Подвиг, не подверженный тлению

Великая Отечественная в стихах советских поэтов

№ 2022 / 17, 06.05.2022, автор: Александр БАЛТИН

Простая и сквозная трагичность, заложенная в стихах Твардовского, опаляет, обжигает душу и сегодня, когда и результаты великой войны постоянно подвергаются кривому пересмотру:

Я убит подо Ржевом,

В безымянном болоте,

В пятой роте,

На левом,

При жестоком налете.

Звучат голоса мёртвых, раздаются голоса погибших, иногда они сливаются, сплетаются волокнами с голосами оставшихся, как в стихотворение И. Дегена, включенном во все военные антологии:

 

Мой товарищ, в смертельной агонии

Не зови понапрасну друзей.

Дай-ка лучше согрею ладони я

Над дымящейся кровью твоей.

 

Ты не плачь, не стони, ты не маленький.

Ты не ранен, ты просто убит.

Дай-ка лучше сниму с тебя валенки.

Нам еще наступать предстоит.

Каменная, но и пластическая сила этого стихотворения, стакнутого с абсурдностью мироощущения, представляет психологию молодых людей, оказавшихся в бездне огня, лучше, чем многое другое…

Легка ли улыбка Тёркина?

Он пройдёт всеми военными тропами, он расскажет о войне…даже и с юмором: народным, неубиваемым юмором, помогавшим выживать.

Сильно вспыхивают стихи Друниной:

 

Я столько раз видала рукопашный,

Раз наяву. И тысячу – во сне.

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот ничего не знает о войне.

 

Шли сквозь свой страх, как через вязкое болото, шли, побеждали: и стихи свидетельствовали о многом.

…строки Ревича, касающиеся реальности выжившего – и долго прожившего, режут военным эхом, звучащим железно – и лирично одновременно:

 

Видно, я умру в своей постели,

сердце остановится во сне,

потому что мимо пролетели

пули, предназначенные мне.

 

Будто до конца для них – ветеранов – свистели эти пули; и пророчески выдохнул Левитанский: Я не участвую в войне, / Война участвует во мне…

Материк военной поэзии обширен, но есть наиболее яркие высокие вершины выдающихся стихотворений, как М. Кульчицкого:

 

Война – совсем не фейерверк,
а просто – трудная работа,
когда,
черна от пота,
вверх
скользит по пахоте пехота.

 

Как «Перед атакой» С. Гудзенко, с кроваво-спокойным завершением стихотворения, врезающимся в память после первого прочтения:

 

Бой был короткий.

А потом глушили водку ледяную,

и выковыривал ножом

из-под ногтей я кровь чужую.

 

Трепещут и подвиг, и ежедневный солдатский труд и во множестве других высоких, замечательных произведений: трепещут – не подлежащие забвению, не подверженные тлению…

6 комментариев на «“Подвиг, не подверженный тлению”»

  1. К списку Александра Балтина хочу добавить стихотворение Михаила Исаковского, ставшее песней, слушать которую без слёз сострадания практически невозможно
    ВРАГИ СОЖГЛИ РОДНУЮ ХАТУ
    ***
    Враги сожгли родную хату,
    Сгубили всю его семью.
    Куда ж теперь идти солдату,
    Кому нести печаль свою?
    Пошёл солдат в глубоком горе
    На перекрёсток двух дорог,
    Нашёл солдат в широком поле,
    Травой заросший, бугорок.
    Стоит солдат — и словно комья
    Застряли в горле у него.
    Сказал солдат: «Встречай, Прасковья,
    Героя — мужа своего.
    Готовь для гостя угощенье,
    Накрой в избе широкий стол,-
    Свой день, свой праздник возвращенья
    К тебе я праздновать пришёл…»
    Никто солдату не ответил,
    Никто его не повстречал,
    И только тёплый летний ветер
    Траву могильную качал.
    Вздохнул солдат, ремень поправил,
    Раскрыл мешок походный свой,
    Бутылку горькую поставил
    На серый камень гробовой.
    «Не осуждай меня, Прасковья,
    Что я пришёл к тебе такой:
    Хотел я выпить за здоровье,
    А должен пить за упокой.
    Сойдутся вновь друзья, подружки,
    Но не сойтись вовеки нам…»,
    И пил солдат из медной кружки
    Вино с печалью пополам.
    Он пил — солдат, слуга народа,
    И с болью в сердце говорил:
    «Я шёл к тебе четыре года,
    Я три державы покорил…»
    Хмелел солдат, слеза катилась,
    Слеза несбывшихся надежд,
    И на груди его светилась
    Медаль за город Будапешт.
    ***
    С уважением ко всем, кто способен петь, слушать, сопереживать – Николай Ерёмин, доктор поэтических наук. Г Красноярск 6 мая 2022года

  2. А.Передреев. Я учился писать
    Виктору Астафьеву
    Я учился писать…
    Мимо школы колонны, колонны
    Колыхались рекой и впадали
    В невидимый фронт.
    Я учился писать не спеша,
    С нажимом, с наклоном,
    И скрипело стальное
    Защитного цвета перо.
    Я учился писать…
    Лихорадочно выли зенитки,
    У войны отвоевывая
    Островки тишины…
    И таскал я в карманах
    Тяжелые рваные слитки,
    Как горячие метеориты войны.
    Я учился писать…
    Где-то плавились танки,
    Где-то люди кричали,
    Умирая в огне и дыму..
    Я учился писать
    Изложения о Каштанке,
    Я учился страдать
    Над судьбою Герасима и Муму…
    Я учился писать,
    И хрустящие хлебные карточки
    От себя отрывала по клеточке мать,
    Чтоб меня не тошнило,
    Чтоб меня не шатало за партой.
    Я учился писать!

    Всех — с наступающим Днем Победы!

  3. Пятая строчка в стихотворении Иона Дегена звучит несколько по-иному, чем в цитате Балтина. На самом деле: Ты не плач, не стони, ты не маленький… А не ….мой маленький. С моим маленьким получается какое-то сюсюканье в этом трагичнейшем стихотворении.

  4. Как же ты, Сашок, забыл о великом стихотворении Александра Межирова «Коммунисты, вперёд!» Конъюнктура не позволяет или сам слаб в коленках?
    Что ж вы какие…

  5. В. Клименко (к. № 5).
    Ну и пояснили бы, в двух словах, в чём состоит величие вашего любимого стихотворения — не всякому ведь это очевидно.
    А я к списку А. Балтина добавлю Высоцкого:

    Нам говорили: «Нужна высота!»
    И «Не жалеть патроны!»
    Вон покатилась вторая звезда —
    Вам на погоны.

    Звёзд этих в небе — как рыбы в прудах,
    Хватит на всех с лихвою.
    Если б не насмерть, ходил бы тогда
    Тоже — Героем.

    Я бы Звезду эту сыну отдал,
    Просто на память…
    В небе висит, пропадает звезда —
    Некуда падать.

    И поясню — в том состоит, что воспроизводит, как минимум, противоречивость социальных отношений.
    Как известно, противоречие есть источник всякой жизненности; улавливать его, отражать — ставить перед носом слепцов! — тем самым изображая, в данном случае, классовый расклад общества, есть
    прямая обязанность искусства и литературы, несущих самое непосредственное (образное) знание жизни.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *