Принадлежность к чуду

Рубрика в газете: Живое дыхание поэзии, № 2020 / 37, 08.10.2020, автор: Максим Адольфович ЗАМШЕВ

Люблю поэтов тонких, чувствующих все перепады ритма, неустанно ищущих собственную интонацию. Алексей Хазанский – из таких поэтов. Книга, которую читателю предстоит познать, это сгусток пленительных поисков и лирических надрывов, что, собственно, и есть основа поэтического мировидения:

Мечта моя, ты где-то существуешь.
Я верю и о встрече лишь молю.
Быть может, без меня сейчас тоскуешь,
Не слыша каждый день моё «ЛЮБЛЮ».

Этот катрен чрезвычайно важен для того, чтобы взволнованно проследить, как Хазанский строит свой поэтический мир.

Во-первых, он идеально чувствует, где в пятистопном ямбе сделать цезуру, чтобы читатель ощутил живое дыхание человека.
Во-вторых, он строит свою речь предельно фонетически плавно, не случайно чередуя гласные и согласные, а бережно вслушиваясь в них.
В-третьих, его рифма фантастически конструктивно точна, именно за счёт этого достигается законченность силлабо-тонической конструкции, возникает ощущение формального совершенства.
Всё просто, как всё гениальное. Попробуй повтори.

Книга называется «Артефакты судьбы». В этом названии также прячется некий конструктивный принцип. Эта книга не просто набор стихотворений – это путь, который автор проходит с читателем, увлекательная экскурсия, где вместо экспонатов мы знакомимся с переживаниями высочайшего накала.
В такой конструкции трудно переоценить важность финальной точки. К ней всё стремится, она и суть, и итог. Уверен, что не случайно в конце книги Хазанский помещает цикл «Дорожные Хроники 2017. Три письма. Поезд «Сапсан» Москва – Санкт-Петербург».
Два русских города во вселенной русской поэзии незаменимы. И путь между ними – это путь без конечной точки, то есть путь в бесконечность и смысла, и мыслей. Таким образом, концовка у сборника классически открытая, но в этой открытости нет двусмысленности, в центре её лирический герой и его судьба.
Цикл построен на очень конкретных деталях, иногда почти бытовых, но от каждой детали тянется шлейф подтекста, придающего стихотворным строкам нужную глубину:

Вагон опять смутил меня –
Флюиды Прошлого.
Печаль о тех далёких днях,
И мыслей крошево.

…Что ж, снова ждёт меня перрон –
Все тайны выданы.
Пока, мой старый друг Вагон!
Скучай! Увидимся!

Какие ещё чудесные откровения сулит нам этот том?
В нём существуют одновременно многие жизненные истории, точка видения всё время смещается: то автор в гуще событий, то философски от них отстраняется. Есть и заметная литературоцентричность, явные цитатные отсылы.

Пригвождён – не железом, а временем.
И раздавлен – не массой, а случаем.
То, что есть в нашей жизни, не ценим мы –
Лжём себе, будто может быть Лучшее.

Ожидания язва жестокая
Нас терзает своей обречённостью.
Среди близких людей, одинокие,
В круг ошибок своих заключённые.

Пригвождён – не железом, а временем.
И раздавлен – не массой, а случаем.
Он – изгой среди чуждого племени:
Прошлым жить – нет печальнее участи…

Вот ярчайший пример переосмысления блоковского «Я пригвождён к трактирной стойке». Всё сделано тонко, со вкусом. Линии Блока развиваются, трансформируются в современном мышлении, но сохраняют свою суть. Нет никаких сомнений, что поэтическая родословная у Хазанского самая что ни на есть благородная.

Лирическая насыщенность этого сборника не оставляет никаких сомнений в подлинности стихотворных замыслов и их воплощений. У Хазанского не найдёшь чрезмерного надрыва, биения себя в грудь. Вся его чувственность в движении к сердцу читающего. Автор рисует образ, ему важно не фраппировать, а заставить сопереживать.

Почва выбита из-под ног,
Маяки превратились в дым.
Мир иллюзий, надежд, тревог
За мгновение стал чужим.

Белый лист или пустота?
Остановка? Финал пути?
Или в новую жизнь старт,
Чтобы Прошлое отпустить.

Здесь помимо тона стоит отметить ритмические колебания. Автор подстраивает ритм под нервную поступь человека, которому некуда идти. Вся картина становится зримой и выпуклой, даже не нужно специально что-то представлять, только вслушаться и всмотреться.
Поэт Хазанский не представляет своего творчества без высшей силы. Он часто обращается в своих стихотворениях к чему-то неземному. Однако в этом ракурсе нет ни капли начётничества или попытки скрыться за Божественным. Его вера в высшие силы – это то, что способно дать маленький ключ к определению поэзии.
Всё, что говорилось выше о формальной стороне поэзии Хазанского, верно. Но будь всё так очевидно, хорошие стихи мог бы написать любой. Однако это не так. И только принадлежность к чуду даёт поэзии тот окрас, ту стать, которая вынуждает замирать людей от восторга и причастности к совершенству.

Лишь потому поэты пишут строки,
В стихах сгорая от земных страстей,
Что в бренной жизни часто одиноки,
Обманутые светом миражей…

Святой мечтой они живут на свете,
Что в параллельных, призрачных мирах
Их ждёт Душа, что верит в радость встречи,
Являясь к ним под утро в звёздных снах.

В завершение хочется сказать, что хоть наша поэзия сейчас и не в фаворе у крупных издателей, её стоическое выживание – это заслуга таких поэтов, как Хазанский. Он никогда ни подо что не подстраивался, не искал дивидендов, просто он ткал своё поэтическое полотно и пристально следил, чтобы все нити были настоящими и подходящими.

Председатель Правления Московской городской организации Союза писателей (МГО СП) России, заслуженный работник культуры Чеченской республики. Член Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ). С 2017 года – главный редактор «Литературной газеты»

Максим Адольфович Замшев

 

ХАЗАНСКИЙ Алексей живёт в г. Туле.
Финалист литературных премий «Поэт года – 2015», «Наследие-2019» в номинации «Поэзия», «Писатель года – 2019», организованных Российским союзом писателей. В 2019 году лауреат 1-й степени Первого международного литературного фестиваля им. А.С. Пушкина (номинация «Поэзия»), организованного Интернациональным Союзом писателей. В 2020 году – вице-гран-при международного литературного конкурса им.
А.А. Грина (номинация «Поэзия»), вице-гран-при Московской литературной премии 2019-2020 годов (номинация «Поэзия»).
С 2014 года член Российского союза писателей, с 2020 года член Интернационального
Союза писателей.

5 комментариев на «“Принадлежность к чуду”»

  1. Действительно, какие еще новые откровения сулит поэт, рифмующий «выданы — увидимся»? Это языковая поступь гиганта.

  2. Поэт, который непрестанно ищет свою интонацию, извините, еще никто. Поэт именно с интонации начинается, нет ее, нет и его самого.

  3. Автор сам музыкант и рассматривает творчество поэта, как музыкальное произведение. Только музыка может передать тончайшие переливы духа.

  4. Ну, тут переливы духа из пустого в порожнее, и то автор частенько промахивается, льет мимо.

  5. Председатель правления
    МГО СПР,
    Ваше частное мнение
    Суть наглядный пример,
    Как не надо проталкивать
    Графоманскую муть…
    Лучше просто помалкивать,
    Коль нужда подтолкнуть.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *