Премий для поэтов должно быть больше!

И это вполне осуществимо, если не пускать всё на самотёк в сфере культуры

Рубрика в газете: Нужные слова, № 2021 / 17, 06.05.2021, автор: Ирина БАТЫЙ

«Я не считаю, что надо возвращать писателям статус, который был у них в СССР», – считает поэт из Нижнего Новгорода Ирина Батый.
Ирина Ивановна Батый, работает в НИИ научным сотрудником. Пишет стихи и сказки для детей и взрослых. Автор 15 книг. Публиковалась в «Литературной учёбе», «Невском альманахе», «Роман-журнале XXI век», «Российском колоколе», «Южной звезде» и многих других изданиях. Победитель конкурса «Золотое перо Руси–2008» в номинации «Сказка» (звание «Серебряное перо Руси»). Победитель литературного конкурса имени П. Еремеева (Нижегородское отделение Союза писателей России) 2007 г. и др.


 

Ирина Батый

– Ирина, пандемия, так или иначе, внесла коррективы в жизнь каждого из нас. Как она повлияла лично на вас? И как бы вы оценили её не в медицинском, а в философском, экзистенциальном смысле?
– Ужасы прошлого, отражённые во многих художественных произведениях, к примеру, таком как «Пир во время чумы» А.С. Пушкина, стали вдруг реальностью. И философские смыслы те же, что и раньше – готов ли человек встретить испытание? Достанет ли ему мужества, терпения, смелости разогнать «… мрак, который ныне / зараза, гостья наша, насылает / на самые блестящие умы» (А.С. Пушкин)? Действительно, болезнь наносит такой удар, что повреждает зачастую ум, а не только тело. Считаю, человек должен бороться с губительными обстоятельствами, да так, как об этом написал классик: «…есть упоение в бою / у бездны самой на краю / и в разъярённом океане». Лично я жду победы над пандемией. Неизвестно, чем она является на самом деле по своей сути. Одно то, что карантин превратил нашу жизнь в масочный карнавал, стирая лица, уже внушает тревогу. И нынче я радуюсь, когда вижу много людей без масок на Невском проспекте в Петербурге, кажется, что уже пришла победа над этой заразой в любимом мной городе-герое, городе воинской славы времён Великая Отечественная Война.
– В вашей статье, недавно опубликованной в «ЛГ», звучит болезненная и актуальная сегодня тема фальсификации итогов Великой Отечественной войны. Как думаете, почему память освобожденных народов дала такой крен? Сыграли роль политические мотивы?
– Тут уместно вспомнить определение слова «культура», где упоминается, что необходимо прилагать усилия для её роста. А там, где дело пускается на самотёк, появляется разруха: и в клозетах, и в умах. К сожалению, модным трендом стали минимализм и упрощение. Мало кто стремится к «цветущей сложности бытия». Именно высококультурные люди способны помнить истинные итоги Великой Отечественной Войны. А взращивать эту культуру исторической памяти должны власти России: не только внутри страны, но и за рубежом. Это не снимает ответственности с простых людей за почитание подвигов своих отцов и дедов в период Великой Отечественной Войны. Я, как дочь ветерана и орденоносца Кудрева Михаила Ивановича, делаю, что могу. Участвую в шествии «Бессмертного полка», в составление «Книги памяти». Поддерживаю лозунг «Никто не забыт, и ничто не забыто!» Памятью народов стали нынче манипулировать открыто и грубо: как в США, так в Европе. И на место памятников и историй нередко возводится что-то сомнительное и малодостойное, к сожалению!
– Стихотворения о природе нынче большая редкость. Вы же не боитесь писать об этом, с доброжелательным вниманием и состраданием относитесь ко всему живому. Что главное в создаваемом вами художественном мире? Каков его стержень?
– Когда-то я училась на курсах Русской Православной Церкви. И вот что усвоила: весь мир создан для людей, в том числе и флора, и фауна. Такая вот ориентированность на людей. Особенно у домашних животных. Более того, Адам в Райском саду всем растениям и зверям нарёк имена, а, значит, обрёл над ними власть. Природа по своей сути – отражение красоты божественной Премудрости (Софии). Отсюда я вижу повод поэту для вдохновенного восхищения природой: «…каждый слог, каждый звук, / даже малая точка / в гармоничном звучании / мира земного – / это, вслушайтесь-ка, / стихотворная строчка, / нам звучащая явно / из мира иного…» Но смотреть надо без розовых очков на глазах. Считаю, что нельзя терять связи с реальностью, она бывает суровой – к примеру, это опасные для людей бродячие собаки на улицах, где им не место.
– Элементы фольклора в вашей поэтике смотрятся очень органично. Подтверждение тому – «Летающие кони древних сказаний», напечатанные в «ЛГ». Расскажите об этом цикле. Как пришла в голову сама идея?
– Циклы стихотворений сложились в сетевую книгу «Баснословные сказания со всего света о диковинах и чудесах», в которой есть пересказы сказаний разных народов древности. Интерес к легендарным историям был вызван: во-первых, убеждением, что баснословные сказания древности – это не фантазии, а реальность. А во-вторых, тем, что изучая биографии наших классиков, с удивлением в своё время обнаружила, что, к примеру, «наше всё» А.С. Пушкин плотно изучал исторические источники для своих работ, собрал большую библиотеку книг, которые читал и перечитывал, выбирая сюжеты. Другое дело, это подача материала, пересказ, делающий историю актуальной для читателя. И в моих поэмах есть вплетённые в ткань повествования современные идеи, проблемы и их решения, обращённые к читателям, чтобы подтолкнуть их к раздумиям. Как почитатель символизма, я вижу, что в легендах, как нигде, много пластов и уровней: есть то, что на поверхности, есть то, что в глубине, есть отсылки к другим обстоятельствам и смыслам, есть общечеловеческие коды. Сами «Летающие кони» могут быть как реальными животными, которых видели в древности, так и быть символами, художественным воплощением понятия творчества, о котором, кому, как не поэту и писать? «…я предана словам, их сочетаньям в переливах речи. / Над книгою стихов уже в который раз склоняя плечи, / ищу сокровище в волнующей неизъяснимо глубине, / красой сравнимого с богатством мира, явленного мне!»
– Кого из классиков чаще всего перечитываете? И кого считаете своими духовными спутниками по жизни?
– Произведения классиков отличаются от прочих необычайной актуальностью во все времена. Поэтому они бывают востребованы для ответа на вопросы современности. Так недавно мне довелось перечесть целиком «Недоросль» Д.Фонвизина, так как сочиняла в то время большую сказку о невежах. Раньше было в памяти со школьных времён несколько искромётных цитат, а прочитав сейчас, я оценила высоко всю пьесу в целом, почерпнула много полезных знаний о невежах, которые нынче начинают гордиться собой и у нас, и за рубежом. Моя новая сказка так и называется «Ничему я не обучен, но собою очень горд!» Читателям будет дан случай убедиться, что любому из нас, как и Колобку из народной сказки, смело пустившемуся в бега из дома, в жизни предстоит встретиться с разными жуликами, которые воспользуются невежеством жертвы, и всегда найдётся такая Лиса, которая и погубит героя сказки. Что касается духовных наставников из классиков, то я «не творю себе кумиров». Понимаю, что звучит дерзко, но я писателей воспринимаю как товарищей по перу. Кто-то из них удачливее, кто-то талантливее, а кто-то скромен и незаслуженно забыт. Увы! Но уверена, первым из писателей всегда будет А.С. Пушкин: «…читая Пушкина стихи, / расслышим голоса живого / мы общерусские штрихи / и нынешнего, и былого. / И это кровное родство / потянет к Пушкину, в именье. / Пройдёт и далее лет сто, / не истребится устремленье / народа к своему поэту, / к местам, где он когда-то жил, / где дом и парк хранят приметы / хозяина, что так нам мил. / Чуть осень, в Болдино скорей / бродить задумчиво аллеей, / поэзией в душе своей / мечты высокие лелея…»
– Как думаете, должен ли писатель зарабатывать своим трудом на жизнь? Или ситуация, когда он работает совершенно в другой сфере, а свободное время пишет стихи или прозу, нормальна? И сможет ли когда-нибудь статус писателя вновь подняться того уровня, который был в СССР?
– У нас несколько родов гуманитарных ВУЗов выпускают специалистов, которые затем очень часто становятся писателями. Не мной замечено, что всех их отличает «филологическая манера письма», по-своему ограниченная и предсказуемая. Тогда как читатель хочет прочесть что-то новое и изобретательное. Этой способностью отличаются люди с техническим образованием или люди, достигшие необычайных высот в жизни. Поэтому считаю, что настоящая литература и заработок – это разные вещи. Любой гражданин может стать Поэтом. И было бы хорошо, если б у него была возможность получить помощь от редакторов, филологов, критиков и прочих служителей печатного слова, работающих за их зарплату. Я не считаю, что надо возвращать писателям статус, который был у них в СССР. Было много некрасивого в устройстве жизни писателей того времени, главное – это неравенство: кому-то жилось по-барски, кому-то удавалось что-то ухватить материальное, а многим хорошим писателям приходилось терпеть бедствия. Как не вспомнить в связи с этим трагическую судьбу земляка, нижегородского поэта Бориса Корнилова?
– Литературные премии скорее помогают писателю или наоборот, мешают? Стимулируют или расслабляют? Если вы получили большую премию, то на что бы ее потратили?
– Впервые я стала «Победителем», участвуя в литературном конкурсе имени Петра Еремеева, Нижегородского отделения Союза писателей России, в 2007 году за стихи для детей «Птицы зимой», этот цикл напечатан был в «ЛГ» в 2019 году, а ранее в других журналах и газетах. Литературные премии позволяют поэту себя представить, а другим людям дают возможность рекомендовать прочесть того или иного автора. Кроме внешних преимуществ, внутренне приобретается: уверенность в собственных силах, смелость делать следующие шаги, решимость давать отпор любителям «литературной борьбы». Считаю, что премий поэтам должны давать больше, и они должны быть денежно весомей. Простые обыватели оценивают дело писателя в денежном эквиваленте, и исходя из этого решают – уважать или презирать его. Вот когда литературные премии посыпятся, как из Рога изобилия, отмечая достойные работы, тогда и можно будет начать рассуждать, а как их лучше потратить, на что и как быстро?

Беседу вела Лана КОРНЕЕВА

4 комментария на «“Премий для поэтов должно быть больше!”»

  1. Литературных премий сейчас столько, что они совершенно не имеют никакого значения. Знаю, что читатели начитанные, знающие современную литературу и знакомые с писателями не только по именам, но и по их произведениям, никаких регалий, в том числе и премий, не признают. Всегда актуальны строки Владимира Николаевича Соколова: «…только стих,/ Доказательств больше нет никаких».

  2. Премия предполагает соревнование, соперничество, оценочный подход. Мне это не нравится. По-моему, смешно, когда поэт говорит, что он лауреат такой-то и такой-премии, а его читатель даже и не знает, кто были соискатели, из кого выбирали лучшего, кто участвовал в этом «соревновании». Иногда читаешь стихи победителя и думаешь, мол, если этот поэт победитель, то каковы же проигравшие. Но премия имеет денежное выражение и поэтому в ней участвуют. Больше уважаю тех, кто ни в каких премиях не светился.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *