Рассказчик сумбурной эпохи

Вспоминая выдающегося журналиста Игоря Свинаренко

№ 2024 / 1, 12.01.2024, автор: Алексей МЕЛЬНИКОВ (г. Калуга)

Он начинал после журфака МГУ в газете, которую годы спустя мне пришлось сворачивать. Как последнюю из независимых и неудобных для сего занятия в калужских весях. О Свинаренко любил рассказывать наш главред, его тёзка и по совместительству, закадычный калужский друг – Бабичев. Смешно подражая характерному донбасскому говору Свинаренко, шепелявя, как и полагалось, на все лады, Бабичев воспроизводил байки из газетной и окологазетной жизни тех времён, искренне удивляясь, как можно было с такой, как у Свинаренко, дикцией быть понятым не только русскими с украинцами, но ещё и немцами, англичанами и даже итальянцами, языки которых Свинаренко осваивал с завидной лёгкостью. Точно такой же, с которой он писал свои талантливые репортажи.

 

Игорь Свинаренко

 

Словоохотливого и яркого Свинаренко быстро приметили в столичной прессе. С конца 80-х его обзоры, и статьи запестрели в «Комсомолке», «Собеседнике», «Коммерсанте» – там, где наиболее точно прослушивался пульс надвигающейся новой эпохи. Довольно крикливой, сумбурной и вместе с тем – многообещающей. Ровно такой и требовалась публицистика: колкой, меткой, не сказать, чтобы глубокой, но и не банальной – тоже, свежей, ясной, остроумной, плодовитой – вплоть до плохо контролируемой болтливости.

Неуёмный публицистический темперамент Свинаренко, конечно же, не мог оставить его в ученических рамках газетного формата и толкнул ещё дальше – в писатели. Одна за одной стали выходить книжки автора – о разном: о жизни, тюрьме, Америке и т.д. Вершиной стал совместный с Альфредом Кохом книжный проект под общим названием «Ящик водки». Этакие интеллектуальные посиделки «за жизнь» двух чертовски эрудированных и говорливых выпивох.

Наш калужский еженедельник сразу же с позволения автора схватился публиковать главы из будущего бестселлера нашего бывшего сотрудника. Но запал быстро прошёл – может, и умно, но ненормативная лексика смущала. Свинаренко был в ней большой мастак. Хотя, помню, как в начале 2000-х, будучи в Госдуме, видел, как хорошо разбирали свинаренковский «Ящик водки» в госдумовской книжной лавке. То есть это было уже государственное признание автора. Правда – не вполне легальное и недостаточно чётко сформулированное…

В разное время Свинаренко писал колонки в «Российской газете», «Газете.ру», журнале «Итоги», издавал мужской журнал «Медведь», брал журналистские премии, пользовался заслуженной популярностью, как даровитый рассказчик и умелый толкователь в простонародных выражениях сложных хитросплетений российской жизни. Исповедовал некую смесь самостийного либерализма с имперским величием. Много писал о родной Украине. В том числе – о вариантах её долгожданного для Свинаренко объединения с Россией. В одном из них – даже со столицей в Киеве. Но опять же – с главенствующей ролью Руси.

«Империи нет и не будет, – написал ещё девять лет назад Свинаренко по ставшему сегодня главным вопросу, – но это не значит, что мы должны позволять садиться нам на голову… А что насчёт силы… Все знают, что в конфликте – начиная с пацанской драки – важна не столько сила, сколько уверенность в своей правоте, твёрдость и решительность».

Сегодня это слышится на каждом шагу… Впрочем, название у процитированной статьи такое: «Этот безумный мир». Свинаренко на беду свою, оказался ещё и пророком…

Калуга так и не отпустила от себя оперившегося в ней литератора. Свинаренко обрёл последний свой приют на деревенском погосте недалеко от маленькой Медыни…

Один комментарий на «“Рассказчик сумбурной эпохи”»

  1. Империи нет и не будет?
    Но это ж была просто болтовня недоучки.
    Мы видим сейчас как раз обратное: империя наносит ответный удар.
    И правильно делает!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.