РОМАН КАВКАЗСКОГО ПЛЕННИКА

Рубрика в газете: Оставаться человеком, № 2019 / 18, 17.05.2019, автор: Игорь ТЕРЕХОВ (НАЛЬЧИК)

В Нальчике ограниченным тиражом вышла удивительная книга. Мой товарищ по старой, советской ещё, редакции газеты «Кабардино-Балкарская правда» Борис Таукенов выпустил роман «Смерть всегда рядом».


Выпускник факультета журналистики Ленинградского государственного университета, кандидат экономических наук Борис Таукенов в начале 90-х годов в силу ряда обстоятельств стал руководителем регионального филиала одного московского банка. Неожиданно банк стал уполномоченным финансовым органом по восстановлению экономики и социальной сферы Чечни.
В романе «Смерть всегда рядом» автор в беллетризованной форме рассказывает о своих приключениях в ходе многократных поездок в Чечню для перевозки денежных средств пророссийским структурам. Уже был освобождён Грозный, боевики ушли в горы, но каждая поездка в зону боевых действий могла закончится печально. Для автора она завершилась пленом и почти четырёхмесячным пребыванием в зиндане.
«Многие из нас до первой чеченской войны понятия не имели, что такое зиндан. Любители истории, конечно, слышали о такой тюрьме в Средней Азии в период басмачества. Но кто мог предположить, что старинный восточный способ содержания невольников может вновь напомнить о себе в наше время, помеченное печатью цивилизации?» – пишет в предисловии к книге легенда российского спецназа, ветеран группы «Альфа» Евгений Расходчиков.
И никто, конечно, не мог вообразить, что на территории нашей страны возникнет анклав, где многие будут мечтать о личном Майданеке или Аушвице, где они будут комендантами концлагеря, а российские военнослужащие или жители сопредельных территорий – пленниками. И вовсю будет работать машина по конвертированию пленных в доллары и рубли.


«Деточки, как вам повезло, что вы попали именно ко мне. Я вас никому в обиду не дам. Вам здесь будет хорошо», – скажет нашим пленникам добрая бабушка, хозяйка подвала-зиндана на очередном этапе их «одиссеи», и от щедрости душевной кинет им для ночлега чистые мешки из-под картошки.
А более молодые будут более конкретными:
«– Сколько за тебя могут заплатить?
– Миллиард. (Середина 90-х – все мы тогда были миллионерами. – И.Т.)
– Что такое миллиард? – возмутился он. – Двухсот тысяч долларов не наберётся…
– Ну, два миллиарда…
Боевик расплылся в улыбке, – так легко ему удалось удвоить начальную сумму выкупа».
Сейчас темой похищения людей ради выкупа никого не удивишь. Она стала проходной у киносъёмщиков отечественных сериалов (называть их сценаристами или режиссёрами язык не поворачивается). Однако все сцены киднеппинга и освобождения заложников в отечественном полицейском телемарафоне, как близнецы похожи одна на другую и отличаются только степенью начитанности (или насмотренности?) записавшего их копирайтера. В отличие от телевизионного «криминального чтива» в романе «Смерть всегда рядом» действуют не экранные злодеи, а обычные горские юноши и молодые мужчины, у которых просто снесло крышу от безграничной свободы, дарованной после распада СССР национальным регионам в хмельном угаре нашим первым гарантом – уральским алкоголиком (помните его бессмертное: «Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить»?).
«Непримиримый всё это время злобно смотрел в мою сторону…увидев, что Долговязый углубился в свои печальные мысли, быстрыми шагами приблизился ко мне.
– Сколько дадут за твою голову?
У меня пересохло во рту, отчего с трудом удалось выдавить одно-единственное слово.
– Нисколько.
– А мы сейчас проверим, – вымолвил он. Быстрым движением расстегнул кобуру, вытащил пистолет и приставил к моей голове.
– Нисколько, говоришь?
Я ожидал выстрела».
Выстрела не последовало, Долговязый не дал уничтожить соратнику живой товар.
Вот другая сцена при очередной перевозке пленных, чтобы запутать следы их местонахождения:
«– Ты не тем чеченцам помогал. Те, кто с федералами – не чеченцы. Чеченцы здесь, в горах. Как-нибудь выберу время, покажу настоящую Че…
Боевик остановился на полуслове. Наступила короткая пауза. Вдруг что-то тёмное мелькнуло перед глазами. От неожиданности среагировал на то, что оказалось проверяющим жестом, и следом получил сильный удар. Ещё и ещё. Почувствовал, как нос, рот наполнились густой стального вкуса влагой. Застонал от боли…
– Понял, за что? – спросил боевик.
– Да, – промычал я…».
Или такая вот «беседа»:
«– Вообще, если хочешь жить, вот тебе автомат, расстреляй русского полковника. Тогда мы тебя отпустим без денег.

Из глаз боевика посыпались дьявольские искры, которые больно обожгли сердце.
– Да ты чего? – выдавил из себя, с трудом разомкнув мгновенно ссохшиеся губы.
– Ладно, ладно, – смягчился боевик. – Бегом марш в волчок (в блиндаж – зиндан. – И.Т.)».
Боевики тоже мечтают о прекращении войны, наступлении мира, когда можно будет спокойно заниматься любимым делом, например, воровать автомобили в Кабардино-Балкарии и продавать их в Дагестане. Или отправиться в Афганистан, чтобы воевать за деньги. Впрочем, и среди них встречаются натуры, не чуждые искусству, литературе, музыке и кинематографу. Один из таких пытается приобщить рассказчика к идеалам гангстерского мира, демонстрируя ему по видику свой любимый фильм «Однажды в Америке». Другой, узнав, что товарищ банкира по несчастью является писателем, военным журналистом, просит у него разрешения почитать стихи. «И он стал декламировать «Евгения Онегина» огромными кусками. Затем перешёл к стихам Хлебникова, Пастернака, Мандельштама, объявляя авторство. Его друзья заворожённо смотрели то на него, то на Максима (полковника. – И.Т.), дабы увидеть на лице последнего неподдельное восхищение». Потом стал читать стихи, как понимает рассказчик, собственного сочинения, но признаться в этом не захотел, или поосторожничал в окружении других боевиков. После своего «творческого вечера» боевик украдкой бросил пленным несколько пакетиков для приготовления сладкой шипучки. А через некоторое время «он даже не зашёл, а ворвался в блиндаж с двумя боевиками и стал орать с такой злостью, что никак не вязалась с его интеллигентной натурой:
– Кто из вас знает чеченский? Кто из вас из спецслужб? Ты?! Ты, полковник?!».
Похоже, самое время рассказать, кто был этот русский полковник, которого наш банкир взялся подвезти из Грозного до Нальчика, и которого ему предлагали расстрелять, чтобы самому освободиться из плена, тот полковник, с которого началось пребывание банкира в зиндане, и с помощью которого оно же и завершилось. В романе его зовут Максимом Лобановым. В реальности это был начальник пресс-службы федеральной Налоговой полиции Николай Иванов, нынешний председатель Союза писателей России. Он был освобождён из плена в результате спецоперации, проведённой сотрудниками Управления физической защиты Федеральной службы налоговой полиции. За проведение данной операции Евгений Расходчиков и его напарник Геннадий Нисифоров были награждены орденами Мужества, ещё группа офицеров – медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. После своего освобождения Николай Иванов сделал всё возможное, чтобы вскоре обрели свободу и его товарищи по несчастью – Борис Таукенов (в романе – Булат) и водитель Махмуд Битуев (в романе – Али).
«Могу предположить, что написанное в книге – художественный вымысел. Но очень похоже на правду. Иногда даже кажется, что речь в ней о моём сослуживце и тех, кто томился с ним в течение долгих месяцев в чеченском зиндане», – тонко отмечает в предисловии к роману многоопытный генерал Е.Расходчиков.
Роман Б.Таукенова не только повествование о приключениях гражданского лица, оказавшегося в жерновах между воюющими сторонами и пережившего все унижения и издевательства бандитов, но, прежде всего, это роман о людях, которые в нечеловеческих условиях смогли сохранить свою честь и достоинство, людях, которым не стыдно спустя годы смотреть друг другу в глаза. Это книга из разряда «Повести о настоящем человеке», «Как закалялась сталь», «Человек ли это?», но написанная без идеологических обертонов, подобно «Лесу богов» Балиса Сруоги. При хорошей редакторской правке и минимальной работе корректора (книга вышла в типографии, где нет подобных специалистов) роман Б.Таукенова «Смерть всегда рядом» может стать достойным пополнением современной российской «Библиотеки приключений».
В конце романа, когда герой уже оказывается дома, маленький сын говорит ему:
«– Папа, все во дворе только о тебе и говорят. Ты герой?
– Нет.
– А кто?
– Просто нормальный человек».
Нормальный человек, которого долго ещё преследовали кошмары пережитого в плену. «А здесь (в Нальчике. – И.Т.), когда лежал в больнице, и вечерами шёл домой, оборачивался назад на проезжающие автомобили со страхом, а вдруг выстрелят из них в спину, или выскочат боевики и повезут меня в Чечню, чтобы опять посадить в яму», – пишет автор в эпилоге к роману.
Герои – это не те, кто ничего не боится, а те, кто умеют преодолевать страх и оставаться человеком в любой чрезвычайной ситуации. Борис Таукенов и его товарищи по плену доказали, что они относятся именно к такому человеческому типу.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *