ПСИХОЗ ФРЕЙДА

Рубрика в газете: Изумляемся вместе с Сергеем Шулаковым, № 2019 / 11, 22.03.2019, автор: Сергей ШУЛАКОВ

И. Есаулов. Русская классика: новое понимание. – СПб.: Издательство Русской христианской гуманитарной академии, 2017.


Кинотрилогия, разбитая на сериал («Гоголь. Начало», «Гоголь. Вий» и «Гоголь. Страшная месть», плюс два сериальных эпизода, сюжетно совсем самостоятельных) – слишком свободная трактовка классики, свидетельствующая о том, что в нашем бытии что-то треснуло, лопнуло, накренилось. Источником вдохновения для продюсера Александра Цекало, выпускника Киевского эстрадно-циркового училища и былого участника вульгарного кабаре-дуэта «Академия», и режиссёра Егора Баранова стали «Вечера на хуторе близ Диканьки», цикл новелл, принёсший славу Николаю Васильевичу Гоголю, и, несомненно, фильм Тима Бёртона 1999 года «Сонная лощина». «The Legend of Sleepy Hollow», новелла Вашингтона Ирвинга, американского писателя-романтика, с которой Бёртон обошёлся весьма вольно, написана в Англии в 1820 году. Цекало с Барановым до Бёртона 20-летней давности далеко, и всё же безответственность их трактовки, призванной обесценить значение классики, удивляет и пугает. Это явление нуждается в противовесе, устраняющем признаки опасного крена. Таковым противовесом является книга профессора Ивана Андреевича Есаулова.


В предисловии он предупреждает о своём подходе: «сочетание теоретических обобщений относительно границ между отечественной словесностью и русской культурой с детальным анализом художественных текстов». Анализируя etic– и emic– подходы, выдвинутые американским лингвистом Кеннетом Ли Пайком по аналогии с фонетикой и фонемикой, в общих чертах, предполагающие изучение, соответственно, извне и изнутри, профессор Есаулов указывает: «По многим, не только объективным, но и личностным причинам, православный образ мира, проступающий в русской словесности, просто не мог стать предметом сочувственного «понимания» в гуманитарной науке. Предметом же её внешнего «объяснения» (и разоблачения) он становился, напротив, весьма часто». Пример – отношение Фрейда к Достоевскому, который, по мнению первого, «упустил возможность стать учителем и освободителем человечества, он присоединился к его тюремщикам», итог его нравственных борений оказался «бесславным», «сделкой с совестью» («Достоевский и отцеубийство»). Последовательность греха и покаяния – основа жизни христианина, как доказывает профессор Есаулов, Фрейду была чужда: «кто… попеременно то грешит, то в раскаянии берёт на себя высоконравственные обязательства… слишком удобно устроился». Такая сделка с совестью, по мнению Фрейда, «типичная русская черта». «Это обобщение, – говорит Иван Есаулов, – совершенно неожиданно – и, вообще говоря, не продиктовано логикой развёртывания работы. По-видимому, мы имеем дело с каким-то особым психозом Фрейда». Как бы то ни было, освободиться от греха и покаяния, чего Фрейд требовал от Достоевского и, почему-то, от всех русских, означает перестать быть христианином – не только православным.
Подобные подходы, по убедительному мнению автора, через советское литературоведение укоренились и в современном. Профессор Есаулов предлагает сочетание etic– и emic– анализа, что логично приведёт к более широкому, объективному пониманию произведения. В главе «Пасхальность в поэтике Гоголя» автор говорит: «Именно Гоголю – первому из русских писателей – принадлежит заслуга ёмко и точно сформулировать особую значимость Пасхи для России», и подтверждает эту мысль цитатами из «Выбранных мест из переписки с друзьями». Новое понимание, сочетающее вышеперечисленные способы анализа, снимает некоторые кажущиеся противоречия. Например, в «Вие» объяснение получает почти всё, от деталей: «Сочетание «римского» и «славянского» элементов в именах героев (Хома Брут, Тиберий Горобець) можно истолковать как контоминацию католичества и православия в пределах одной личности», и отражение в глазах ведьмы позлащённых куполов киевских церквей на рассвете – «Скрытое взаимодействие высших сил… ставшее «открытием» для персонажа… свидетельствует о качественно новой ступени апостасии». До сюжета: проникновения нечистой силы в старую, почерневшую, унылую церковь, в которой давно не служили
Обширный труд профессора Есаулова включает 20 глав, статей-исследований, охватывающих классику от древнерусской словесности через XVIII и XIX века к литературе русского зарубежья и советской.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *