление, что человеку хочется любыми способами урвать выставленные на кон миллионы.

Мне кажется, что, поубавь Ольга Славникова расчётливости (холодного профессионализма) и добавь побольше чувствительности, она добилась бы большего эффекта и помимо кучи разных премий получила бы, наконец, настоящую известность в читательских кругах, а, может, и популярность. И тогда, не исключено, народ бы больше не спрашивал, кто это такая – Славникова, она стала бы в один ряд ну если не с Пелевиным, то хотя бы с Захаром Прилепиным.

 

Вячеслав ОГРЫЗКО

39 комментариев на «“Первая в узких кругах”»

  1. Мне понравилось, как эта вещь (очерк, эссе, новелла… ) написана. А написано талантливо. Сие качество литературного произведения я всегда ставлю на первое место (во главу угла), включаясь в дискуссии на тему «Что такое Литература?) Если рассказ, повесть, стихотворение написаны талантливо, (а люди с хорошим литературным вкусом и слухом это быстро определяют), то дальше можно спорить о содержании произведения, его идейности и т.п. Об Ольге Славниковой я могу сказать следующее: а) она известная писательница, её фамилию я часто встречаю в СМИ, б)её творчество мне не известно, т.к. я её произведений не читал.
    Мой личный вывод: очерк, эссе, новелла… Вячеслава Огрызко хороша сама по себе, как литературное произведение.

  2. Лосеву. Да, Кузьменков (я читал его статьи), наверное, «разделал бы под орех» Ольгу Славникову. Ну и что? Только бы известности ей прибавил. Какой именно известности? Упоминание в СМИ ФИО автора (со знаком «плюс» или знаком «минус») в наши славные времена автору не будут лишними. Это хорошо понимал мой земляк Рустам Кац, известный тому же Кузьменкову по дюжине (а то и больше) других имён. Рома Гурский не ждал милостей от Вышних сил и того же Кузьменкова, а сам писал рецензии о себе и своих копиях. И сам проталкивал их в различные СМИ. Тем и остался знаменит в памяти потомков. Мир праху его, пусть земля будет ему пухом!

  3. Ставить даму-беллетристку в один ряд с брутальными молодцами-писателями – не корректно! И не украшает ни кого: ни даму, ни «эталонных» сочинителей, ни издание, ни автора!

  4. «Ну и что?» — Золотые слова. Интересно услышать ответ Лосева на этот вопрос.

  5. А на мой взгляд, и без А. Кузьменкова мы тут имеем на одном из примеров замечательный фельетон на тему становления современной элиты литературной тусовки.
    Что касается собственно О. Славниковой, то, по-моему, можно порадоваться за человека — перефразируя классика: «Раз в стране бродят какие-то литературные премии, то должны же быть люди, у которых их много»!!!

  6. Александр Кузьменков уже вписал себя золотыми буквами в историю отечественной литературной критики. Я не вижу сегодня на этом поле равных ему. Вячеслав Лютый. к примеру, и в подметки ему не годится.
    Поэтому я и поделился мечтой — чтобы Александр Александрович сбил спесь со Славниковой.
    Хотя и статья Вячеслава Вячеславовича очень хорошая.
    Надо бить этих «легендарных», невзирая на пол, возраст и реноме. Чтобы знали свое настоящее место.

  7. 1. Как литературный критик, литературовед, поэт стихами (правда под псевдонимом «от мужиков») здесь к статье о О.Славниковой 07 и 08 октября громил «легендарных» феминисток, которые потоками словоизвержений заполняют так называемые романы обо всём и ни о чём.
    2. Привожу авторскую пародию
    Феминисткам в литературе.
    …..
    Есть женщины в русских селеньях,
    Которым Ничто ни по чём.
    Сюжетами, словом играют,
    Как в детстве любимым мячом.
    …..
    Ну кто там считает, что дама,
    Смотри — не какая-то тать!
    Невинно, но очень упрямо
    Не против мильёнчик урвать.
    ….
    Какие красивые дамы!
    Какая в походочках стать!
    Зачем им заморские страны?
    И некогда дочек рожать!
    ….
    Вопросы. Вопросы. Вопросы…
    А катится жизнь колесом.
    Аборты, бабло, абрикосы…
    Ужели им всё нипочём?

  8. Лосеву. Я в очередной раз повторяю: статьи Александра Кузьменкова читал, он действительно очень талантливый, умный и чрезвычайно едкий критик. Ну и что? О саратовском многоликом литераторе Романе-Льве я уже напомнил в своём предыдущем комментарии, которому Кузьменков посвятил несколько «ядовитых» творений. Рома был счастлив! Спросите в несостоявшейся (пока) «культурной столице Поволжья» славном граде Саратове, кто является главной литературной гордостью Саратовщины в настоящее время? И вам сразу же назовут и в министерстве культуры региона, и в музее К. А. Федина имя нашего славного земляка Алексея Слаповского. Которому Александр Кузьменков всего лишь полтора месяца тому назад огромную «разгромную» статью. Ну и что? Эпоха фаст-фуда ещё не кончилась!

  9. Лосеву. Добавление (уточнение). Кузьменков на сайте Alterlit разместил 02 сентября 2022 года свою статью «Шёл прозаик из тумана…» на книгу Алексея Слаповского.

  10. Лосеву. «….чтобы Александр Александрович сбил спесь со Славниковой». Вы, Лосев, вообще о чём? Какую спесь? Вы что у Славниковой читали? Ах, не читали, но осуждаете…… Ну так прочтите вначале и «Любовь в седьмом вагоне», и «Прыжок в длину», а потом судите о её творчестве. А мне лично очень нравятся её повести, в отличие от многих других прочитанных в недалёком прошлом произведений, по крайней мере, сюжеты произведений запомнились. А вот Кузменкова я точно не читал, и вряд ли прочту.

  11. Прочтешь, когда от «творчества» Славниковой останется мокрое пятно.
    Сан Саныч, сотри ее!

  12. Юрий Кириенко-Малюгин. Шутка: Классификация Литкритиков!
    ……
    Литературные критики бывают такие:
    1. Наивные,
    2. Прожжённые
    3. Авторитетные,
    4. Неофициальные,
    5. Не глупые,
    6. Хитрые,
    7. Нахальные,
    8. Всеядные,
    9. Застольные,
    10. Вездесущие,
    11. Закулисные,
    12. Любимые,
    13. Бестолковые,
    14. Объективные.
    К какому классу критиков относится «погромщик» писательниц и писателей А.А. Кузьменков, у любого может быть своё мнение. В который раз повторяю Аксиому: пропиаренные критики — это несостоявшиеся поэты.

  13. Кузьменков относится к 15-му классу.
    15. Сметающие с лица земли

  14. Юрий Иванович, а в какую группу входят критики, которых никто не читает? Уточнение: «Естественно. из читателей!»

  15. №15. Несколько раз перечитывал Ваш вопрос, и могу сказать, что, у критиков «которых никто не читает», не может быть читателей. Читатель всегда конкретен, он может быть «читателем «Каштанки», и не являться «читателем «Войны и мира», поэтому «группы критиков, прозаиков и поэтов, которых никто не читает» волатильны в измерении «пространства-времени», и находятся в «броуновском движении». Можно выдвинуть смелую гипотезу, что в нашем случае такое движение можно назвать термином «литература». Мы слышали, что время от времени поступают предложения от взволнованных граждан, которые предлагают упорядочить этот процесс и пригвоздив читателя в определённом месте в определённое время приобщить его к необходимому для его совершенствования произведению, но, об успехах в проведении подобных экспериментов сведений нет, по крайней мере, я о них не слышал, кстати, подтверждением чему служит и Ваш вопрос Ю.И.Кириенко.

  16. В СССР редакции журналов и издательств были ОБЯЗАНЫ отвечать авторам (даже явным графоманам). Эти ответы назывались «внутренними рецензиями», писали эти рецензии члены СП (как правило). За небольшую копеечку. Рецензии не влияли на решения редакторов, но помогали редакторам отбиваться от авторов. Эти рецензии читали два — три — четыре человека, поэтому читателей у критиков-рецензентов не было. Опубликованные в СМИ рецензии критиков люди читали с разной степенью интереса. «Пригвоздить» кого либо читать ту или иную книгу с помощью критических статей больших шансов не было. А вот «сарафанное радио», шумиха в СМИ об авторе притягивали читателей к конкретному произведению. ПОСТСКРИПТУМ. Система Кириенко не выдерживает элементарной критики: любого автора критических статей и рецензий можно «воткнуть» не в один пункт, а в три -шесть пунктов. А зачем?!

  17. В этом году в Питере умерла замечательная писательница и журналистка Татьяна Москвина (прошу не путать с писательницей Мариной Москвиной!) Взгляды, мнения Татьяны Москвиной о литературном творчестве, театре и кино удивительным образом совпадали с моими мнениями и пониманием литературного творчества, театрального и кино искусств. Если она писала статью о произведении, которое мне было не известно, то я живо представлял то, о чём она пишет, и полностью ей доверял. Возвращаясь к нашей дискуссии: если у вас есть критик, которому вы полностью доверяете, то — ваше счастье. Я читал пока только три — четыре статьи А. А. Кузьменкова. Его «критические стрелы» были направлены на двух моих земляков (один давно живёт в Москве, а другой, увы, уже на небесах). По этим статьям я могу сделать предварительный (для себя) вывод: автор честен и смел в своих оценках. И, конечно, «та ещё язва!» Но это качество для литкритика плюс, а не минус.

  18. На комм. 17.
    1. Цитирую системного оппонента М. К.-Л.: «Система Кириенко не выдерживает элементарной критики: любого автора критических статей и рецензий можно «воткнуть» не в один пункт, а в три -шесть пунктов. А зачем?!»
    2. Затем «Воткнуть» «литкритика» надо по русской пословице: «Чтоб каждый сверчок, знал свой шесток».

  19. Эх, Юрий Иванович, Юрий Иванович! Такие события происходят «У нашего порога» (так назывался хороший фильм 60-х годов о войне), а мы глупостями обмениваемся! «Аксиома: пропиаренный критик — несостоявшийся поэт»! И эту …. анализировать?! Кузьменков, как минимум, по пяти Вашим «пунктам» проходит (№№ 3, 4, 5, 12 и 14). Не многовато ли «шестков?! Как там говаривал братец Карамазов: «Широк русский человек, не мешало бы сузить!» (цитирую по памяти). Пишу эти строки, а из головы не выходит вчерашний разговор с приятелем. Племянник его жены 45-летний токарь-«золотые руки», сержант запаса вдруг взял и отправился в военкомат: «Хочу Родину защищать, возьмите добровольцем!» В военкомате удивились: «Ты на военном заводе работаешь, вот иди и работай!» «Нет, хочу Родину защищать!» Пробыл две недели в местном подготовительном лагере, побегал, попрыгал. Желание послужить не погасло. Кинулись родственники по магазинам и рынкам амуницию покупать. Купили почти всё! Торжественно проводили. Он уже смог позвонить. Пока курсы проходит. Жив, здоров, чего и всем родным и друзьям желает. Ну, Юрий Иванович, и в какой «шесток» его впихивать?

  20. На комм. 20. Михаил Александрович! Вы уходите от темы разоблачительно-информационной статьи В.В. Огрызко о некоей критикессе и прозаике О. Славниковой.
    1.1. Упомянутая О.С. демонстрирует чудеса превращений в литпроцессе, примерно как (забыл, как зовут того из фауны) под действием окружающей среды.
    1.2. Есть литлауреатки, которые потоками пишут обо всём и ни о чём: главное «навести шмон» за окном — по дворовой лексике. Недавно такой была литпремиальная Гузель Яхина с антисоветским «шедевром» «Зулейха открывает глаза» и с компиляцией «Эшелон на Самарканд».
    1.3. Сейчас пиарят О. Славникову. Цитирую В.В. Огрызко: «Она завалила практически все редакции московских журналов своими статьями о текущем литпроцессе. И неожиданно критические публикации помогли ей не только выправить своё финансовое положение, но и сделали вчерашней девочке с Урала громкое имя (правда, поначалу в очень узких кругах)». 1.4. А кто, какие литкритики сделали «громкое имя»? 1.5. Оказывается О. Сл. — новая Лит Гуру для молодёжи. Например, сообщается, что руководитель АСПИ С. Шаргунов пригласил Славникову читать лекцию для молодых журналистов из журнала «Юность» в С.-Петербурге (с оплатой дорогой командировки из фондов АСПИ?).
    2.1.. Славникова, цитирую автора: «Уже несколько лет она ведёт семинары на разных платных курсах и в разных платных литературных школах. Её семинары – самые дорогущие».
    2.2.. А что О.С. преподаёт? Как и о Чём писать молодым начинающим, чтобы стать успешными???
    3. Цитирую из статьи: «Славникова в последних по времени написания и опубликования романах продемонстрировала чрезмерную расчётливость, что некоторые критики (в частности, Кирилл Анкудинов) пытаются выдать за профессионализм высочайшей пробы». Началось это, по-моему, с романа «Двадцать семнадцать». В нём писательница, как мне представляется, сознательно подстроилась под запросы публики, точнее даже не публики, а снобов, влияющих на решения жюри престижных премий. Такое впечатление, что человеку хочется любыми способами урвать выставленные на кон миллионы».
    5. Обо всём этом и другом в пародийной форме дано в комм. № 8.
    6. Михаил Александрович! К какому пункту классификации литкритиков относится О. Славникова?

  21. На комм. № 20. М. Каришнев-Лубоцкому. 1.1. Ваши претензии в виде намёков, что не тем занимаюсь, я не принимаю. 1.2. По текущим важнейшим событиям, как гражданин РФ и сейчас литератор, я отвечал всегда и отвечаю ещё с февраля с.г. на сайте http://www.rubcow.ru «Звезда полей» блоком стихотворений «Клеветникам России 21-го века». Первое стих-е, напоминаю, Вы оценили здесь на сайте «ЛР» в одном из комм. 1.3. Текущая дискуссия о «первой в узких кругах» ведётся на Поле Духовности литературной критики и повестей «ни о чём», где у напористых феминисток — цель пропаганда литературной успешности и премий для начинающих литераторов . 1.4. Я ответил пародией в комм. 8 и классификацией литкритиков (как бы «шутка») в комм 13.
    2.1. Вы в комм. 20 затронули тему патриотичности на примере токаря «золотые руки», работавшего на оборонном предприятии и пошедшего через военкомат добровольцем на передовую. 2.2. Есть Термин-Понятие «военная и техническая целесообразность» Любого гражданина РФ в Данный исторический период. 2.3. Токарь «золотые руки» создаёт на станке по чертежам такие металлические изделия (заготовки снарядов и ракет), которые ни один литкритик не сможет изготовить. Целесообразно было оставить этого токаря на военном заводе ВПК. 2.4. Не надо ёрничать (цитирую М.К.-Л): «… в какой «шесток» его (токаря «золотые руки») впихивать?»
    3. Хочу напомнить, что во время ВОВ с передовой отзывали Специалистов на Программы Технического военного направления. Ю.И. Кириенко — канд. технических наук, изобретатель СССР, а уж потом литератор.

  22. Я не ёрничаю,просто Вы, Юрий Иванович, не чувствуете «тональность» слова и словосочетаний. Слово «шесток» использовали Вы, предлагая (в шутку) распределить литкритиков по «шесткам». Вот поэтому я, не ёрничая, скорее с болью и некоторым недоумением, предложил подумать над конкретным реальном случаем. Точного ответа не получим, так как не знаем всех нюансов. Но случай, согласитесь, редкий для нашего времени.

  23. На комм № 23. М. Каришнев-Лубоцкому.
    1. Мои тезисы относились к литкритикам, а не к патриотам , один из которых (токарь «золотые руки») пошёл добровольцем (я его одобряю и понимаю). К Нему не приемливо «шесток». Точный ответ состоит в том, что ОН пошёл на войну со Злом и сатанизмом.
    2. Вы пишете, цитирую: Вы, Юрий Иванович, не чувствуете «тональность» слова и словосочетаний…». Отвечаю, не только Вам, см. ниже.
    ….
    Памятка политиканам Европы и славянам

    Вам мало, что ль, такой зарплаты,
    Чтоб пить, гулять и не просить?
    Зачем полезли с вашим НАТО
    К границам Вековой Руси?

    Бывал в сверкающих Европах,
    У немцев, финнов и мадьяр.
    И против я, что это Шоп—а,
    Поскольку много там гитар.

    Забыли, что ль, соседи-паны,
    Как продавал вас англосакс,
    В тридцать девятом Вас, Славяны.
    История научит Вас?

    Забыли, что ль, в пылу гулянок,
    Париж предал Виши-артист.
    А вас, красивых парижанок
    В постель тащил простой фашист.

    И я дивлюсь: Зачем вам надо
    Лезть к Православным на позор?
    Вы пойте лучше серенады,
    Не слушайте нацистский хор!

    Не лезьте к нам с собачьим лаем,
    Забыл Историю Тевтон?
    Ходите в гей-парадах стаей,
    Для вас мечта — ночной притон?
    ….
    Сказал же Пушкин: наше дело
    Решить любой славянский спор.
    Нам повторять всем надоело:
    Не лезьте в Русь, на свой позор!
    16 мая 2022 года

  24. По теме «первая в узких кругах» и не только наступила тишина.
    1.1. Предполагаю, что О. Славникова, перечитав вышеприведённые комментарии, переобуется в тематике и лексике, не слушая дифирамбы Турчина и Лубоцкого.
    1.2. Взамен романа по теме «Любовь в седьмом вагоне», напишет. например, роман по сюжету «Третья моя дочь хочет стать топмоделью».
    2. Переименует, м.б. , блоки рассказов со «Стрекозы» на «Пчёлки», выпустит вместо романа «Любовь в седьмом вагоне», повесть «Аборт на пятом этаже»
    3. И после этого станет «в один ряд, ну если не с Пелевиным, то хотя бы с Захаром Прилепиным».

  25. Юрий Иванович, я давно понял, что Вы к литературе никакого отношения не имеете. Николай Рубцов прекрасный поэт, но Вы-то не Рубцов, Вы им прикрываетесь только. Я готов прощать глупости. Но Вы уже начали открыто лгать! В своём пункте 1.1 Вы написали о том, что, якобы, Турчин и я произносили дифирамбы в честь О. Славниковой. Неужели мои слова «Я не читал произведений О. Славниковой» являются дифирамбами в её честь?! Я зарёкся, было, реагировать на Ваши глупости, но это уже не глупости!

  26. Я тоже не читал О. Славникову (как, собственно, и З. Прилепина — его «Патологий», наверное, самой первой его вещи, видимо, хватило мне надолго), хотя, естественно, тоже не мог не слышать об этой активной деятельнице текущей литературной жизни современного нашего государства — как и о том же Прилепине, плюс А. Гриценко, Е. Степанове, В. Коновалове… — прошу прощения у тех, кто на данный момент выпал из моей головы, ха-ха-ха…
    Однако, обратив внимание на тот факт, что среди здешних комментариев имеются и благосклонные отклики на сочинения О. Славниковой — «по крайней мере, сюжеты произведений запомнились», ух ты, — взял в библиотеке её роман «2017»: прочту, посмотрю, порадует ли… В связи с этим вернулся к этому материалу В. Огрызко как к отправной точке своего чтения… И не удержался, чтобы не сказать: что значит профессионал — какая точность в подборе слов!
    Смотрите — цитирую:
    «Правда, папенька влиятельного начальничка никогда не умел, да что скрывать, никогда и не хотел вкалывать. Всю жизнь это за него делали другие. Поэтому в шеф-редакторы друзья могущественного сыночка навязали популярного сочинителя Александра Кабакова, который при коммунистах зарабатывал на кусок хлеба казёнными информашками в главной газете железнодорожников – «Гудке». Получился странный тандем: главный редактор только что созданного глянца много лет слыл ультрапатриотом, а подчинённый ему шеф-редактор всегда имел репутацию полудиссидента и ультрадемократа. Однако хорошая денежная кормушка заставила охранителя и прогрессиста на какое-то время позабыть об идейных разногласиях. Больше того: записной борец с сионизмом, оказавшись в роли главного журнального начальника, выстраивание всей редакционной политики отдал на откуп не просто ярому стороннику ельцинских реформ, а, если угодно, настоящему космополиту»!
    Смотрите: не папа, не отец, не глава семьи, а папенька; и так везде — «влиятельный начальничек», «могущественный сыночек», «казённые информашки», «хорошая денежная кормушка», «охранитель и прогрессист», «идейные разногласия», «главный журнальный начальник», «вся редакционная политика»…
    Кто-нибудь найдёт в приведённом мной отрывке хотя бы одно лишнее слово?

  27. Александру Турчину. К материалу Вячеслава Огрызко о Славниковой уже появилось 27 комментариев. В комментарии №2 я написал о том, что этот материал (рецензия,эссе, очерк?) мне понравился. Понравился именно высоким литературным качеством. Вы (или я снова что-то путаю?) высказываете своё положительное мнение о материале Вячеслава Огрызко. НО! Вы не высказываете своего личного положительного мнения о творчестве Славниковой. Вы цитируете Вячеслава Огрызко, а не Славникову! Или я что-то напутал? Кириенко-Малюгин написал, что Вы и я «пели дифирамбы Славниковой». Я не пел, я её не читал!

    • Ничего вы, Михаил, не напутали, всё так, — да и бог с ним, с вашим Юрием Ивановичем…

  28. 1. Каришнев-Лубоцкому. В комм. 2 Вы одобрили содержание очерка Вяч. В. Огрызко о Ольге Славниковой. Оценил Вашу позицию дифирамбом авансом. После прочтения романа «2017»можете сообщить другое мнение.
    2.1. Александр Турчин, цитирую, написал: «Что касается собственно О. Славниковой, то, по-моему, можно порадоваться за человека — перефразируя классика: «Раз в стране бродят какие-то литературные премии, то должны же быть люди, у которых их много»!!! «. 2.2. Чем Это не дифирамб? В адрес О. Славниковой и жюри литпремий?
    3. Не заводитесь, друзья! Оцените себя по моей классификации литкритиков. См. комм. № 11. Или мне придётся.

  29. К комм. 29. М. Каришнев-Лубоцкому и А.Турчину.
    Передумал Вас оценивать.
    Кто захочет почитать Ваши умозаключения, получит огромное удовольствие и хорошо бы оценили по классификации, приведенной в комм. 13.

  30. на комм 31.
    1.Не уверен, что Вам повезло.» Ещё не вечер», как говорят в народе.
    2. Главное не повезло «первой в узких кругах» и не только, которая (и которые), цитирую Вяч. Огрызко: «сознательно подстроилась под запросы публики, точнее даже не публики, а снобов, влияющих на решения жюри престижных премий. Такое впечатление, что человеку хочется любыми способами урвать выставленные на кон миллионы».

  31. Казалось бы, кому какая польза от того, что два малограмотных идиота выясняют отношения на форуме какого-либо виртуального ресурса…
    Ан нет!.. польза есть, да еще и какая!
    Но двум малограмотным идиотам ни за что не догадаться, какая именно.

  32. На комм. 33. Версия.
    1. Накурился «Ковбой» сигарет фирмы «Мальборо» так, что на другое наименование партклички для сайта «ЛР» извилин не хватило!
    2. Догадаться нетрудно: занимается «Ковбой» компиляцией Идей и Предложений, до которых на оплаченных кормах даже призовой лошади никогда бы не доехал

  33. Посмотрел, что же это за проза — роман О. Славниковой «2017» (кстати, заведующая редакцией, написано, Е. Шубина), привлекли слова в аннотации о том, что автор описывает политический переворот, приуроченный к 100-летию Октября… По-моему, не то что к художеству, а даже просто к прозе, к повествовательной словесности это не имеет ни малейшего отношения — автор не изображает в действии персонажей, а отчитывается перед нами в своём понимании их сути. Это не художество, а критический анализ. Ты покажи нам, изобрази — вот задача художника (а мы уж там сами разберёмся, для того и читаем)! Сюжет совершенно расплывчат, действие в собственном смысле этого слова трудно различимо, текст сплошняком состоит из сравнений: «Крылов семенил почти на цыпочках за грудой клеенчатых баулов, когда его внимание остановила невесомо одетая женщина с абсолютно пустыми длинными руками, которыми она болтала, словно пытаясь развести в холодном воздухе немного своей теплоты. Незнакомка просвечивала сквозь тонкое марлевое платье и рисовалась в солнечном коконе, будто тень на пыльном стекле. Тело ее обладало странным, вытянутым совершенством тени, а на плече лежал округлый блик, прозрачно-розовый, как маникюрный лак». — Все эти невообразимые руки, которыми болтают, «словно пытаясь развести в холодном воздухе немного своей теплоты (!), «тени на пыльном стекле» (!), «прозрачно-розовые блики, как маникюрный лак» (!)… Хотя это ещё и ничего (скопировал первый попавшийся кусочик), а в основном — сравнение на сравнении и сравнением погоняет — Какая-то дичайшая изощрённость! Изощрённость, за которой вообще не видать ни образа героя, ни различия типов и социальных характеров. Половину книги пришлось просто пролистать, чертыхаясь и отплёвываясь.
    Ну а с политическим переворотом мне эти ушлые девицы, предпринимательницы от литературы (вероятно, «дочери лейтенанта Шмидта») — Е. Шубина и О. Славникова, — просто натянули нос: кроме каких-то косвенных свидетельств о том, что в городе кто-то переворачивает и сжигает автомобили, ничего не имеется.
    И именно эта халтура, выдаваемая за образцы, за перлы создания, навязывается читателям библиотек.

  34. 36.
    Цитирую А. Кузьменкова с самого начала:
    «Газет я, по совету профессора Преображенского, давно не читаю. А если и случается читать, то с большим опозданием и по какому-нибудь выдающемуся поводу. Точно так же случилось с номером «Учительской газеты» от 25 сего января. Там, как оказалось, два маститых литератора, Борис Кутенков да Ольга Славникова затеяли обсуждать меня, любимого.

    Славникова жжет глаголом: «В мастерских мы в основном тренируемся на Александре Кузьменкове, это наиболее простой и наглядный случай манипулятора, сканированию поддается легко. Есть и менее очевидные случаи подтасовки фактов и подмены понятий».

    Ах, любезная Ольга Александровна! Не ведали вы, с кем связались. А напрасно. Я добрый десяток лет служил шеф-поваром на адской кухне политического PR’а и все это время спал в обнимку с книгами Саймона, Доценко, Шабанова и Алешиной, Кара-Мурзы-старшего и прочих классиков жанра. Что касается теории вопроса, – ты, бесенок, еще молоденек, со мною тягаться слабенек»… — Дальше читать не стал за неимением свободного времени. Это не о прозе О. Славниковой, это о пикировке двух представителей текущего литературного процесса, однако «приговор», о котором вы упоминаете, да, согласен, в известном смысле весьма близок к истине. Но — не истина. Истина в том, как мне кажется, что О. Славникова совершенно отдаёт себе отчёт, что является дельцом от литературы, — вот только об этом она никогда никому не скажет.

  35. 1. Искренне «спасибо» «облаку в штанах» (м.б., попутно совет — сменить бы Вам «парткличку» от самопиара Маяковского — для коммов на сайтах)
    2. Прочёл по Вашей ссылке статью Александра Кузьменкова «И кто тут кукловод?»об этой О. Славниковой.
    3. Некоторых будто литкритиков читал, но считаю, что Александр Кузьменков — сейчас один из Первых по эрудиции и по Логике полемики литературный критик (читал ещё одного такого уровня) .
    4. Это мнение косвенно подтверждается ссылкой проголосовавших по статье А.К. «И кто тут кукловод?»:
    Средняя оценка: 3.52, Проголосовало: 150.
    То есть объективных — примерно 50, приспособленцев непризнанных- 100.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.